Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Не взяли в долю

Госдума вместе с правительством обсуждают поправки в закон "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения". Изменения призваны покончить с бесхозными угодьями, общая площадь которых, по сведениям зампреда Госдумы Надежды Герасимовой, достигает в России почти 28 млн га. В основном это доли селян, которым пашня оказалась почему-то не нужна. Она зарастает бурьяном, поскольку без ведома беспечных хозяев пахать и засевать ее нельзя. Но одна ли беспечность тому виной?
0
Пенсионерке Вере Яковлевой повезло: она будет получать зерно с унаследованной доли (фото: Николай Гритчин)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Госдума вместе с правительством обсуждают поправки в закон "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения". Изменения призваны покончить с бесхозными угодьями, общая площадь которых, по сведениям зампреда Госдумы Надежды Герасимовой, достигает в России почти 28 млн га. В основном это доли селян, которым пашня оказалась почему-то не нужна. Она зарастает бурьяном, поскольку без ведома беспечных хозяев пахать и засевать ее нельзя. Но одна ли беспечность тому виной? Побывав в селах и на хуторах Ставрополья, корреспондент "Известий" убедился: многие люди не ведали, что им полагается земля. Еще больше таких, кому просто не по карману принять долю в наследство.

Недоступное наследство

Средний размер земельной доли на Ставрополье - 10 га. Собственники этих клочков пашни сами, как правило, их не обрабатывают. Местный закон предусматривает больший размер полей. Поэтому крестьяне отдают свои доли в аренду сельхозпредприятиям или фермерам. А те расплачиваются натурой. Раз в год привозят во двор хозяина земли примерно две тонны зерна, флягу растительного масла, мешок муки, а кое-где еще и мешок сахара. Это за один пай. У кого их два или три, то комплект натуроплаты - соответственно в двойном или тройном размере.

Полученное за землю зерно позволяет крестьянину держать в личном подсобном хозяйстве корову, откармливать поросят, разводить птицу. Словом, благодаря доле он фактически не несет финансовых затрат на пропитание своей семьи и даже кормит излишками продовольствия горожан. Иначе говоря, розданные по указу первого президента России Бориса Ельцина в начале 90-х земельные доли в отличие от пресловутых ваучеров - и сегодня реальная статья дохода сельского жителя.

Почему же в таком случае, согласно официальным данным, в крае гуляет более 200 тыс. га невостребованной земли? А, следовательно, около 20 тысяч ставропольских крестьян за здорово живешь отказались от прибыльного дара? И не просто отказались, а словно ушли в подполье, ибо, как заметила недавно Надежда Герасимова, избранная депутатом от Ставрополья, "возникают большие трудности по нахождению таких собственников".

- Да не отказываются они, а просто в неведении пребывают, - возражает фермер из села Елизаветинское Александр Найденов. - А кто и прослышал о наследстве, то денег не наскреб на его оформление.

Найденов знает, что говорит. Три года назад он озаботился расширением своих угодий. Поскольку к тому времени всю узаконенную землю собственников уже расхватали другие арендаторы, фермеру не оставалось ничего иного, как заняться поиском "мертвых душ". В селах и хуторах он узнает фамилии людей, умерших после 1 января 1992 года - момента распределения сельхозземли на доли, и помогает их потомкам стать наследниками угодий, дабы затем арендовать у них эту пашню. Дело в том, что документы на право собственности на эти угодья люди начали получать в крае лишь в конце 1995 года. Кто же до этого не дожил, тех земля оказалась ничейной.

- Почти у всех умерших остались дети, внуки, - рассказывает Найденов по пути в родной для него хутор Красный Ключ. - Поразительно, но до меня никто из чиновников слова про положенную долю им не сказал.

Престарелым уготовили гонку по кругу

У хуторской хатенки застаем 80-летнюю хозяйку Анну Ендовицкую, чей муж ушел из жизни 14 лет назад. Живет Анна Павловна вместе с сыном Сергеем, который в недавнем прошлом слыл лучшим трактористом Красного Ключа.

- Надеялась, что Сережа будет моей опорой в старости, а получилось наоборот, - причитает пожилая женщина, приглашая нас в избу, где на кровати лежит без движения ее 55-летний сын - кожа да кости.

В таком положении Сергей последние четыре года. Болезнь. Мать для него, как для младенца, - и кормилица, и нянька. Узнав от Найденова, что ей положено наследство - земельная доля от покойного мужа, Анна Павловна ухватилась за Александра, который еще пацаном играл вместе с ее сыновьями, как за доброго волшебника.

- Поросят да кур водить мне уже не по силам, - признает Ендовицкая. - Но покупатели на зерно всегда найдутся. И это нам с сыном поддержка будет.

В хуторе Гремучем видим похожую картину: сама нахватавшая ворох болезней Надежда Рылёва в свои 78 сидит при сыне - инвалиде детства. А еще успевает за птицей во дворе ухаживать. Наследницей доли своей покойной матери Надежда Дмитриевна вовремя не стала.

Таких историй, поясняет Александр Найденов, хоть пруд пруди. С правовой точки зрения эти люди сами проворонили свою собственность. Не вникали в законодательство, не штудировали районную газету, где однажды набрали мелким шрифтом список владельцев невостребованной земли. Но разве у кого-то повернется язык предъявлять подобные претензии к таким людям? И разве не обязанность власти помочь им? Как оказалось, власть не просто в стороне. Она превратила процесс обретения земли для "опоздавших" в бесконечную гонку по кругу.

Найденов подсчитал: чтобы собрать доказательную базу при вступлении в наследство, надо пройти 14 инстанций, большинство из которых находятся в городе. Если же срок пропущен, то этих инстанций больше, а "доказывать приходится долго и нудно, что требует недюжинной выдержки и недюжинного здоровья".

- А сколько чиновничьего самодурства, чванства, сколько унижений, очередей, денег! - возмущается фермер.

Стал собственником? Снова судись!

Пенсионерка Вера Яковлева из села Елизаветинское по подсказке Найденова полтора года моталась в город, чтобы стать наследницей материнской доли. Прошлым летом райсуд, наконец, признал за ней право собственности на 11,5 га сельхозугодий. А осенью Вера Ивановна получила свидетельство на землю в регистрационной службе. Но реально распоряжаться этими угодьями и получать с них доход ей не разрешили и после этого. Когда же пенсионерка пожаловалась в администрацию своего Благодарненского района, вдруг выяснилось: ее землю муниципалитет уже давно забрал и отдал в долгосрочную аренду.

А это значит, что собственнице клочка земли предстоит новый виток мытарств: через суд отменять межевое дело по сданному в аренду полю, судиться с арендатором, которому невыгодно терять землю, снова межевать участок, но уже не только свой, но и общий, поскольку муниципалитет второй раз раскошеливаться на эти цели не желает. И в завершение за свои деньги ставить их на кадастровый учет и регистрировать. Найти столько средств, а главное - дожить до получения наследства Яковлева уже не чаяла.

- Но мне и еще четырем односельчанам повезло, - радуется Яковлева. - Арендатор земли - местный колхоз с позволения районных властей этой весной согласился заменить сторону "арендодатель" на одном из полей. То есть отдать нам землю по упрощенному варианту, без выдела ее из общего массива.

Так что теперь, до 2018 года, Вера Яковлева будет получать каждый сезон свои тонны зерна, масло и печеный хлеб. Но этот случай, подчеркивают в районной администрации, исключение. И остальным рекомендуют запасаться деньгами и терпением.

- Мы сначала забрали невостребованные доли в фонд перераспределения, а когда сроки достигли 10-12 лет, перевели их в разряд государственной земли, - излагает свою позицию глава администрации Благодарненского муниципального района Николай Сергеев. - На нее собственность не разграничена. Возвращать оттуда участки можно только через суд, и за все следует платить, потому что государство не виновато, что человек так долго не вступал в наследство.

Перспектива сродни пытке

Сергеев абсолютно уверен в своей правоте. Он склонен винить в произошедшем не себя, а исключительно самих беспечных наследников. В том числе престарелых хуторян, что сиднями сидят при инвалидах-детях. Так что 45 крестьян и фермер Найденов, разыскавший для них наследство, заплатив в каждом случае по 15-17 тысяч рублей (госпошлина в суде, услуги адвоката, справки, поездки), теперь на пороге новых разорительных трат и изнурительных тяжб. И он такой в районе не один. Татьяна Жерлицина, работающая в сельхозпредприятии ООО "Плюс", помогла получить наследство в виде долей более 70 селянам.

- Некоторые из них свыше двух лет ждут возможности по-умному обойтись со своей землей - передать ее в аренду щедрому предприятию или фермеру, - констатирует Жерлицина. - Вначале этому мешал краевой закон о минимальном участке сельхозземли в 300 гектаров. Но и теперь, когда этот размер законодатели урезали в 10 раз, наследники по-прежнему "на бобах". Специалисты службы кадастра никак не получат инструкций, как ставить землю на учет. А муниципальная власть отказывается расторгать договоры аренды и отдавать землю новоявленным собственникам.

Примечательно, что краевые законодатели считают незаконными такие манипуляции с невостребованной землей в муниципальных районах.

- Если эти угодья администрация забрала, отдала в аренду и таким образом создала дополнительные препятствия для собственников, им надо обращаться в суд, который стопроцентно встанет на сторону наследника, - утверждает председатель комитета по земельным отношениям и землеустройству Госдумы Ставрополья Александр Бобров.

Но в том-то и беда, что на судебную круговерть обрекают немощных, малоимущих и малограмотных стариков, которым такая перспектива обретения земли сродни пытке. Надежда получить наследство замаячила перед ними лишь вследствие высокой востребованности сельхозземли в регионе. Помогая наделить крестьян долями, а значит, реальными доходами, сельхозпредприятия и фермеры одновременно расширяют возможности своего бизнеса. И даже в этом случае препятствия возникают почти непреодолимые. А сроки обретения земли растягиваются на годы, что создает ложное впечатление, будто пашня собственникам не нужна.

Р.S. Последние дискуссии в российском парламенте говорят о намерении законодателей внести поправки в закон об обороте сельхозземель с тем, чтобы ничейные угодья начали, наконец, приносить урожай и доходы в казну. Один из вариантов - разрешить сельским поселениям по решению сходов граждан обращать невостребованные доли в муниципальную собственность. Хорошо бы только не забыть о правах на эту землю законных наследников, которые могут объявиться позднее. А заодно - упростить процедуру получения долей для тех, кто уже узнал о подарке судьбы, но никак не может им завладеть.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...