Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Вопрос земли и смерти

"На могилах давно повалились ограды. Покосились кресты, по колено трава. Две пустые скамьи, молчаливые даты. От вороньего грая черны дерева", - так описал поэт заброшенный сельский погост. Но, увы, подобные картины можно наблюдать и в Петербурге. Достаточно зайти на знаменитое Смоленское кладбище
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
"На могилах давно повалились ограды. Покосились кресты, по колено трава. Две пустые скамьи, молчаливые даты. От вороньего грая черны дерева", - так описал поэт заброшенный сельский погост. Но, увы, подобные картины можно наблюдать и в Петербурге. Достаточно зайти на знаменитое Смоленское кладбище.

Даже в будний день там много людей. Тысячи православных верующих со всех концов России приезжают сюда, чтобы поклониться Святой Блаженной Ксении Петербургской, посетить часовню, где она похоронена. Людской поток не ослабевает и к вечеру. Но возле часовни всегда идеальный порядок, все чисто и аккуратно, выложены плиткой тропинки, строго стоят каменные кресты. Установленные два, а то и три века назад надгробья поражают суровой простотой. Смоленское кладбище - одно из самых старых в Петербурге. Оно возникло в тридцатых годах ХVIII века, сначала как лютеранское. Но позже по указу Сената на нем появилась и другая - православная часть.

В таком виде кладбище просуществовало до 1938 года, когда некрополь на Васильевском острове решено было закрыть. Одно время на его месте даже хотели устроить парк, кресты предполагалось снести, а могилы частично заровнять. К счастью, обошлось. Смоленское кладбище уцелело, а в середине 90-х годов прошлого века на нем вновь стали хоронить. Правда, с ограничением. Чтобы получить место на Смоленском, необходимо было представить документы, подтверждающие наличие родственных захоронений. Это правило действует до сих пор. Но полвека забвения не могли не сказаться на состоянии старейшего петербургского некрополя. Достаточно сделать несколько шагов от знаменитой часовни, чтобы увидеть брошенные могилы. Их никто не посещает, а в некоторых случаях уже невозможно установить, кто на этом месте похоронен: записи в церковных книгах не сохранились, а в городском архиве более-менее полная информация начинается с 1940 года. Все, что было раньше, - быльем поросло. И таких захоронений на Смоленском кладбище - больше трети.

Если отвечать некому

Аналогичная ситуация и на крупнейшем в Петербурге Северном кладбище. На некоторых участках число захоронений, за которыми никто не ухаживает, достигает 40 процентов. Хотя кладбище не такое уж старое - хоронить на Северном начали в конце XIX века. Сейчас этот некрополь считается полузакрытым, как и на Смоленском, здесь хоронят только к родственникам.

- Даже на действующем Южном и недавно открытом Ковалевском кладбищах есть запущенные, никем не посещаемые могилы. На отдельных участках их число доходит до 15-20 процентов, - говорит президент Ассоциации предприятий похоронной отрасли Санкт-Петербурга и Северо-Западного региона Валерий Борисович Ларькин. - Мы специально исследовали этот вопрос. Иногда за могилами начинают ухаживать спустя годы, порой через пять, а то и десять лет. Нередко это связано с какими-то семейными обстоятельствами, люди уезжают, потом возвращаются в родной город, к могилам своих родителей. Все это можно понять. Но что делать с захоронениями середины ХIХ века, за которыми никто не ухаживает уже более 100 лет? По закону земля, на которой размещены кладбища, принадлежит государству. А участок, выделенный под захоронения, передается в бессрочное пользование. По большому счету, сотрудники предприятий, работающие на кладбищах, не имеют права даже покосившийся крест поправить. На подсобные работы нужно получать согласие ответственных за захоронения, - близких и родственников покойного. А если их нет? У кого-то не осталось потомков: род иссяк или все уехали за границу - достаточно вспомнить, сколько волн эмиграции пережила наша страна. О ком-то просто забыли. А в итоге - несколько таких могил, и весь участок кажется безнадежно заброшенным.

- И поделать с этим ничего нельзя?

- Сложный вопрос. Сотрудники предприятий - на каждом кладбище работает отдельное ООО, но все они входят в нашу Ассоциацию - конечно же, поправляют упавшие кресты или покосившиеся памятники. Понятно, что родственники, если они вдруг найдутся, в претензии за это не будут. Но по большому счету, процесс благоустройства, который активно идет на городских некрополях все последние годы, почти не касается бесхозных могил. Эти захоронения так и остаются неухоженными и создают впечатление упадка и заброшенности. Что особенно обидно, ведь работа проведена большая и очень серьезная.

Достаточно вспомнить, в каком запустении находились городские кладбища еще 15 лет назад - в "лихие 90-е". Отрасль ритуальных услуг почти не финансировалась, а главное - практически не контролировалась государством. О нормальной уборке и реконструкции петербургских некрополей не шло даже речи. В какой-то момент кладбища стали криминальной территорией во всех смыслах. И по большому счету, ситуация всерьез начала меняться только в 2003 году.

Именно тогда была создана целая программа реформирования ритуальных услуг, включающая создание нормативно-правовой и развитие материально-технической базы в этой отрасли. Было решено провести инвентаризацию городских погостов и наметить пути решения столь остро стоящей в Петербурге проблемы заброшенных могил.

- За пять лет сделано много, - подводит итоги Ларькин. - Завершено плановое благоустройство всех главных городских кладбищ, в том числе Волковского, Смоленского православного, Богословского, Никольского, Серафимовского, Северного, Южного. Там приведены в порядок, отсыпаны и заасфальтированы все дороги, восстановлены ограды, налажен дренаж, по возможности вырублены старые, представлявшие угрозу деревья. Все это происходит при активном участии нашей Ассоциации, но главное - в реализацию программы давно и прочно включился город. Бюджетное финансирование всех работ осуществляется в срок и в полном объеме.

Когда не хватает места

Однако проблему бесхозных и заброшенных могил на петербургских кладбищах и сегодня едва ли можно назвать решенной. Между тем стоит она достаточно остро. И дело тут не только в уважении к памяти предков. Старая истина, что состояние кладбищ - это наглядная иллюстрация отношения народа к своему прошлому, верна и поныне. Но в Петербурге все это усугубляется нехваткой места. Несколько лет назад городские СМИ обсуждали шокирующую новость: в Петербурге негде хоронить. В пределах городских территорий практически не осталось места. Мол, из 88 кладбищ полностью открыты для этих целей были только два - Южное и Ковалевское, да и те практически исчерпали свои ресурсы.

- На сегодняшний день эта информация не соответствует действительности, - говорит Ларькин. - В Генеральном плане предусмотрено расширение городских кладбищ на 50 гектаров, так что необходимый запас по земле для захоронений обеспечен по крайней мере на ближайшие 20 лет.

А дальше? Может, и не стоит заглядывать так далеко, ведь сегодня территориальная проблема связана с разделением на город и область, а о перспективе объединения Петербурга с Ленобластью говорили уже не раз. Но есть и другой ресурс - считают работники похоронной отрасли. Это те самые брошенные могилы, за давностью лет утерявшие даже имена владельцев. Нет, уничтожать их никто не собирается. Речь идет о так называемой рекультивации.

Практика показывает: процесс минерализации останков идет в земле 20 лет. После этого могилу можно рекультивировать. То есть изъять из нее останки, подвергнуть их кремации и затем захоронить на Поле памяти крематория с указанием всех данных о человеке и месте, где он был ранее погребен. А освободившееся место - использовать под новое захоронение.

Такая практика уже давно существует в Европе. К примеру, в Италии, где земля под могилы буквально сдается в аренду. Расценки весьма скромные: 10-летняя аренда участка на муниципальном (общественном) кладбище стоит 250 евро. А по окончании этого срока происходит обязательная эксгумация с последующим перезахоронением останков в общую, теперь уже бесплатную, могилу. Как вариант - предлагается кремация с последующим помещением праха в стену. Аналогичные законы во Франции, достаточно вспомнить громкую историю с захоронением известного рок-музыканта Джима Моррисона. В 2001 году неожиданно выяснилось, что срок пребывания его останков на знаменитом парижском кладбище Пер-Лашез истек, и только активное вмешательство фанатов позволило продлить контракт и оставить прах лидера The Doors на прежнем месте.

Опекуны - в Москве

Итак, в Европе сначала хоронят, затем выкапывают. А у нас? Возможно ли такое в России? По словам специалистов, законодательно эта практика пока не закреплена. Точнее, предпосылки созданы, но сама процедура никак не прописана. Какие могилы подлежат рекультивации? Кто, как и в течение какого срока может осуществить этот процесс? - вопросов масса. А внятных ответов на них не существует. Хотя обсуждение подобного рода перспектив уже началось.

И неудивительно, если учесть, что кладбища в нашем городе занимают около 15 млн квадратных метров, а число захоронений давно превысило отметку в 10 млн, то даже рекультивация 1 процента заброшенных могил даст заметное высвобождение площади.

Тем более речь не идет о захоронениях 20-летней или даже полувековой давности. На сегодняшний день подразумеваются только бесхозные и безымянные могилы ХIХ и начала ХХ века, за которыми никто не ухаживает очень давно. Но и в таком случае подобная практика многим покажется спорной с этической точки зрения. Все-таки Россия - не Европа, у нас свои традиции и свое отношение к покойным и к земле, в которой они обрели последний приют.

Впрочем, сторонники рекультивации тоже найдутся, уверен президент Ассоциации предприятий похоронной отрасли. Доказательство тому - столичная практика. В Москве сейчас пытаются внедрить систему опеки безхозных могил, когда любой желающий сможет заключить договор по уходу за заброшенным захоронением и получить за это право упокоиться после смерти именно там, независимо от родственных связей. Кстати, проблема территорий в Москве стоит не менее остро, однако, если верить статистике, процент оставленных без присмотра могил там все-таки меньше. На самом "неблагополучном" по этой части Ваганьковском кладбище их 18 процентов от общего числа захоронений. Напомним: в Петербурге, на Смоленском - в два раза больше. Такой вот сложный, связанный с уважением к смерти вопрос, а как он решится, войдет ли практика опекунства и рекультивации могил в наш обиход - жизнь покажет.

Цветы и снег - по договору

А пока Ассоциация предприятий похоронной отрасли готова предложить родственникам усопших новую услугу - адресный уход за могилами.

- Для этого необходимо заключить договор с предприятием, которое работает на данном, конкретном кладбище, - поясняет Ларькин. - В перечне услуг - более 50 наименований: от высадки цветов перед памятником до расчистки снега с дорожки, ведущей к месту захоронения. Причем уборку и благоустройство могилы можно заказать к определенным датам, например, ко дню рождения или смерти, большим церковным праздникам. При этом в договоре все прописывается досконально, вплоть до размера могилы и расстояния от захоронения до ближайшей дорожки.

Ну а для тех, кто живет в другом городе, а тем паче за рубежом, в практике Ассоциации предусмотрен фотоотчет о проделанной работе. Его можно получать по обычной или электронной почте. Конечно, все это стоит денег, но работники похоронной отрасли уверены: введение подобных услуг - еще один способ решения проблемы. И наверняка уже в самое ближайшее время неухоженных могил на наших кладбищах станет меньше.
 
Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир