Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Композитор Ярослав Судзиловский: "Все музыканты - шизофреники"

Отпрыск артистического рода Судзиловских, давшего миру известного виолончелиста Сергея и не менее известную актрису Олесю, Ярослав потратил двадцать два года жизни на поиск своего призвания. Однако следующих шести лет ему хватило, чтобы стать самым известным молодым композитором Москвы. Сама София Губайдулина с похвалой отозвалась о его музыке. Не забывает Ярослав и об административной карьере
0
Композитор Ярослав Судзиловский
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Отпрыск артистического рода Судзиловских, давшего миру известного виолончелиста Сергея и не менее известную актрису Олесю, Ярослав потратил двадцать два года жизни на поиск своего призвания. Однако следующих шести лет ему хватило, чтобы стать самым известным молодым композитором Москвы. Сама София Губайдулина с похвалой отозвалась о его музыке. Не забывает Ярослав и об административной карьере. Недавно он стал председателем молодежного отделения Союза композиторов России. С надеждой музыкальной Москвы встретился корреспондент "Известий".

вопрос: Тебя в детстве учили сочинять?

ответ: Никогда. В детстве были какие-то "трали-вали", потом это заглохло лет на десять. Вообще я получил три высших образования - художественное, виолончельное и композиторское плюс две аспирантуры. Только будучи в аспирантуре, я начал сочинять, причем сразу симфоническую музыку.

в: Твой первый крупный успех?

о: Балет "Бешеный фаллос". Его до сих пор боятся ставить. Идея балета - показать главный порок общества: латентно-скрытое обожествление полового вопроса. Все - начиная от коммунистических лидеров и заканчивая вахтершей - мечтают о сексе. Это балет-бич, который бьет по филейной части общества. Его танцевали только в Московском дворце молодежи.

в: С кем из знаменитостей тебе довелось работать?

о: Сейчас, например, я пишу музыку к спектаклю Романа Григорьевича Виктюка по пьесе Евреинова. А пару лет назад приезжал в Москву граф Петер Эстерхази, представитель знаменитого рода, при котором когда-то работали великие композиторы. Я написал музыку по его книге "Harmonia caelestis", ее с большим успехом играли в Будапеште.

в: Как ты сам соотносишь себя с великими композиторами?

о: В композиции не должно быть барьеров. Есть Вагнер, есть я. У каждого композитора должны быть планы завоевать мир - не меньше.

в: А свобода выбора у композитора должна быть?

о: Я - противник свободы выбора. Я никогда не могу сделать правильный выбор. Когда лежат двадцать пять сортов сыра - меня это раздражает, это издевательство. Но есть две вещи, в которых свобода и альтернатива должны быть, - в любви и в искусстве. И только.

в: Что для тебя главное в создании музыки?

о: Фантазия. Все, что мы видим, - чья-то воплощенная фантазия. На месте Петербурга было вонючее болото. Петр I нафантазировал - получился город. То же самое и в сочинении музыки.

в: Кто слушает твою музыку?

о: Люди разных социальных и возрастных групп - от консервативных бабушек до "золотой молодежи". Правда, она не на всех действует хорошо. Был случай, когда старушку вынесли после моего сочинения с сердечным приступом...

в: Профессия музыканта дает тебе какие-то преимущества?

о: Музыкант - это не совсем профессия. Это ближе к жречеству. Мы не производим ничего материального, но способны воздействовать на подсознание людей, их психику. Мы занимаемся достаточно вредным делом. Психику музыка чудовищно разрушает, поэтому все музыканты поголовно шизофреники. С точки зрения психиатрии у музыкантов есть отклонения, связанные со звуковыми волнами. Если ты с детства подвержен этим волнам, психика работает по-другому. Музыка вообще очень сильна. Ведь если дать только лишь мощный звук - здания треснут по швам. А если соединить музыку с термоядерной энергетикой - получится мощное оружие массового поражения.

в: То есть если к тебе обратятся спецслужбы с предложением разработать такое оружие...

о: Я не физик, но, как композитор, могу предложить свои услуги. Для Родины я готов на все!

в: Ты ностальгируешь по Советскому Союзу?

о: Я жалею, что часть сталинских проектов не осуществилась - например, строительство Дворца Советов. Мы бы видели только ноги Ленина, а в его голове заседал бы съезд. Это же сюр, новая реальность! Я, кстати, категорически против выноса тела Ленина из Мавзолея. Нужно как можно лучше финансировать его содержание. Это же абсолютно соответствует языческому духу русского народа, когда у него на главной площади - кладбище. Там идолы, перуны... Я помню это состояние поклонения, я сам маленький был подвержен этому. Я не играл в детские игры, я играл в Политбюро. Я знал всех членов поименно, любил их, лепил из пластилина, устраивал парады.

в: А ты сам за кого был?

о: Чаще всего я играл в Брежнева. У меня, кстати, была мысль сделать оперу "Леонид Ильич Брежнев". Там был бы дуэт Леонида Ильича с Дмитрием Федоровичем Устиновым, министром обороны.

в: Какой дуэт?

о: Партийный.

в: Почему же не написал?

о: Как-то не было пока финансирования. Может, когда будет Брежневу 110 лет, его семья подкинет денег. Тогда и напишу.

в: Молодой композитор может писать так же хорошо, как зрелый?

о: Все лучшее создается в молодые годы. Композиторы, которые в 70 лет получают ордена, часто получают их за сочинения, созданные в молодости. Мое поколение может многое сделать - надо только дать ему возможность. Я очень благодарен Союзу композиторов России. Я как-то пришел к председателю Союза Владиславу Казенину и сказал, что у нас нет молодежной работы по композиторам. Мы взяли и создали МолОт (Молодежное отделение Союза композиторов). Я его возглавил, за два месяца мы открыли восемь региональных представительств, сейчас в Санкт-Петербурге открываем девятое.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...