Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Ставка больше, чем смысл

Центробанк уже в пятый раз за год снизил ставку рефинансирования. С понедельника она составляет 10,75%. То есть меньше, чем до кризиса. Более того, весь прошлый год, когда катаклизм воспринимался в нашей стране как заокеанская страшилка, ЦБ занимался обратным - повышал ставку. Но кого это тогда волновало
0
Анна Каледина
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Центробанк уже в пятый раз за год снизил ставку рефинансирования. С понедельника она составляет 10,75%. То есть меньше, чем до кризиса. Более того, весь прошлый год, когда катаклизм воспринимался в нашей стране как заокеанская страшилка, ЦБ занимался обратным - повышал ставку. Но кого это тогда волновало? Ставка рефинансирования на тот момент реальным инструментом денежно-кредитной политики не была и на стоимость заемных средств влияла крайне опосредованно.

Сейчас все иначе. Рефинансироваться за счет Центробанка для многих банков стало единственной возможностью выжить. При этом все центробанки смягчили политику. В тех же Соединенных Штатах процентные ставки устремились к нулю. Чем мы хуже? Вот и получили - пять раз за год, минус 2,25%. На этот раз, кстати, впервые наш ЦБ наподобие своего заокеанского коллеги - Федеральной резервной системы (ФРС) США - дал подробное пояснение к своему решению. Из него следует, что основная задача - оживить кредитование реального сектора. Кто бы мог подумать?

Действительно, предыдущие урезания ставки (на 2% за четыре месяца) в этом смысле нас никуда не продвинули. Центробанк это признает, заявляя, что, несмотря на то, что с 2009 года ставка рефинансирования по операциям ЦБ была снижена на 2%, "кредитная активность банков продолжает оставаться низкой, а процентные ставки для большинства конечных заемщиков - высокими, что сдерживает восстановление экономического роста".

Это подтверждает и статистика, которая утверждает, что показательными темпами растет только рынок межбанковского кредитования, который поднялся на 19,3%. О чем это говорит? О двух вещах, по крайней мере. Во-первых, поздравляем, удешевлением заемных средств мы добились торжества абсолютного междусобойчика, который иначе как перекладыванием денег из одного банковского кармана в другой не назовешь. Во-вторых, средств у банков в достатке. Да, подтверждают они, деньги у нас есть, но есть и высочайшие риски. Увы, но на данный момент ставка, простите за тавтологию, на снижение ставки не срабатывает. Опять же в США индикаторы устремились к нулю, но кредитование реального сектора как стагнировало, так и продолжает это делать. Этим, кстати, нынешний кризис отличается от всех предыдущих - практически полным отсутствием высококачественных заемщиков.

Есть ли надежда, что сейчас произойдет сдвиг в этом вопросе? Безусловно, есть. С одной стороны, отсутствие нормального рынка кредитования ставит сами банки в тупиковое положение. Если не выдавать новые займы, то в старом портфеле автоматически будет нарастать доля плохих кредитов, чей стремительный рост мы сейчас наблюдаем. Что приведет к необходимости увеличивать резервы, а это в конечном итоге может поставить сами банки на грань существования. Возможно, если в стране наконец заработает система госгарантий, то кредитные организации начнут выполнять свою основную миссию.

С другой - что делать с привлеченными средствами? Не солить же в конце концов. Правда, тут выход все-таки есть - поиграть на валютном рынке. Благо самое время. Центробанк откровенно высказался по этому поводу: даю, мол, большую свободу рублю, следовательно, "возможны дальнейшие колебания курса". Нет, такого разгула, как в период прошедшей девальвации, ожидать не приходится. Тогда сигнал был прямой - рубль будет слабеть. Потому на этом не заработал только тупой и ленивый. Сейчас все тоньше. Но колебания - это в любом случае бальзам на душу спекулянту. Именно в такие моменты можно заработать огромные средства.

Удар по рублю мы, как ни вертись, получаем в любом случае. Любое смягчение денежно-кредитной политики приводит к ослаблению национальной валюты. Два подтверждения тому уже есть. Так, в середине прошлого месяца, когда ставку рефинансирования уменьшили в четвертый раз, именно этот фактор стал причиной резкого ослабления рубля. Первого за многие месяцы. Сейчас картина повторяется.

Этот фактор особенно неприятен в условиях усиления девальвационных ожиданий населения на фоне очередного неосторожного высказывания главы Ассоциации региональных банков, депутата, а главное, члена Национального банковского совета (НБС) Анатолия Аксакова. В своем блоге он поделился соображением, что было бы полезно девальвировать рубль на 30-40%. Справедливости ради надо сказать, что мнение свое он преподнес как личное. Но будучи членом НБС, не мог не отдавать отчет, как его слово отзовется и какой получит резонанс. Любые намеки от знающих людей лишь удобряют почву под слухами о второй волне девальвации, которая якобы захлестнет страну осенью. Население, которое летом отдыхает от слежки за валютными курсами, вернувшись из отпусков, непременно позаботится о сохранности сбережений за счет похода в обменник. Правда, вчера министр финансов Алексей Кудрин заверил, что фундаментальных причин для девальвации нет - нефть дорогая и останется такой до середины следующего года.

Еще один момент. Центробанк объясняет свое решение снизить ставку тем, что "за семь месяцев текущего года темп инфляции составил 8,1%, что ниже соответствующего показателя 2008 года на 1,2 процентного пункта". Это, несомненно, радует. Но дальше следует признание, что в июле этого года прирост цен оказался выше, чем в 2008-м. Все правильно - примерно с середины лета срабатывает так называемый плодоовощной или сезонный фактор. Сейчас, как мы видим, он не сработал. Получается, что снижение инфляции во многом происходило за счет монетарных факторов, в частности уменьшения денег в экономике. Урезание ставки рефинансирования приводит к обратному эффекту - денег появится больше. В итоге к концу года мы можем получить высокую инфляцию.

Можно, конечно, бросить в ЦБ камень. Если бы не понимание того, что Центробанк у нас будучи де-юре независимым, де-факто остается в правительственном подчинении. Правительство же, в свою очередь, зависит от общественного мнения. А оно таково: снизят ставку рефинансирования - и дешевые кредиты потекут в экономику рекой. Если бы все было так просто! Но финансы, к сожалению, приказов не слушаются.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир