Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

День рождения мне присвоили в честь Дня Победы

Родом я из Борислава Львовской области. Дата рождения - 9 мая 1942 г. Это по паспорту. На самом деле день рождения мне присвоили в детдоме в честь Дня Победы уже задним числом, и я абсолютно не знаю, где и когда появился на божий свет. И в памяти нет даже проблеска о родителях. Уж сколько лет я прожил, а они даже не снились, ни вместе, ни порознь
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Родом я из Борислава Львовской области. Дата рождения - 9 мая 1942 г. Это по паспорту. На самом деле день рождения мне присвоили в детдоме в честь Дня Победы уже задним числом, и я абсолютно не знаю, где и когда появился на божий свет. И в памяти нет даже проблеска о родителях. Уж сколько лет я прожил, а они даже не снились, ни вместе, ни порознь. В действительности я был подобран нашими солдатами в Германии, потом сдан в детский дом, расположенный в предгорьях Карпат, вблизи курорта Трускавец.

Как я попал в Германию, одному Богу известно. Помню только, что был в пилотке и сшитой для моего возраста шинели. Еще помню, как постегиваю лошадь кнутом на походной кухне. Запомнился лысоватый худощавый майор с большими звездочками на погонах. С ним я жил в небольшом доме с деревянным крыльцом, а окно смотрело на проселочную дорогу. Однажды я был дома один, кто-то постучал по стеклу. Я глянул, а там старая страшная цыганка. С испугу забился в комнате под свисающую скатерть круглого стола. Выполз, дрожа, когда загрохотали двери с крыльца. Это был мой опекун со звездами на погонах, но не один, а с молодой женщиной. Они покормили меня и уложили спать на сундуке. Даже налили чуток водки, чтобы я, наверное, крепче спал. Вот несуразица: мать родную и войну со всеми ее страхами не помню, а старая цыганка и моложавая женщина зацепились в памяти.

Минули годы, у меня появились свои дети, сначала дочь, потом сын. Малышом он будил во мне мое далекое прошлое. Смотрел я на него и размышлял: вот если взять его сейчас и оторвать от себя и от матери на полгода, ведь он же напропалую забудет нас. И если кто-то другой его вырастит и воспитает, то проживет он все свои годы безмятежно, без тоски и печали. А меня всю жизнь мучило, где мать и отец.

В 1965-м я окончил высшую мореходку в Ленинграде. Пытался отыскать родных, писал о себе в газеты, Агнии Барто в передачу "Найти человека".

В 1985-м ко мне заехал школьный друг Юра Копылов. Едва мы пригубили по рюмке за встречу, как он сказал: "А вы знаете, у меня отыскался родной отец!" А он ведь его даже не искал, тот Юрку сам нашел через Международный Красный Крест. Туда я немедленно написал... Зачем сейчас пишу? Жажда выплеснуть эту боль, может быть, будет удовлетворена вселюдным ее оглашением и осознанием, что я сделал все возможное для их поиска.

Владимир Неретин (Петербург)

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...