Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Министр связи и массовых коммуникаций Игорь Щеголев: "С информацией, как с едой, - надо быть осторожнее"

Россия вступает в новую информационную эпоху - с массовым цифровым телевидением, более "культурным" интернетом и с электронным документооборотом в государственных органах. Обо всем этом рассказал глава Минкомсвязи Игорь Щеголев на встрече с журналистами "Известий". Вместе с нами министр поностальгировал о своей "прошлой" журналистской жизни и раскрыл тайны своего министерского досуга
0
фото: Сергей Шахиджанян
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Россия вступает в новую информационную эпоху - с массовым цифровым телевидением, более "культурным" интернетом и с электронным документооборотом в государственных органах. Обо всем этом рассказал глава Минкомсвязи Игорь Щеголев на встрече с журналистами "Известий". Вместе с нами министр поностальгировал о своей "прошлой" журналистской жизни и раскрыл тайны своего министерского досуга.

"Цифровое телевидение пойдет с Дальнего Востока"

вопрос: Начнем с приятного. Игорь Олегович, расскажите нам про цифровое телевидение. Нас ждут революционные перемены?

ответ: Давайте сразу договоримся, что речь идет не о революции, а об эволюции. Почему? Потому что в условиях цифровой техники мы с вами живем уже не первое десятилетие. Строго говоря, у нас порядка 5 млн, или 10%, домохозяйств уже пользуются "цифрой". Телефоны, кабельное, спутниковое телевидение в значительной степени уже в цифре. Комплексы, на которых у главных ТВ-каналов готовится продукт, тоже все цифровые. Аналоговой остается база, принимающая этот сигнал, - это телевизоры, которые стоят в семьях.

в: А чем плох аналог? Что даст людям переход на "цифру"?

о: Возможность получать качество. В случае с аналоговым телевидением схема такая: один аналоговый сигнал - одна программа. А если это "цифра", то можно в эту же частоту вставить несколько каналов. Такой набор называется мультиплекс. Мы посчитали, в идеале это 7-8 каналов. При этом получается хорошее качество, которое лучше аналогового. Сейчас мы работаем над тем, чтобы люди в самых отдаленных районах получили возможность воспользоваться плодами этой эволюции.

в: Технически как это будет выглядеть? Каждый человек должен будет купить приставку к телевизору?

о: Сначала мы думали, что проще всем раздать. Но в нашей стране проще не бывает. Это очень большие деньги, порядка 50 млрд рублей. Другой аспект - как быть с теми, кто уже купил эти приставки самостоятельно? Им мы что скажем? Мол, вы, ребята, поторопились? Так тоже нельзя. Понятно, что парк телевизоров будет постепенно меняться. На последнем заседании комиссии по телерадиовещанию мы обсуждали, что через какое-то время сделаем способность принимать цифровой сигнал обязательным условием для ввоза телевизоров на российскую территорию. Пока же мы решили сделать так: пойдем с Дальнего Востока, и в тех местах, где сети начнут разворачиваться, люди, которые хотят принимать цифровой сигнал, смогут пойти и купить приставку.

в: Сколько она стоит?

о: Разные есть варианты. Можно купить самую простую - уже есть от $50 до 80. Но сейчас в среднем они стоят $100-120.

"Сделать оркестр из информационных систем разных органов пока невозможно"

в: Чем живет IT-индустрия? Кризис сильно сказался?

о: Рост этой отрасли у нас в значительной степени стимулировался тем, что государство активно переходило на разного рода информационные технологии, вкладывало серьезные деньги. Но в большинстве случаев мы получали электронную печатную машинку, в лучшем случае бонусом несколько программ по созданию презентаций и построению таблиц. Но сказать, что в госорганах есть серьезные аналитические системы, которые позволяют в полной мере использовать потенциал современных компьютеров (а вы знаете, там безумная производительность), пока никто не решится.

в: Ну, "электронными печатными машинками" госорганы все же оснастили, теперь, видимо, предстоит унификация баз данных различных ведомств...

о: Мы настолько любили различные информационные технологии, что хотели, чтобы их было как можно больше. Представьте себе, что каждый отдел в газете "Известия" (а их 12. - "Известия".) получил бы возможность создавать свой собственный сайт со своим собственным бюджетом! В итоге может быть были бы суперудачные решения...

в: Но газета уже бы не выходила...

о: Вот именно. Схема в области информационных технологий сопоставима. У нас все органы получили полный карт-бланш, и каждый упражнялся, как мог. В итоге мы получили много информационных систем, среди которых есть очень неплохие, но сделать из них оркестр, чтобы они играли одну мелодию, невозможно. Сейчас придется снова тратить деньги для того, чтобы все это интегрировать, объединить и сделать так, чтобы информация одних органов была доступна для других.

У нас ведь во многих органах есть электронный документооборот. Правда, в электронном виде документы могут ходить только внутри. А для того, чтобы переслать их в другой орган, документы распечатывают и почтой отправляют. Там при входе это сканируют, опять обрабатывают в электронном виде, а потом снова распечатывают и отсылают дальше. Бумаги меньше не стало. Но это не только наша проблема, через это прошли все государства.

в: А вообще в перспективе скольких лет можно рассчитывать, что электронный документооборот станет реальностью?

о: Мы рассчитываем к концу 2010 года уже получить результаты. Перевести все точно не удастся. Но запустить какие-то цепочки, по которым можно было бы посылать запросы и получать услуги, мы планируем до конца следующего года.

"Государство достаточно сделало для борьбы с пиратством, и теперь компании должны сами идти нам на помощь"

в: В глобальном смысле все эти реформы, наверное, дают положительный эффект. Но везде нужны пароли, логины, коды доступа. Все прослушивается, просвечивается, человек весь как на ладони. Не вызывает ли это определенные опасения?

о: Это серьезный вопрос защиты персональных данных. Мы сейчас формулируем требования к государственным информационным системам, которые как раз предусматривали бы защиту от утечек. Только в этом году наш Роскомнадзор представил первый доклад на эту тему. И количество дел, которые реально рассматриваются в судах по защите пострадавших в результате нарушения прав, измеряется пока десятками. Люди еще не поняли, куда обращаться и какие есть прецеденты. Но уже начали поступать жалобы, и какие-то сайты начали закрывать.

в: Наши корреспонденты обнаружили некий сайт, на котором с огромным интересом искали себя - все совпадает и... настораживает.

о: Опасения совершенно оправданны. Есть такая проблема, и мы занимаемся ею, потому что это вопрос доверия граждан. Особенно у нас, в России, можно совершенно спокойно пойти на рынок и купить диски с базами данных, где можно обнаружить себя. Это, конечно, недопустимо, но начнем с того, что большая часть утечек не производится хакерами, а происходит изнутри. А изнутри всегда труднее защищаться, хотя и для этого есть технические способы. Существует, например, защита от потокового скачивания данных - то есть такая система не позволяет перегнать всю базу разом и потом ее распечатать. Есть система, ставящая метки, по которым можно определить, откуда и кем база была скачана, поскольку доступ к такого рода операции открыт ограниченному количеству лиц. Так что бороться с этим можно. Просто пока мало боролись.

в: Несколько философский вопрос - то, о чем мы говорим, очень здорово, современно, прогрессивно. Но получается, что человек ничего уже сам не решает, не руководит ничем, все за него делает система - распознает подпись, платит налоги и т.д. Не покидает чувство, что Большой Брат смотрит на тебя.

о: Все эти озабоченности мы видим и считаем крайне важным с ними считаться. Осталось ли в нашей жизни место анонимности? Вот интернет, например. Анонимность здесь главная проблема. С одной стороны, это публичная сфера, а с другой стороны, всегда можно спрятаться. В некоторых странах высказывались предложения отказаться от анонимности в интернете, и тогда, мол, все станет просто и понятно - кто откуда зашел, что написал, тогда проблема всех злоупотреблений интернетом умрет. Но это вопрос, который должно решить для себя общество в целом. То же самое в вопросах развития электронных платежей.

"Это не проект создания технопарков плохой, подходить надо по уму"

в: Принято считать, что в России самые лучшие программисты. Но в 90-е они предпочитали ехать в Штаты. Или даже в Индию, где, несмотря на всю их неорганизованность, созданы свои силиконовые долины. Что у нас сейчас происходит в этом плане? Возвращаются или вообще больше не хотят ехать?

о: По-разному. Пока мы сохраняем неплохие позиции на рынке офшорного программирования. То есть наши ребята готовят какую-то часть разработки, которая потом уходит куда-то, там собирается, там же становится продуктом и продается за определенную стоимость. Соответственно большая часть прибыли тоже остается там. Нам бы, конечно, хотелось, чтобы производилось больше готовых продуктов у нас.

в: Только условия нужны...

о: На создание условий для работы была рассчитана, в частности, программа создания технопарков. Но в процессе выяснилось, что это осталось заявленной афишей. А за афишей все по-другому. Есть технопарк, там все построено, коммуникации подведены, в том числе за госсчет. А производственная площадь - 8% здания. Вопрос в том, насколько это эффективное расходование государственных средств? Мы сейчас не то чтобы остановили эту программу. Мы сказали: "Давайте ее пересмотрим. Вы принесете нам нормальный бизнес-план и продемонстрируете отдачу". Когда за счет государства тянут водопровод или присыпают песочком болотце, а потом говорят, что вот столько-то сотен миллионов мы в болотце отсыпали, - это не дело. А так по-хорошему это действительно должны быть такие мини-силиконовые долины, площадки, куда разные фирмы приходят и люди одного круга общаются, обмениваются идеями. Это проект не плохой, просто подходить надо по уму.

"Обществу нужна информационная диета, а мы пичкаем себя информацией круглосуточно"

в: У нас информационная среда расширилась как-то резко, и общество оказалось к этому не готово. Как людям спасаться от информационного потопа?

о: В Европе тоже широко ставится проблема умения обращаться с этим бесконечным потоком информации. К счастью для нас, сейчас мы осознали, что это не только плюсы несет, но и минусы. Соответственно следующий шаг - понять, как научить наших детей жить в этой среде. Взрослым это тоже нужно, может быть, не меньше, чем детям.

в: И как это планируется делать?

о: Мы считаем очень важно как раз сейчас ввести специальную дисциплину. Называется "медиаобразование". Суть - научиться вычислять для себя полезное и защищать себя от бесполезного. Вы ребенка, когда отпускаете на улицу, постепенно приучаете, что есть правила дорожного движения, надо через дорогу переходить на зеленый свет, смотреть направо, налево, к этим не подходить, с этим не заговаривать. А когда ребенок погружается в интернет, родители просто сами во многом этими технологиями не владеют и уберечь ребенка не могут.

Обществу нужна некая информационная диета. Если человек будет с утра до вечера есть, понятно, что с ним станет. К информации мы почему-то эту аналогию не относим. Мы считаем, что информацией можно себя пичкать круглосуточно. В Москве две основные темы - где вкусно поесть и как быстрее похудеть. По большому счету, с информацией должно быть то же самое - какие самые хорошие сайты и как до максимума ужать время пребывания в интернете.

в: Это будет школьная дисциплина?

о: Мы хотим начать с вузов. В школе есть предметы ОБЖ и информатика. Вместо того чтобы в фортране учить писать какие-то формулы, можно детей учить обращаться с информацией. Это не упрек нашим коллегам, которые составляют эти программы, скорее, идея для развития. Может быть, имеет смысл просто давать людям навыки работы с информационной средой. У нас есть еще идея, которую мы пока вынашиваем, но еще не начали продвигать, - клубный интернет. Это добровольное объединение или ассоциация тех же родителей, которые от себя сертифицируют определенный набор сайтов и говорят, что на эти сайты заходить для детей безопасно. То есть если ваш ребенок пользуется этим набором сайтов, то вы можете быть спокойны. Следующим этапом может быть договор с провайдерами о том, что они на льготных условиях предоставляют доступ или какой-то информационный пакет. Эта идея родилась не в министерстве, она родилась в IT-сообществе.

"Журналистские навыки пригодились мне на посту министра"

в: Игорь Олегович, интересная ли у вас теперь работа?

о: Я на степень интересности своей работы никогда не жаловался. Мне и на прежнем месте было интересно. И сейчас интересно. Все те навыки, которые были наработаны в предыдущей жизни, они сгодились на нынешнем месте.

в: Тяжело было включиться во все это? Отрасль достаточно специфическая, но то, что вы рассказываете, создает ощущение, как будто вы всю жизнь этим занимаетесь...

о: В отрасли - очень неравнодушные люди, она очень динамичная, она все время развивается. Поэтому востребованы свежие идеи, какие-то решения. Очень творческая работа. Включиться помогают журналистские навыки. Когда надо было за ограниченное количество времени освоить большое количество нового материала, пообщаться со многими людьми, я применял метод журналистского расследования.

в: А часто ездить приходится?

о: Честно говоря, в этом году я ездил меньше, чем приходилось до того. Это связано не с кризисом. За предыдущие 8 лет я налетал свыше 2 млн км. Это почти в 3 раза больше, чем до Луны и обратно. Если брать определенные пики, у меня налет был больше, чем разрешено летному составу. В этом году я решил воспользоваться ознакомлением с предметом и летал меньше, чем раньше. Но семья меня от этого видеть больше не стала.

в: В субботу работаете?

о: Суббота рабочий день. Не для всех подчиненных, но для меня - да.

в: Расскажите про семью.

о: Сын взрослый, в этом году получает бакалавра. Жена преподает немецкий язык.

в: Собираетесь ли отдыхать?

о: Собираюсь. В России. Где-нибудь подальше, где народа поменьше. Иногда надо немного отключаться от работы. Массовый туризм я не люблю. Иногда люблю по горам походить, попутешествовать с рюкзаком. Такое тоже бывает.

в: Возьмете спутниковый телефон? Специальный мобильный? Связиста с катушкой?

о: Нет, слишком много кабеля придется тянуть. Боюсь, связист такой моток не унесет.

Комментарии
Прямой эфир