Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Глава Счетной палаты Сергей Степашин: "Доля нелегальной водки на рынке - от 30 до 50%"

Сергей Степашин - давний и последовательный сторонник введения государственной монополии на оборот этилового спирта. Свои аргументы он изложил в интервью обозревателю "Известий"
0
(фото: Владимир Смоляков)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Сергей Степашин - давний и последовательный сторонник введения государственной монополии на оборот этилового спирта. Свои аргументы он изложил в интервью обозревателю "Известий".

вопрос: Вы регулярно высказываетесь за госмонополию на спирт. Почему?

ответ: Потому что в этой сфере непорядок в плане бюджетных доходов. Говорю об этом и как гражданин. Пресловутое "Веселие Руси есть питиё" превратилось в "битиё". Разрушительное битиё по психике и здоровью сограждан. По разным данным, в стране на душу населения приходится в год почти 50 бутылок водки!

в: И водки зачастую нелегальной...

о: Верно. С 2005 года производство этилового спирта снижалось, а реализация водки в розницу росла. Как показала наша проверка соответствующей документации в ФНС, наблюдается несоответствие между объемом отгрузки спирта и объемом производства алкоголя. То есть происходит неполное декларирование фактически произведенного спирта. Для нас с вами это означает, что доля нелегальной водки на рынке составляет от 30 до 50%.

в: Сколько это в деньгах?

о: По экспертным оценкам, порядка 70 млрд рублей, которые идут жуликам. И не только. Не эти ли деньги - возможный источник подпитки террористов, которые сейчас активизировались на юге страны. Так что перекрытие нелегальных каналов алкогольной продукции - это еще и вопрос национальной безопасности.

в: Так все-таки чем хороша идея госмонополии на спирт? Если можно, по пунктам.

о: Во-первых, мы значительно увеличиваем поступление доходов в бюджет. Во-вторых, выбиваем из спиртопроизводства криминал. В-третьих, блокируем поступление на рынок "левой" водки. Ее стоимость - 40-60 рублей за бутылку. Это делает неконкурентоспособным легальный товар, а его производство - убыточным. И, наконец, в результате государственного контроля над производством спирта люди по крайней мере перестанут травиться суррогатами.

в: Предположим, госмонополия на спирт уже действует. Насколько возрастут поступления в бюджет?

о: Сейчас они в пределах 1%. Считай, ноль. По нашим расчетам, эту долю можно довести до 8-10%.

в: ЕГАИС, на которую денег столько потратили, не помогла в борьбе с контрафактом?

о: Эта система фактически провалилась. Теневой рынок продолжает функционировать, а контрафактная продукция - поступать в продажу. Вот пример одной спиртопроизводящей организации. На начало минувшего года, как зафиксировали наши контролеры, остаток у них составил около 900 тыс. дал (один дал равен 10 литрам. - "Известия"), тогда как емкости для хранения такого объема этилового спирта у этой организации отсутствуют. Вот вам и учет!

в: Наш настоящий бич, помимо неумеренного употребления алкоголя, - уход от налогов...

о: Этот бич в сфере спиртопроизводства сечет особенно хлестко. Уходят от налогов через фиктивное банкротство предприятий, накопивших задолженность. Виртуозы, однако. Переводят их имущество во вновь созданные предприятия. На начало минувшего года задолженность по акцизам, приостановленная к взысканию из-за введения процедуры банкротства, а по сути - из-за фиктивного банкротства, составляла 9,6 млрд руб. - больше половины задолженности этого вида. Мы предлагаем ввести законодательный запрет на внесение имущества в виде технологического оборудования в уставный капитал новой компании. Или вот еще. В истекшем году спирта произвели 53,6 млн дал, а в предшествовавшем, 2007-м - 60,9 млн дал, тогда как к концу того года число спиртопроизводящих организаций возросло на 10 с лишним процентов. Куда улетел "зеленый змий"?

в: Кто, по-вашему, должен контролировать алкогольный рынок?

о: Должна быть создана специальная госкорпорация, которая бы обеспечивала распределение всего объема произведенного этилового спирта. В этом случае плательщиками акциза будут производители спирта. А акциз будет включать полную сумму, которую ранее уплачивали производители спирта и ликеро-водочных изделий. Выпуск легальной продукции возрастет. Пополнится бюджет.

в: К "семерке" госкорпораций прибавится еще одна?

о: Можно и так сказать. Создаваться она будет, видимо, на основе "Росспиртпрома" - он сейчас производит 40% спирта и 16% водки. Считали бы целесообразным снизить акциз - это потеснило бы нелегальных производителей. Надо бы ввести минимальные цены на водку - ниже их реализация была бы запрещена. А обеспечение контроля за транспортировкой поручить МВД. Такой опыт уже был в правительстве Евгения Примакова в 1998-1999 годах. К этой работе могла бы подключиться создаваемая сейчас Федеральная служба по регулированию алкогольного рынка.

в: А с госмонополией не выйдет по принципу "получилось, как всегда"?

о: Идея госмонополии - лишь часть назревшего, системного комплекса мер по деалкоголизации страны. Упорядочить производство спирта - важно. Но не менее актуально - упорядочить представления граждан о здравом времяпровождении. Спорт. Культурная программа. Устойчивость семьи. Что же до госмонополии, то премьер уже дал поручение просчитать все последствия: экономические, политические, социальные. Кстати, можно провести эксперимент в ряде регионов. Принципы новой антиалкогольной программы еще только предстоит выработать в широкой общественной дискуссии. И в этом - отличие от предшествующей кампании, свалившейся на жителей СССР сверху. Сейчас я верю в триумф надежды над опытом.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир