Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Всенародный Эпи-заде

Настоящая фамилия Семена Львовича - Фердман. Псевдоним Фарада понадобился для титров фильма "Вперед, гвардейцы!" режиссера Валерия Ахадова, снятого в 1971 году на Таджикской киностудии. По мнению начальников, еврейская фамилия Фердман смотрелась плохо
0
(фото: PHOTOXPRESS)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Настоящая фамилия Семена Львовича - Фердман. Псевдоним Фарада понадобился для титров фильма "Вперед, гвардейцы!" режиссера Валерия Ахадова, снятого в 1971 году на Таджикской киностудии. По мнению начальников, еврейская фамилия Фердман смотрелась плохо.

"Пятая графа" вообще ставила перед Семеном Львовичем непреодолимые преграды. В юности, когда в стране шла кампания против врачей-космополитов, он не поступил в Бронетанковую академию. Затем сделал попытку покорить Училище им. Баумана, и вновь возникла "проблема". Однако на этот раз матушка Семена смогла дойти до самых верхов и выяснить, что в сочинение сына были вписаны ошибки. Так Семен Львович стал единственным (в том году) евреем, поступившим в столь престижный институт.

Обучение растянулось на десять лет, так как студент был призван на службу на Балтийский флот. Там он возглавлял эстрадную группу, которая состояла из одного человека - его самого. Еще он выступал в драматическом коллективе при Доме офицеров в Балтийске, сыграл маленькую роль матроса-анархиста, для которой ему, единственному из балтийских моряков, военный комендант города разрешил носить длинные волосы. Из армии Фарада вернулся с двумя рекомендательными письмами: к Юрию Завадскому и Аркадию Райкину. Но институт ради мамы все же закончил и даже 6 лет проработал инженером-механиком по котельным установкам в Министерстве энергетики и электрификации СССР.

Учебу, а затем и работу по специальности Семен Львович совмещал с репетициями и спектаклями популярнейшего студенческого театра МГУ. Там его приглядел Юрий Петрович Любимов. Поклонники Таганки смогли оценить мастерство артиста в спектаклях "Добрый человек из Сезуана" (второй Бог), "Гамлет" (второй могильщик), "Мастер и Маргарита" (управдом Босой, буфетчик Соков, конферансье Бенгальский), "Пять рассказов Бабеля" (ученик Загурского). В "Обмене" по повести Юрия Трифонова Семен Львович виртуозно играл маклера, и могу свидетельствовать: в не самой удачной постановке Таганки он был единственным, ради кого стоило смотреть спектакль. В Театре на Таганке Фарада познакомился со своей будущей женой - актрисой Марией Полицеймако. 7 апреля 1976 года родился их сын Михаил.

Роман Семена Львовича с кинематографом начался в 1968 году с короткометражной ленты "Каникулы в каменном веке". Множество предложений не соответствовали масштабу таланта. Среди коллег Семен Львович стал почитаться как мастер киноэпизода, а сам себя называть "Эпи-заде". Всенародная любовь к Семену Фараде началась с тромбониста в "Гараже" Эльдара Рязанова. Маленький бриллиант в окружении именитых артистов и бессмертная реплика: "Не соглашаться с правлением - это все равно, что против ветра... плевать". Себя Семен Львович комедийным актером не считал и говорил: "Я иногда, бывает, смотрю на себя из зала и думаю: ну что же это за человек такой непутевый на экране? Но на самом деле я не такой. Не весельчак уж точно".

В начале 1990-х кинокарьера Фарады стала напоминать злоключения его же персонажа из фильма "Чародеи". "Ау, люди! Кто так строит?" - бегал по нелепому зданию гость с юга и никак не мог найти выход. Артист снимался в те годы так много, что можно было запутаться в сценариях и названиях. Вспоминать об этом периоде было для него мучительно. Умный и талантливый, он знал все о качестве этих фильмов. И лишь одна картина примиряла его с 1990-ми. В трагикомедии Эфраима Севелы "Попугай, говорящий на идиш" он сыграл портного - эту роль он считал лучшей в своей творческой карьере. Последними съемками в жизни Семены Фарады стали "Бременские музыканты". Александр Абдулов - Жакоб в незабвенном дуэте "уно-уно-уно-моменто" ("Формула любви") - пригласил его сыграть роль королевского врача в своем режиссерском дебюте в кино.

Фарада был поистине народным артистом. Почти каждая его фраза тут же уходила в народ. Как вкусно звучит из уст Семена Львовича - Главнокомандующего: "Ваше высочество, сначала намечались торжества. Потом аресты. Потом решили совместить" ("Тот самый Мюнхгаузен"). В "Формуле любви" его Маргадон уже третье десятилетие спрашивает: "Селянка, хочешь большой и светлой любви? ...А зачем нам кузнец? Нам кузнец не нужен".

В 2000 году у Семена Львовича случился обширный инсульт, через несколько лет - второй. Друзья и поклонники старались помочь, собирали деньги (пенсия не позволяла получить необходимое лечение), но главное бремя несли жена и сын. Ефим Шифрин нашел для них точные слова: "Мой поклон Маше и Мише. Они делали невозможное. "Возможное" оказалось сильней". Похоронят артиста на Троекуровском кладбище.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир