Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Будет вода - будет мир

Один из самых острых философских парадоксов новейшего времени заключается в том, что в глобалистском мышлении есть несомненные плюсы. Это мышление с трудом воспринимается обыденным сознанием, да к тому же кризис укрепил всеобщую убежденность в том, что эгоистичная финансовая, например, глобалистика есть вещь разорительная для большинства государств и им невыгодная
0
фото: Виктор Хабаров
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Один из самых острых философских парадоксов новейшего времени заключается в том, что в глобалистском мышлении есть несомненные плюсы. Это мышление с трудом воспринимается обыденным сознанием, да к тому же кризис укрепил всеобщую убежденность в том, что эгоистичная финансовая, например, глобалистика есть вещь разорительная для большинства государств и им невыгодная. Это верно, но когда глобальное и позитивно настроенное мышление распространяется на вопросы экологии и жизнеобеспечения, то ясно видны его плюсы: мировые проблемы легче решать всем миром.

Поэтому весь мир и бьет тревогу: повсеместно нарастает дефицит пресной воды. Он гораздо страшнее дефицита энергии, потому что энергия дает развитие, а вода - саму возможность жить. И далеко не случайно ООН провозгласила 2005-2015 годы Международным десятилетием действий "Вода для жизни".

От провозглашения до действий - дистанция огромного размера. Как от вечной засухи до наводнения в Сахаре. До 2015 года рукой подать, а проблемы пока что только накапливаются. В той же Африке, на североамериканском континенте, где исподволь разогревается тема принадлежности Великих озёр, в Индии и Китае, в Средней Азии, далее, как говорится, со всеми остановками...

В России, которая, казалось бы, обводнена самым обильным образом, тоже есть засушливые регионы - Курганская, Челябинская и Оренбургская области и юг Тюменской области. Для орошения этих территорий необходимо 4 кубических километра воды в год.

В перечне мест, где катастрофически плохо с водой, есть и гибнущий Арал - уникальный по концентрации проблем природный объект. Это земное чудо исчезает на глазах, в буквальном смысле слова. Один из наших космонавтов предложил для решения проблемы Арала поднять на орбиту руководителей нескольких государств: сверху трагедия усыхающего Арала видна как на ладони. Эта трагедия развернулась на глазах всего одного поколения: "на вечной стоянке" среди барханов расположился корабль с названием "Алексей Леонов". Эти барханы были относительно недавно дном Арала. Вода ушла, песок остался. Правда, и он теперь, смешавшись с солью, "мигрирует" на сотни и тысячи километров, в том числе и в Россию, выпадая там в виде диковинного и небезобидного грязно-жёлтого вещества, никак не способствующего повышению урожайности полей и здоровью граждан.

Впадающие в Аральское море Амударья и Сырдарья в совокупности несут больше воды, чем Нил, но эта вода уходит в огромных объемах в устаревшие и обветшавшие оросительные системы. Половина не доходит до полей и ничтожно мало - до Аральского моря.

Арал - средоточие ответственности и интересов нескольких государств, включая Российскую Федерацию. Это та точка на планете, где элементы глобального мышления и консолидированных действий были бы в самый раз. Нужен масштаб политического, в данном случае, мышления, но его-то и не хватает пока что.

В конце апреля в Алма-Ате состоялся саммит глав государств - учредителей Международного фонда спасения Арала (МФСА). В МФСА, созданный в 1993 году, входят представители Казахстана, Киргизии, Таджикистана, Туркмении и Узбекистана. Участники форума договорились "продолжить работы по сохранению Аральского моря". Однако, во-первых, достижение любых договоренностей не прибавляет воды в Арале. Главный вопрос - откуда взять воду? - остается нерешенным. А во-вторых, и это, может быть, еще важнее, нерешенными остались другие проблемы использования воды странами Средней Азии. Пять лидеров стран Центрально-Азиатского региона не только не смогли договориться, но расстались в состоянии конфликта.

Суть разногласий в следующем. Таджикистан и Киргизия приняли решение о необходимости развития собственной гидроэнергетики, поскольку они не в состоянии оплачивать поставки энергоресурсов по мировым ценам. Выход они видят в строительстве крупных гидроэлектростанций в верховьях трансграничных рек региона. Две страны пришли к согласию друг с другом и выступают сейчас с единых позиций. Однако Узбекистан, при поддержке Казахстана и Туркмении, настаивает на том, что страны, находящиеся в верховьях общих рек, не должны строить крупные гидроэлектростанции. (Суть спора по гидроэнергетике в том, что, реализуя задачу снабжения электричеством, гидроэлектростанции "срабатывают" воду зимой, не осуществляя запасы воды в водохранилищах на летний период. А летом, естественно, не хватает воды для сельского хозяйства.) Никакого согласия и даже никакой конструктивной позиции на саммите не было выработано. Некоторые местные политологи уже высказывают мнение, что разделение стран Центральной Азии на две группы неизбежно приведет к региональному расколу.

Какое отношение все эти события имеют к России? Самое прямое. Мне неоднократно доводилось в последнее время выступать в печати и на представительных международных форумах, где обсуждались проблемы обеспечения водой населения России и мира. В прошлом году вышла книга "Вода и мир", в которой я изложил свою позицию по этому вопросу. Заголовок этой книги отражает суть моего взгляда на проблему: будет вода - будет мир, без достаточного количества воды мир просто не сможет существовать. Будет достаточно воды в сопредельных странах - между ними не возникнет конфликтов.

Твердо убежден в том, что решение проблемы обеспечения водой стран Средней Азии невозможно без участия России. Во-первых, проблема обеспечения водой имеется далеко не только в сопредельных России государствах, но и в самой России, где есть регионы, испытывающие острейший дефицит чистой питьевой воды. Даже в Центральном федеральном округе есть города, испытывающие острый недостаток воды. Четыре вышеназванных российских региона испытывают дефицит в воде для сельскохозяйственных целей, а это двадцать миллионов гектаров в зонах рискованного земледелия, где и сейчас собирают один урожай в четыре года.

Решение проблемы обеспечения этих российских регионов, а также и стран Средней Азии водой было предложено еще в XIX веке и активно обсуждалось в советские времена. Суть его состоит в том, чтобы забрать часть воды сибирских рек. Проект был сначала очень популярен, а потом всеми обруган. Доходило до абсурда, когда его называли "поворотом рек", предрекали "гибель всего живого" и так далее. А речь идет всего лишь об использовании полноводного весеннего стока Оби, чтобы 5-7 процентов этого стока, поднятых на высоту около 150 метров, отправить за две тысячи километров, по регионам, где сегодня существует колоссальный дефицит воды - и питьевой воды, и воды для сельского хозяйства и промышленности.

Реализация подобного проекта в нынешних условиях позволит решить несколько глобальных задач.

Этот проект будет окупаться, даже если цена одного кубометра питьевой воды составит всего 25 центов. Но уже сегодня в Европе есть страны, где стоимость одного кубометра питьевой воды доходит до 3 евро!

В случае реализации проекта будет обеспечено водой несколько областей России, которые ныне считаются "зоной рискованного земледелия" - в основном из-за жажды. Реализация масштабного проекта откроет тысячи рабочих мест в отраслях реальной экономики России на долгие годы. Словом, выгода огромная - даже если забыть про страны Средней Азии.

Но о них забывать не следует. Продажа воды соседним государствам по мировым ценам способна окупить затраты. Кроме того, вода для орошения откроет новые рабочие места в странах Средней Азии. А это значит, что уменьшится поток мигрантов оттуда в Россию.

Наконец, в геополитическом плане Россия действительно станет опорой и надеждой для бывших союзных среднеазиатских республик, где испокон веков лучшим другом считается тот, кто дал воду.

Это же помогло бы решить и проблему Арала, которая является проблемой вовсе не только одного Казахстана, а всего региона. Если раньше Аральское море давало испарения, которые увлажняли казахские степи, южные области России и даже Гималаи, то теперь Арал дает лишь песок.

Сегодня практика переброски стоков воды и водоотводов развивается в мире весьма активно. Не стоит заблуждаться и думать, что это чисто советское утопическое изобретение.

В Китае уже начали практически осуществлять глобальные проекты переброски части стока вод реки Янцзы в северные регионы страны путем строительства сразу трех огромных каналов. Предполагается, что по ним регулярно будет перебрасываться в засушливые регионы 45 кубических километров пресной воды. Практически решается подобная проблема и в Америке. В США запроектирована и стала осуществляться гигантская система перераспределения стока крупнейших рек Аляски и Канады. Предполагается направлять их в ряд провинций Канады, штатов США, а также в Мексику.

Проблема нехватки воды в странах, граничащих с Россией, напрямую затрагивает наши интересы. Прежде всего речь идет о Китае.

Китайское правительство задумало осуществить проект переселения в безводное урочище Урумчи около десяти миллионов человек. Для обеспечения их водой Китай намерен забирать 8 кубокилометров воды из Черного Иртыша, который сейчас дает 9 кубокилометров воды Казахстану. Война в Афганистане также вряд ли будет длиться вечно. Если они начнут всерьез развивать сельское хозяйство, им понадобится вода из Амударьи, как минимум 10 кубокилометров в год.

И это при том, что государства Средней Азии уже сейчас страдают от недостатка воды, и даже из космоса видно, как Арал становится мелким соленым болотом. Все эти природные катаклизмы меняют не только структуру землепользования, они могут оказывать прямое влияние на всю социально-экономическую и политическую ситуацию во многих регионах Средней и Центральной Азии. Если Средняя Азия останется без воды, то надо ли говорить, куда ринутся миллионы беженцев из этого региона? Они окажутся в России.

Россия сегодня является одной из самых крупных водных держав - в нашей стране сосредоточено почти четверть водных запасов пресной воды планеты. При этом в сегодняшнем мире проблема пресной воды уже вышла на первый план. Вопрос ее запасов по своей значимости ставится в один ряд с проблемой обеспечения энергоресурсами.

Уже сейчас в мире постоянного доступа к питьевому ресурсу не имеет более трети населения планеты, то есть более двух миллиардов человек. Вода все быстрее становится сверхдефицитным ресурсом, и это превращается в ключевую и социальную, и экономическую проблему. Уже сейчас в мире имеются так называемые "мигранты водного дефицита" - люди, которые бегут из засушливых регионов. Такие мигранты есть в Иране, Афганистане, в отдельных частях Пакистана, на северо-востоке Китая и во многих частях Африки.

Институт глобального мониторинга (WorldWatch Institute) заявляет, что "дефицит воды, возможно, является самой недооцененной экологической проблемой нашего времени".

Вероятность превращения воды в "нефть XXI века" весьма велика, и Россия не может и не должна оставаться в стороне. А начинать надо с решения тех вопросов, которые непосредственно затрагивают наши собственные районы и ближайшие сопредельные государства.

В этом смысле нашим соседям есть смысл крепко подумать о приоритетах геополитики применительно к потребностям национальных экономик, людским нуждам и тому близкому будущему, когда будет спрошено: как вы умудрились потерять Арал, засолить огромные территории и по сути потерять их, выведя из сельскохозяйственного оборота.

Арал нельзя терять. Его можно и нужно сохранить. Можно и нужно дать воду в соседние государства - и тогда развяжется наконец тугой узел проблем, разделяющих соседей на противостоящие лагеря и союзы.

Россия вполне способна стать экспортером воды, а центрально-азиатские государства - экспортерами водоемкой продукции: хлопка, фруктов и овощей. Налицо взаимная выгода: вода и водоемкая продукция направляются к тем, кто в них нуждается, а страна-экспортер эффективно использует свои ресурсы, получая нормальную прибыль и вкладывая ее в инновационные проекты.

Для этого есть великолепные, не особенно затратные трубопроводные технологии. Есть, убежден в этом, добрая воля заинтересованных сторон как следствие глубокого осознания масштабов беды.

Пришла пора действовать.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...