Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

В экономике уже идет бурный рост, только мы этого еще не почувствовали

Если бы кризис накрыл нашу страну не осенью, а весной, не исключено, что мы бы его пережили намного легче. О сезонности в российской экономике, сокращении сбережений и возможном дефиците продуктов в магазинах корреспонденту "Известий" рассказал президент Центра стратегических разработок Михаил Дмитриев
0
Михаил Дмитриев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Если бы кризис накрыл нашу страну не осенью, а весной, не исключено, что мы бы его пережили намного легче. О сезонности в российской экономике, сокращении сбережений и возможном дефиците продуктов в магазинах корреспонденту "Известий"  рассказал президент Центра стратегических разработок Михаил Дмитриев.

"Наш кризис существует в двух параллельных мирах"

вопрос: Что показывает экономический барометр?

ответ: Российская экономика сейчас напоминает таз с водой, в который бросили очень большой камень. Естественно, все бурлит, часть воды выплеснулась. Волны накладываются друг на друга, общая картина очень неоднозначная и хаотичная. Наш кризис существует в двух параллельных мирах. В одном из них продолжается спад, а в другом начался подъем. Все это происходит одновременно.

в: Как такое возможно?

о: В нашей экономике, как и во многих других, действуют две мощные силы. Первая - задержки, с которыми происходят различные явления кризиса. Вторая - сезонность, повторяющиеся из года в год колебания деловой активности.

в: И насколько кризис задерживается?

о: Как правило, сначала падает выручка предприятия, а инвестиции снижаются с задержкой в несколько месяцев. У нас промышленное производство начало падать еще в IV квартале 2008 года, и это было первое, что мы ощутили. Инвестиции, тем не менее, имели положительные темпы роста вплоть до декабря. Точно так же с опозданием стали падать доходы населения. Первое снижение заработной платы произошло только в декабре. Розничный товарооборот рос еще в январе - потому что люди очень медленно меняют свою структуру потребления и тратили свои сбережения. Но ясно, что тратить долго нельзя.

в: То есть сбережений у людей не осталось вообще?

о: Остались. Но, когда они подходят к концу, тратить их начинают гораздо осторожнее. Сперва люди сокращают менее неотложные расходы. Например, походы в рестораны, в кинотеатры, другие развлечения. Во вторую очередь начинается экономия на продуктах. Российская экономика эти стадии проходила на протяжении полугода.

Когда начинает падать потребление, естественно, по цепочке это распространяется на отрасли экономики, которые эти товары производят. Но с задержкой. Поэтому у нас сельское хозяйство в I квартале росло. Но теперь падение потребления может отразиться и на нем.

ответ: Для розничной торговли сейчас наступил самый тяжелый момент. С одной стороны, доступ к кредитам все еще не очень хороший. С другой - падают продажи, и это самое плохое. Скоро могут начаться банкротства магазинов и торговых сетей.

вопрос: Это приведет к дефициту?

о: В принципе может. Что-то подобное уже было в прошлом году, когда некоторые торговые сети резко сократили ассортимент. И это может повториться, но по другим причинам: спрос сократился, из-за этого ухудшилось финансовое положение ритейлеров, и им не хватает средств на закупку товаров.

"Из года в год рост происходит весной и летом"

в: А сезонность откуда берется?

о: В России, как и в Советском Союзе, из года в год экономический рост происходит, главным образом, весной и летом. Именно в это время в стране увеличивается ВВП по отношению к предыдущему кварталу. Осенью и зимой ВВП растет очень медленно или резко снижается - за последние 5 лет у нас ВВП в I квартале в среднем падал более чем на 10% по сравнению с IV кварталом. При этом во II и III кварталах, как правило, наблюдается сезонный прирост ВВП в среднем на 11-13%. В IV квартале средний показатель за последние годы - это рост на полпроцента.

в: В чем причина?

о: Мы связываем это с сельским хозяйством, которое носит выраженный сезонный характер. Также летом делают запасы топлива на зиму.

%%VYNOS1%%В этом году проблема сезонности обострилась из-за мирового экономического кризиса. Думаю, что страна и экономика совсем по-другому ощутили бы этот кризис, если бы он начался весной, а не осенью. В таком случае люди бы просто не почувствовали прироста доходов. Спада ВВП по отношению к предыдущему кварталу могло бы и не быть. Согласитесь, это совсем другая ситуация. А уже в III квартале скорее всего обозначился бы некоторый рост. То есть вместо подъема экономика бы три месяца потопталась на месте, а потом опять начался бы подъем под влиянием сезонных факторов. Глядишь, в декабре у нас все бы более-менее выровнялось. А в I квартале экономика сократилась бы, как всегда, - и всё. В результате по итогам года все равно было бы падение ВВП. Но ощущалось бы это совершенно иначе.

в: Получается, кризис оказался таким тяжелым потому, что наложился на обычный сезонный спад?

о: Именно. В итоге в I квартале по отношению к IV кварталу ВВП у нас упал не на 10%, а на все 25%. Это был шок, как если бы экономику "оглушили" одним ударом и быстро сунули в морозильную камеру, где она покрылась бы ледяной коркой. В стране приостановилась экономическая активность: закупки, потребление, кредитование, инвестиционные решения. Все, затаив дыхание, ждали, что будет дальше. После такой встряски экономика еще долго будет приходить в себя.

"У нас будет время противостоять следующим волнам"

в: Какие перспективы?

о: Почти наверняка рост во II квартале возобновится. Спад в экономике по отношению к аналогичному кварталу прошлого года продолжится, он даже может углубляться, но по сравнению с показателями провального I квартала мы почувствуем бурный рост.

в: То есть у нас уже прямо сейчас идет быстрый подъем экономики?

о: Похоже на то. Падение уровня зарплаты по стране прекратилось в январе, и в марте обозначилась тенденция к росту. Такая же картина с прибылью предприятий. С конца прошлого года резкое падение, глубокий провал в I квартале вплоть до убытков, и сейчас кривая опять идет вверх. Причем ее наклон лишь немногим меньше, чем в предыдущие годы. Скорее всего в апреле - июне экономика вырастет по сравнению с I кварталом не менее чем на 10%, а в июле -сентябре темп роста может оказаться еще выше.

Вопрос в том, как быстро экономика сможет оживиться. С учетом того, как глубоко мы упали в начале года, за ближайшие два квартала нам нужно добиться сезонного роста накопленным итогом не менее 30%. Тогда по итогам 2009 года ВВП сократится менее чем на 5%.

в: Можно ли сказать, что хуже уже не будет?

о: Первопричины кризисных явлений уже понемногу себя исчерпывают - падение производства, доходов, инвестиций и ограничение доступности кредитов состоялись. Но последствия первых ударов кризиса еще продолжают "накатывать" волнами с соответствующими лагами. Это коснется многих предприятий, а на них работают люди. Если сократится потребление мясных продуктов, естественно, пострадает мясопереработка, а затем сократятся и закупки кормов. Это и есть вторичные и третичные волны кризиса, которые будут постепенно распространяться по экономике. Но это не быстрый процесс, и у нас будет время ему противостоять. Помните, это будет происходить на фоне сильного сезонного оживления нашей экономики.

"Чем ниже цены на нефть, тем лучше наши отношения с Западом"

в: Другие страны также тяжело переживают кризис?

о: Если судить по глубине и продолжительности спада ВВП, то мы - в числе наиболее пострадавших. По последним прогнозам МВФ, только в Японии будет немногим более глубокий спад, чем в России. Другие крупные страны и регионы имеют либо положительный рост вроде Китая и Индии, либо небольшой спад вроде Бразилии. В США и Европе спад тоже гораздо меньше российского.

в: Надо понимать, меры правительства по стимулированию экономики не действуют?

%%VYNOS2%%о: Не в этом дело. Мы гордимся одним из самых больших пакетов антикризисных мер в мире - 12% от ВВП. Но если при гриппе пациент съест самую большую таблетку, это не значит, что он выздоровеет быстрее других, - возникает опасность передозировки. У нас, к сожалению, нет возможности сразу принять лекарство в той дозе, которая есть в распоряжении федеральных властей, из-за системной слабости экономики. Теоретически правительство могло бы уже в этом году потратить на стимулирование экономики все бюджетные резервы - в размере 20% ВВП. Но если оно это сделает, то вызовет всплеск инфляции и новый виток девальвации рубля.

в: Что наше правительство сделало очень хорошо и даже лучше всех?

о: Во-первых, антикризисный трехлетний бюджет у нас появился раньше, чем в большинстве стран Западной Европы. Это мощный фактор снижения неопределенности в экономике. Если инвесторы видят, что правительство уже сейчас сформулировало реалистичный бюджет, который предполагает дефицит лишь в 3% в 2011 году, это обеспечивает нам совсем другие инвестиционные рейтинги и совсем другое отношение кредиторов. Во-вторых, политическая стабильность. Россия была одной из немногих стран в мире, которая вошла в кризис с очень высоким капиталом политического доверия населения.

в: Доверие будет оставаться высоким?

о: Этому вопросу посвящен ряд исследований, одно из которых провел американец Дэниел Трейзман. Он сопоставил индексы потребительских настроений, полученные путем опросов населения, с другими факторами, влиявшими на рейтинги российских президентов начиная с 1991 года. Выяснилось, что больше 95% колебаний этих рейтингов связано только с оценкой населением своего текущего материального положения, его изменений в недавнем прошлом и ожидаемых изменений в ближайшем будущем. Задержка между опросом и движением президентского рейтинга составляет от 5 до 10 месяцев. Сейчас этот индекс упал до уровня 1999 года, когда Владимир Путин еще не стал президентом. Доверие людей к власти не обязательно упадет до этого уровня, но снижаться несомненно будет.

в: Как кризис отразится на наших отношениях с Западом?

о: С экономической точки зрения кризис - это период, когда происходит сплочение стран, потому что ни у кого нет лишних ресурсов на конфликты. И мы видим, что по многим внешнеполитическим вопросам в США и России происходит поиск путей сближения позиций. По-моему, эти сдвиги во многом связаны с кризисом. Есть одно американское исследование, которое прослеживает уровень международной напряженности между Россией и Западом в зависимости от динамики цен на нефть. Получилось, что чем ниже цены, тем лучше отношения. При этом тенденция прослеживается и в советское, и в постсоветское время.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...