Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Дурно говорить неприлично

По разумению христианского апостола Иоанна, великая мощь учения Христа жила в слове. Слово своей силой, напором, убедительностью завоевывало целые континенты. Говоря о русском языке в современном мировом сообществе, лингвисты дружно продолжают отмечать его четко организованную систему, являющуюся барометром общественного развития нации, чутко реагирующую на любые изменения в обществе
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

ПИСЬМА ПОДГОТОВИЛА ГУЗЕЛЬ АГИШЕВА

[AGISHEVA@IZVESTIA.RU] ПИШИТЕ НАМ ПО ЭЛЕКТРОННОМУ АДРЕСУ: READER@IZVESTIA.RU ИЛИ ОБЫЧНОЙ ПОЧТОЙ: 127994, МОСКВА, УЛ. ТВЕРСКАЯ, 18, К. 1, РЕДАКЦИЯ ГАЗЕТЫ "ИЗВЕСТИЯ"

По разумению христианского апостола Иоанна, великая мощь учения Христа жила в слове. Слово своей силой, напором, убедительностью завоевывало целые континенты. Говоря о русском языке в современном мировом сообществе, лингвисты дружно продолжают отмечать его четко организованную систему, являющуюся барометром общественного развития нации, чутко реагирующую на любые изменения в обществе. Лингвисты озабочены теми негативными явлениями, которые грозят не столько языку, сколько его носителям. Но до тонкостей ли, когда расхлябанность в отношении родного языка охватила уже все общество. Все СМИ! К примеру, заполнивший отечественный эфир рекламный язык есть не что иное, как идиотское речевое "новаторство", порождающее своеобразную горе-систему языковой бестолковости: огнеопасная комедия, шедевральный хит, супердышащие подгузники: Далеко не виртуальную опасность речевой культуре русского языка несут сомнительного свойства призывы: "Попробуйте на вкус!", "Отрывайся по полной!", "Оттянись со вкусом!" (йогурт), "Еще фруктовее!".

Рождается дикое сочетание лексических единиц (народная популярность, другая альтернатива, сервисное обслуживание, согласительный консенсус:), стилистически неоправданная сочетаемость (инфляция успеха, бегать по дистанциям:), примитивные реакции (мирово, блеск, круто, класс, клёво, фантастика...), сомнительного свойства раскованность (блин, короче, на фиг, чо:). А "модное" нынче как бы: мы как бы построили, мы как бы идем? Дичь!

На этом горестном фоне вспоминается: словарь Пушкина насчитывал более 21 тысячи слов, Есенина - 19 тысяч. Но это гении. Современному же человеку для общения с себе подобными вполне достаточно 10-12 тысяч из тех 120 тысяч слов, что зафиксированы в Большом академическом словаре современного русского языка. А сколько мы используем?

"В сущности, - говорил Чехов, - для интеллигентного человека дурно говорить должно считаться таким же неприличием, как не уметь читать и писать".

Для не очень интеллигентного - тоже.

Валерий Левановский (Бугуруслан Оренбургской области)

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир