Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Международное партнерство на Дальнем Востоке

21-22 мая в Хабаровске состоится саммит Россия-ЕС. Впервые европейские лидеры обсудят внутренние дела так далеко от географической Европы. Мировой кризис выводит на первый план экономическое сотрудничество в рамках диалога Россия-ЕС. Казалось бы, российский Дальний Восток - на периферии интереса европейских инвесторов. Но примеры успешного партнерства России и Европы в регионе есть
0
фото: creative.gettyimages.com
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

21-22 мая в Хабаровске состоится саммит Россия-ЕС. Впервые европейские лидеры обсудят внутренние дела так далеко от географической Европы. Мировой кризис выводит на первый план экономическое сотрудничество в рамках диалога Россия-ЕС. Казалось бы, российский Дальний Восток - на периферии интереса европейских инвесторов. Но примеры успешного партнерства России и Европы в регионе есть. Основатели Металлургического альянса "Петропавловск", группы компаний, привлекающей иностранные инвестиции в промышленное освоение регионов Приамурья, россиянин Павел Масловский и британец Питер Хамбро рассказали корреспонденту "Известий" Ирине Гордеевой об опыте и потенциале экономического сотрудничества России и ЕС на Дальнем Востоке.

вопрос: Когда иностранец начинает работать в России, у самих россиян это всегда вызывает удивление. Питер, как вы попали в Россию?

Питер Хамбро: Удивлю вас еще больше. В Россию я, как и россияне моего возраста, попал из Советского Союза. Моя жизнь связана с ней уже более тридцати лет. Все началось с работы в группе "Мокатта и Голдсмит", в прошлом - партнера Центрального банка СССР, а сегодня - Банка России. Никогда не забуду первых поездок в Союз в 70-х. Сильное впечатление на меня произвело знакомство с коллегами из Центрального банка, профессионалами, банкирами до мозга костей, но так непохожими на тех, с кем мне, молодому тогда человеку, приходилось работать в лондонском Сити. За годы работы я, видимо, приобрел репутацию русофила, и в 1993 году ко мне с инвестиционным предложением обратился Павел Масловский.

Павел Масловский: Наш проект выглядел очень самонадеянно - разработка золотодобывающего месторождения в Амурской области с нуля. Мы с коллегами - ведущими дальневосточными инженерами, геологами, металлургами - предлагали построить на месторождении металлургический комплекс и уже через пять лет начать производство амурского золота. До сих пор не понимаю, как нам удалось убедить Питера заняться привлечением инвестиций в этот проект, но время показало нашу правоту. В 1999 году завод на Покровском руднике дал первое золото.

в: Создание компании с нуля - это всегда сложно. Каковы особенности привлечения инвестиций на Дальнем Востоке?

П. М.: Существуют опасения инвесторов, связанные с непониманием особенностей нашей страны. Представления о России недалеко ушли от карт XVI века - Terra Incognita от самого Урала. Инвестировать в Дальний Восток для европейца - вкладывать в неизвестность. Еще непросто объяснить людям в столь плотном пространстве, как Европа, что для запуска эффективного предприятия на Дальнем Востоке не хватает субподрядчиков, инфраструктуры, квалифицированных кадров. Приходится создавать собственные геологоразведочные партии; проектные институты; заниматься электрификацией; прокладывать дороги; открывать училища и курсы в вузах, чтобы готовить рабочие и инженерные кадры не за тысячи километров; оснащать лаборатории.

П. Х.: И мы все это делали и делаем. Приятно наблюдать, как строительство наших предприятий меняет жизнь соседних городов. Так, благодаря Покровскому руднику в Тыгде появилась мобильная связь. Каждый комбинат - это новые рабочие места. На наших предприятиях создаются уже целые рабочие династии. В России не только интересно, но и приятно работать. Профессионализм россиян - выше всяких похвал. А российские инженерная и геологическая школы вызывают искреннее восхищение.

в: Но вы представляете компанию в Лондоне, далеко от русских рабочих и инженеров...

П. Х.: И там я предпочитаю работать с российскими профессионалами. Почти все мои помощники русские. Кто-то приехал со мной из России, кого-то я нашел уже в Лондоне. Мы поддерживаем связь с русской общиной. Праздники отмечаем вместе. В этом году провели Новый год для русских детей с настоящим Дедом Морозом.

Я 30 лет наблюдаю изменения в России. Неизменными остаются лишь сами россияне. Они стали более уверенными и независимыми, но это не уменьшает их доброты и отзывчивости. Приезжая в Россию, я вижу, что все уникальные черты "русской души" - душевность и чуткость - остались. Кстати, многим на Западе мои любовь и уважение к вашей стране трудно понять, и меня даже шутя называют агентом КГБ (смеется).

в: Как вы оцениваете инвестиционный климат в России?

П.Х.: С уверенностью могу сказать, что большинство опасений здесь надуманно. Правительство России сегодня - главный лоббист проектов развития. Любой проект, направленный на развитие, находит понимание у руководителей государства или территории. Наш проект строительства моста через Амур, который является частью металлургического комплекса в Приамурье, был поддержан правительством. В октябре 2008 года было подписано соглашение с КНР, и проект вошел в рабочую стадию.

В декабре зампред правительства господин Шувалов встречался в Москве с британскими инвесторами. После мы с коллегами обменялись мнениями, и многие из тех, кто до этого изучал Россию по передовицам The Times, были поражены, насколько русский министр точен и здрав в оценках мировой и российской экономической ситуации, насколько он открыт к диалогу и сотрудничеству. Такие встречи, саммиты, конференции, на которых инвесторы сами смогут увидеть надежность инвестиций в России, позволят преодолеть стереотипы. Мой рецепт улучшения инвестиционного климата - больше экономики, больше культуры. Это может "разбавить" напряжение, которое всегда сопутствует политическим встречам представителей великих держав.

П.М.: Часть проблем пролегает в наших зарубежных партнерах, другая - лежит в нас самих. Есть и двойные стандарты, когда биржевые аналитики ведут себя как советологи времен "холодной войны", но этого не так уж много. Другое дело, недостаток информации, не позволяющий понять процессы в России. Решение провести саммит в Хабаровске - стратегический шаг. Это открытие для Европы нового пространства, пролонгация ее до Тихого океана.

А на российских компаниях лежит огромная роль по формированию положительного инвестиционного образа страны, демонстрации единства и взаимозависимости российско-европейского экономического пространства. Я считаю, что наш с Питером тандем в этом плане один из удачных опытов "перевода России" на язык европейских инвесторов.

в: Вы сказали, что часть проблем инвестиционной привлекательности лежит внутри самой России. Что вы имели в виду?

П. Х.: Биржевые правила, законодательство, принципы оценки инвестиционной привлекательности проектов - все это веками формировалось в Европе. И теперь это - сложный комплекс норм, далеких от российской жизни и бизнес-практики. Недостаточно просто иметь хороший проект и обижаться, что не клюют инвесторы, еще и подозревая всех в "антирусском заговоре".

П. М.: Нам удалось провести удачное IPO наших проектов, далеко не таких привлекательных, как гиганты советской индустрии, представленные сегодня на биржах, только за счет огромного опыта Питера. Привлечение инвестиций - сложнейший процесс.

В России очень мало greenfield-проектов, оформленных по всем мировым правилам, а значит, попадающих в поле зрения крупных инвестиционных фондов. Для многих это недостижимый уровень компетенции, а позволить себе такое оформление могут только крупные, создающие серьезный cash-flow компании.

в: Не кажется ли вам, что российский Дальний Восток - это скорее зона АТЭС, Азия, нежели пространство европейского сотрудничества?

П.Х.: Нет. Когда стоишь на берегу Амура и смотришь на "китайскую" сторону, на расстоянии многих тысяч километров от Старого Света ощущаешь, что цивилизационно находишься в Европе. Что огни Лондона или Парижа значительно ближе, чем огни Хайхэ напротив. Что окружают тебя европейцы - русские, для которых эта бесконечно далекая от географической Европы земля стала родной. Я не устаю говорить о том, что России и Европе нужно быть вместе, нас к этому подталкивает культурная и историческая близость.

в: Как вы оцениваете перспективы и значимость европейских инвестиций на Дальнем Востоке?

П. Х.: По опыту - очень высоко. Когда мы в 1994 году приобрели права на разработку Покровского месторождения, там уже десять лет не велось никаких работ. Теперь там построен самый современный на Дальнем Востоке гидрометаллургический завод. Но даже в 1999 году, когда было отлито первое золото, я не представлял, что мы в начале такого большого пути. Сейчас мы построили уже вторую, еще более технологически современную золотоизвлекательную фабрику, на очереди - третий завод. Причем два новых предприятия работают на самостоятельно разведанных запасах и ресурсах. Вводится в строй комплекс черной металлургии. Смогли бы мы все это сделать, если бы не возможность привлекать инвестиции в наши проекты? Думаю, нет.

Дальний Восток богатейший и по природным, и по человеческим ресурсам край. Наиболее перспективные отрасли, например, в Приамурье, где в основном работает наша компания, - это разработка полезных ископаемых, металлургия, энергетика, инфраструктура и сельское хозяйство - находятся пока на периферии внимания инвесторов. А ведь рядом огромный рынок сбыта, испытывающий постоянную нехватку электроэнергии, металла и продуктов. К тому же Дальневосточный регион - уникальная транзитная площадка, связанная через порты с Америкой и тихоокеанскими странами и железнодорожными магистралями с Европой.

П.М.: Вопрос об инвестиционной привлекательности Дальнего Востока не стоит. Вопрос, каких инвесторов и как привлекать. В первую очередь интерес к региону проявляют китайцы и инвесторы из других стран АТЭС. Но подчас вслед за китайскими инвесторами приходят китайские рабочие и инженеры. Европейские инвестиции - совсем другие. Для Китая инвестиции - вопрос трудоустройства лишних людей, для Европы - трудоустройства лишних денег. Европа управляет цифрами - акциями, деривативами, фьючерсами. За полтора десятка лет работы мы привлекли более полутора миллиардов долларов инвестиций. В наших компаниях работает более 10 000 человек, мы крупнейшие налогоплательщики Амурской области и ЕАО. А из работающих у нас наберется лишь десятка полтора иностранцев. Так что именно российско-европейское партнерство, на мой взгляд, стратегический выбор для развития экономики Дальнего Востока с точки зрения интересов и регионов, и России в целом. 

СПРАВКА "ИЗВЕСТИЙ"

Металлургический альянс "Петропавловск" объединяет золотодобывающие, металлургические предприятия, научно-проектные институты, финансовые, геологоразведочные и строительные организации, осуществляет развитие транспортной и энергетической инфраструктуры. Основу альянса составили золотодобывающая компания PeterHambroMining и металлургическая "Ариком", создающая комплекс черной металлургии в Приамурье. Промышленный комплекс составят три горно-обогатительных комбината (на первом - Олекминском - в этом году будет запущена уже вторая очередь производства), Дальневосточный металлургический комбинат по производству железа, а также ряд объектов инфраструктуры: железнодорожный мост через р. Амур, терминалы в порту Советская Гавань и др. В начале 2000-х годов проведено IPO компаний РНМ и "Ариком". За это время для реализации промышленных и инфраструктурных проектов было привлечено 1,3 млрд долларов.

С апреля 2009 года компании перешли на единую акцию на основной площадке Лондонской фондовой биржи. "Петропавловск" по итогам 2008 года занимает третье место в России по уровню добычи золота. Капитализация объединенной компании сегодня составляет порядка 1,6 млрд долл.

Ключевые акционеры - основатели компании Павел Масловский и Питер Хамбро.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...