Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Кто в сорок лет - не филантроп...

Уже второй день она куда-то запропала. Про себя я называю ее бабушкой оперативного реагирования. Несмотря на костыли, резво передвигается в районе метро "Сокол", четко улавливая "золотоносную" конъюнктуру. Во время службы в храме Всех Святых дежурит на выходе, собирая милостыню с верующих, потом с неизвестно откуда взявшимися потрепанными букетами или позавчерашними газетами перемещается к выходу из метро, где и несет вахту. Как мне кажется, круглосуточно
0
Анна Каледина
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Уже второй день она куда-то запропала. Про себя я называю ее бабушкой оперативного реагирования. Несмотря на костыли, резво передвигается в районе метро "Сокол", четко улавливая "золотоносную" конъюнктуру. Во время службы в храме Всех Святых дежурит на выходе, собирая милостыню с верующих, потом с неизвестно откуда взявшимися потрепанными букетами или позавчерашними газетами перемещается к выходу из метро, где и несет вахту. Как мне кажется, круглосуточно. Во сколько бы ни возвращалась домой, всегда уверена, что первым меня поприветствует ее слезливый, но требовательный голос:

- Купите на хлебушек или подайте на хлебушек!

Она такой же привычный атрибут окрестностей метро "Сокол", как бесконечная стройка тоннеля на Ленинградке. Возраст - неопределенный. Форма одежды, независимо от времени года и суток, - древнее, но вполне приличное пальтишко и вязаный берет.

Никогда, если честно, ей не подавала. Большинство местных жителей тоже. То ли настойчивость ее смущает - как будто не просит, а требует. То ли привыкли, как к профессиональной нищенке. Разве что случайно оказавшийся народ изредка пожалеет бабульку да всунет в протянутую ладонь пару-тройку железных монеток. От букетов и газет отказываются. Зачем они?

В метро, если вы заметили, сейчас тоже почти не подают. Не то чтобы денег жалко. Привычка - есть вагон метро, есть в нем и нищие. Тоже профессионалы своего дела, пусть в их карманах много и не осядет. Бог подаст. Только если уж совсем оригинальный (помните, полную даму, описанную Михаилом Задорновым, которая стояла с плакатом "Хочу есть") или особо жалобный проситель попадется, тут уж массовый инстинкт порой сработает. Дал один, и другие потянулись. Облагодетельствовали. Удовлетворили, так сказать, естественную потребность - помочь ближнему.

Сколько нас таких, не поддающихся на стоны и плачи, а потому не подающих? Недавний опрос ВЦИОМа показал, что подавляющее большинство - 53% (два года назад - 50%). Наверняка, не все ответили честно. Кто-то "поскромничал", не сознавшись в том, что манкирует благотворительностью. Из тех, кто в помощи ближнему не отказывает, более трети - 32% - подают милостыню. Так проще. Вот они - просящие - всегда поблизости. Дал им десятку - и спи, совесть, спокойно. Только что в этом толку, если спонсировать профессиональных нищих. Не каждому же натура позволяет побираться.

Менее 10% людей пытаются помогать конкретным фондам и людям. Прямо "золотая десятина". Многие, а таких набралось почти пятая часть, и хотели бы к ним присоединиться, да не верят, что их деньги не достанутся мошенникам. Не нужно бояться. Страх развращает. Да и есть же способ подстраховаться.

Один развлекательный журнал недавно начал публиковать совсем невеселые фотографии больных детишек, родители которых не могут оплатить лечение. Им еще можно помочь, но нужны деньги, подчас не такие уж огромные - 120 тысяч, 300 тысяч рублей. Смотришь в детские глаза, полные не боли даже, а надежды и какого-то очень хорошего человеческого света, и понимаешь, что пара десятков сердобольных людей могут спасти им жизнь.

Но вот беда - столько препон на их пути понаставили, что руки опускаются. Совершенно естественное желание помочь нуждающимся упирается в чисто технические сложности. Расчетные счета фондов или родителей больных детишек, как правило, открыты в Сбербанке. Как подумаешь, что нужно стоять в очереди, заполнять бланки... У всех же дела, заботы... Желание помочь как-то предательски если не покидает, то сжимается до малюсенького такого червячка, который копошится внутри и будоражит сердечную мышцу.

Пока можешь, договариваешься с ним. Но в какой-то момент прорывает. Недавно моя подруга все-таки нашла время, чтобы перевести в адрес благотворительного фонда давно отложенную сумму - 30 тысяч рублей. Отстояв огромную очередь к банковскому окошку, она узнала, что все деньги до фонда не дойдут. Девятьсот рублей, то есть три процента, по дороге прилипнут к загребущим ручонкам банка. Ему, видите, совершенно все равно - благая цель или нет. Для него эти деньги обычный перевод, который облагается комиссией.

- Ну, думаю, черт с вами. Доплачу еще сверх того. Неудобно как-то благотворительные деньги на комиссию урезать, - рассказывала подруга. - Мне кажется, операционистке было больше неудобно, чем мне. Долго упрашивала, не тратилась дополнительно. Но раз уж решила 30 тысяч отдать, так столько и отдам.

У подруги моей, предположим, 900 рублей, хоть и не лишних, но было. А, скажем, не было бы? Ущербная, вернее, ущемленная благотворительность получается. Конечно, банк - организация коммерческая, в том смысле, что не благотворительная, но все-таки... Государство, к примеру, деньги, направленные на помощь страждущим, от налогов освобождает.

Конечно, скажут многие, если так рассуждать, то можно до абсурда дойти. Так каждый будет прикидываться благотворителем, чтобы избежать комиссии. Ну и бог с ними. Лучше не нажиться на десятке прохиндеев, чем обидеть одного больного ребенка. К тому же есть в квитанции специальная графа - назначение платежа. Решить проблему с подтверждением - тоже не сложно. Если деньги переводятся в адрес фонда, то уже все явно. Если на персональный счет нуждающегося, то кто мешает банку попросить справку при открытии счета. Все можно решить, наконец.

В развитых странах (у нас, кстати, тоже сейчас начали так делать) люди просто пишут заявление в свою бухгалтерию, которая автоматически из каждой зарплаты вычитает определенный процент и направляет на благотворительность. Можно и так. Но только есть в этом что-то механическое. Недушевное что-то. Беспристрастное.

Но хоть так. Не всем дано пожертвовать не только деньгами, но и временем. Очерствели? Да нет. Большинство (55%) опрошенных ВЦИОМом, которые не занимаются благотворительностью, объяснили это тем, что нет возможности и много своих проблем. Люди мы все хорошие, только жизнью замотанные.

Моя приятельница месяц назад ждала у метро маму. Скучала. А рядом прямо на тротуаре лежал человек. Не очень опрятный, возможно, пьяный. Толпы протекали мимо. Кто-то не замечал лежащего, кто-то окидывал раздраженным взглядом. Обычная картина. Уж очень нам пришлось по вкусу популярное когда-то четверостишие: "Кто в сорок лет - не пессимист,/ А в пятьдесят - не мизантроп,/ Тот сердцем, может быть, и чист,/ Но идиотом ляжет в гроб". Возможно, нужно уже сменить "мизантроп" на "филантроп"?

- И вдруг идет группа подростков, - делилась со мной подруга. - Обычные ребята, с пивом и матом. Увидели человека, засуетились, позвали охранника, позвонили в "скорую". Помогли донести до приехавшей машины. Не оставили в беде. И знаешь, мне так стыдно стало. Я всегда считала себя человеком сострадательным, а мне в голову не пришло помочь. Просто позвонить в "скорую". А далеко не безупречные с виду ребята помогли.

Иногда, видно, просто встряска нужна. Вот и бабуля "моя" пропала. Может, конечно, дела у нее какие-то. А может... Ведь и не жалко никогда было на хлебушек.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир