Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Пейдж, Эванс и Уайт сообразили на троих

3 сентября в ограниченный российский прокат выйдет полнометражный документальный фильм "Приготовьтесь, будет громко" ("It might get loud") "оскароносного" режиссера Дэвиса Гуггенхайма - о взаимной любви к электрогитаре трех состоявшихся мужчин из разных поколений
0
Музыканты разных поколений легко находят общий язык
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

3 сентября в ограниченный российский прокат выйдет полнометражный документальный фильм "Приготовьтесь, будет громко" ("It might get loud") "оскароносного" режиссера Дэвиса Гуггенхайма - о взаимной любви к электрогитаре трех состоявшихся мужчин из разных поколений.

Зовут их Джимми Пейдж, Дэвид Эванс (он же Эдж) и Джек Уайт. Для западных меломанов, особенно поклонников групп Led Zeppelin, U2 и The White Stripes картина имеет архивно-прикладной и кайфово-прикольный характер. Для наших зрителей (музыкантов прежде всего) в ней найдется и нравоучительный аспект.

Своего "Оскара" Гуггенхайм получил несколько лет назад за документальную публицистику "Неудобная правда", где фигурировал штатовский экс-вице-президент Альберт Гор. Есть в коллекции этого режиссера и биографический фильм - "Обещание матери" о Бараке Обаме. В общем, с мелкокалиберными персонами Дэвис не работает. И проект "Приготовьтесь, будет громко", идею которого ему подкинул продюсер Томас Талл, это подтверждает. Для полуторачасового посвящения электрогитарной эре Гуггенхайм призвал трех разновозрастных звездных мастеров, годящихся и для разговора о преемственности в рок-н-ролле, и для поиска поколенческих различий.

Если бы Гуггенхайм просто сколлажировал фрагменты концертных съемок легендарных "цеппелинов", U2, The White Stripes и кадры с участниками этих групп в домашних интерьерах, продукт получился бы тривиальный, но все равно ходовой. Однако автор усложнил себе задачу. В легком по форме и монтажу фильме, где ключевой "фишкой" вроде бы являются застольный обмен мнениями и добродушный финальный джем-сейшен героев картины в голливудском съемочном павильоне, ему удалось ненавязчиво указать на схожесть историй и стремлений передовых рок-музыкантов любой эпохи. А также продемонстрировать определенную цикличность рок-истории.

Седовласый, лордоподобный Пейдж, живой классик жанра, не только приводит создателей фильма в свое чисто английское поместье в пригороде Лондона, куда мало кого допускает. Он также возвращает нас в период, когда электрогитара стала тотемом человечества, когда музыканты состязались в виртуозности и продолжительности своих соло, искали и находили вечные риффы, ставшие учебными для их последователей.

Сверстники Пейджа вглядывались в "глубь веков" - в их виниловых фонотеках хранятся пластинки темнокожих блюзменов "добитловской" поры. Джимми со стариковским блаженством показывает свою обширную коллекцию и ставит кое-что на проигрыватель. "Там все в миноре и против истеблишмента... Как им удавалось это исполнять?" - удивляется молодой Уайт.

Принимающий эстафету Пейджа Эдж олицетворяет время синтезированных звуков. Миру предлагается не столько новая музыка, сколько иной саунд. Для этого можно часами стоять в одиночестве на пустынном ирландском пляже с гитарой, дисторшеном, усилителем и искать свой звук - "облегчать" аккорды, добиваясь их предельной "чистоты", и "нагружать" простой гитарный ход сложными реверберациями.

В одном из эпизодов фильма под смех зала Эдж самоиронично показывает, как звучал бы один из известных риффов U2 в акустике. Получается плоско и однообразно. "А теперь смотрите, что происходит", - говорит Эдж и пропускает тот же рифф через "примочки". Далее кадры выступления U2 на переполненном стадионе. И понятно, откуда что берется.

За поколением Эджа наступает черед генерации Уайта, минимализирующей наследие "отцов и дедов", но возвращающей року первородную энергетику и честность - без глэмовых примесей. В сущности, Джек со товарищи готовы начать сначала. Они готовы к бескомпромиссности и даже к какой-нибудь революции. В эпоху материального изобилия и развитой индустрии музыкальных инструментов экс-пролетарий "обойщик" Уайт (не чета Пейджу - выпускнику художественного училища и почетному доктору университета Суррея) не прочь смастерить себе гитару из подручных средств, включая пустую бутылку из-под колы.

Именно он в кровь разобьет руку о струны (авторы уверяют, что не напоказ), исполняя одну из своих песен. А также попросит товарища смонтировать ему микрофон для губной гармошки с гитарной декой, чтобы его звук соответствовал его страсти. И неудивительно, что именно он, следуя в Голливуд на рандеву с мэтрами - Пейджем и Эджем, на вопрос: "Чем закончится эта встреча?" - шутливо отвечает: "Может, подеремся".

Но драться в "Приготовьтесь..." необязательно. У героев фильма разные родины, вкусы, поклонники, но одна любовь, один язык и один путь. Они легко понимают друг друга, когда берут гитары и начинают играть. "Сорри, я, кажется, взял не тот аккорд", - останавливается Эдж. "Я сыграл так, а тут нужно вот так", - показывает он точно так же, как получасом раньше показывал свои первые опыты, включив обычный старый кассетник. "Да, так лучше", - признает Пейдж, и кивком головы с ним соглашается Уайт. Джем продолжается...

Что касается нравоучений для российского пользования, то дело вот в чем. Я, сколько ни думал, не смог найти трех отечественных рок-звезд, которые с той же одержимостью смогли бы рассказать о романе с электрогитарой и звуком. Показать первую репетиционную "точку" (как Эдж) могли бы. Приоткрыть двери своего загородного дома и назвать, что слушали в молодости (как Пейдж), - тоже. Рассказать, на чем играли в детстве (как Уайт) и в какой знаменитой западной студии теперь записывают свои альбомы, - пожалуйста. Однако про постижение электрогитары и поиск звука, как правило (по опыту знаю), наши почти ничего не говорят. Ну, пусть хотя бы фильм Гуггенхайма посмотрят...

Какой же рокер без гитары...

Первые электрогитары для массового рынка произвела в 1931 году Electro String Company, образованная Полом Бартом, Джорджем Бьюшамом и Адольфом Рикенбакером. Будучи сделанными из алюминия, эти инструменты получили от музыкантов любовное прозвище "frying pans" ("сковородки"). Оказалось, что искажения звука, первоначально рассматривавшиеся как брак, могут рождать бесконечное количество ранее неведомых тембров.

22 февраля 1933 года Noelani Hawaiian Orchestra записал около десятка песен с использованием электрической steel-гитары, четыре из которых были выпущены двумя пластинками. Эту дату можно считать официальным днем рождения электрического гитарного звука. После этого электрическая гитара на несколько десятилетий стала важнейшим инструментом нескольких новых жанров - от гитарного попа до тяжелых форм метала и нойз-рока.

О том, кто из гитаристов первым перешел из акустики в "электричество", до сих пор идут споры. Претендентов на роль пионеров двое: техасский джазмен Эдди Дерхэм и Лес Пол (Лестер Уильям Полсфус), скончавшийся 13 августа сего года в возрасте 94 лет. В начале 1950-х годов в сотрудничестве с компанией Gibson Guitar Corporation Лес Пол изобрел ставшую легендарной гитару Gibson Les Paul, без которой был бы невозможен рок-н-ролл. До самого последнего времени ветеран продолжал играть по понедельникам в клубе Iridium Jazz Club на Бродвее.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир