Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

"То скрипочки пиликают, то на арфе тренькают"

Вы много и интересно рассказываете о "раскраске" "Семнадцати мгновений весны". Да, получилось любопытно. Особенно то, что самый яркий цвет в фильме - красные повязки эсэсовцев "...".
0
Александр Любимов (фото: Игорь Захаркин, "Известия")
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Уважаемая редакция!

Вы много и интересно рассказываете о "раскраске" "Семнадцати мгновений весны". Да, получилось любопытно. Особенно то, что самый яркий цвет в фильме - красные повязки эсэсовцев "...".

Но ведь фильм изменил не только "окрас". И эти изменения явно не к лучшему. Зачем-то пересняли досье на членов НСДАП. Раньше они были написаны крупными буквами, сначала на немецком языке, потом текст превращался в русский. Это смотрелось необычно и вызывало ощущение подлинности. Теперь нам показывают картинку с мелким текстом - и все. Скучно, формально. Досадно - но не раздражает.

А вот что раздражает, так это пошлейшие музыкальные подложки под диалоги. Например, в эпизоде в больнице, куда к только что родившей Кэт приходит следователь гестапо, прикидывающийся страховым агентом. Очень сильная сцена, когда за внешней расслабленностью и даже лиричностью персонажей скрывается острейшая интеллектуальная дуэль врагов. Невозможно отвлечься от реплик, хотя и знаешь их наизусть. Но теперь благодаря "апгрейду" эту сцену, извините, противно смотреть. С начала и до конца диалог героев сопровождает какофония - то скрипочки невнятно пиликают, то вроде как на арфе тренькают. Убого, однообразно, навязчиво "...".

С уважением, Юлия Савелова (Москва)

"Известия" попросили ответить на письмо читательницы первого замдиректора телеканала "Россия" Александра Любимова, который руководил колоризацией "Семнадцати мгновений весны":

"Мы не ломали художественной ткани фильма"

Мы не меняли звук - мы отреставрировали тот звук, который был. Добавили только, что называется, "гур-гур", то есть шумы второго плана. Очень изящно, очень деликатно. Еще в некоторых случаях добавили голоса. Например, когда Гитлер говорит и его переводит Копелян, в изначальном варианте шел голос Копеляна поверх пустой звуковой дорожки. Мы взяли текст Гитлера, озвучили его по-немецки и сделали голосом второго плана, синхронно с тем, что произносит Копелян. Это добавляет современному зрителю ощущения актуальности, драмы происходящего.

Никаких решений, меняющих художественную структуру "Семнадцати мгновений весны", мы не принимали. А что касается досье на членов НСДАП, то при технических возможностях, которые были, когда снималось черно-белое кино, это выглядело нормально. Сейчас это смотрится страшно архаично, доморощенно и непрофессионально. Поскольку проект был очень специальный - абсолютно новаторский для того времени, - на него давали мало средств, чтобы можно было сделать хорошо. Мы попытались, не ломая художественной ткани, это исправить.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...