Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Алексей Венедиктов: "Радио не может оказать помощь, но может рассказать, куда следует обращаться"

Радиостанция "Эхо Москвы" предлагает слушателям набор антикризисных программ. Кому они адресованы? Чем могут быть полезны? Почему "качать права" полезно, хотя и опасно? На эти и другие вопросы обозревателя "Известий" ответил главный редактор "Эха" Алексей Венедиктов
0
Главный редактор "Эха Москвы" Алексей Венедиктов (фото: Дмитрий Коробейников)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Радиостанция "Эхо Москвы" предлагает слушателям набор антикризисных программ. Кому они адресованы? Чем могут быть полезны? Почему "качать права" полезно, хотя и опасно? На эти и другие вопросы обозревателя "Известий" ответил главный редактор "Эха" Алексей Венедиктов.

вопрос: Какие новые программы появились на радио в связи с кризисом?

ответ: Одна из первых таких программ - "Военный совет", совместный проект с Министерством обороны. Несколько раз мне звонили и писали военнослужащие: "Мы не понимаем, что делает Минобороны, как нас коснется реформа, да еще в условиях кризиса..." Мы провели социологическое исследование и поняли, что среди нашей аудитории огромное число военных пенсионеров и людей, которые в ближайшее время собираются уходить из армии. Я позвонил замминистра обороны Николаю Панкову и рассказал ему эту историю. Он пообещал доложить министру. А спустя неделю мы встретились с Анатолием Сердюковым. На мой взгляд, он был слегка удивлен, что именно "Эхо Москвы", которое они воспринимают как оппозиционную радиостанцию, предложило социальную передачу, касающуюся военных. Тем не менее министр дал добро, и с середины февраля по субботам у нас выходит "Военный совет". Помимо профессионального ведущего, журналиста Сергея Бунтмана я пригласил в качестве соведущего человека военного - подполковника ФСБ Анатолия Ермолина, который служил в "Вымпеле", занимался борьбой с террористами. У нас в эфире появились люди, которые интервью обычно не дают. Например, Любовь Куделина, до недавнего времени замминистра обороны по финансам. Она, к примеру, очень подробно рассказывала о том, что такое "боевые". У нас были замначальника Генштаба генерал Ноговицын, генерал Кириллин, занимающийся обустройством могил погибших советских и российских солдат. Это социальная передача для военнослужащих, и именно на это мы рассчитывали, планируя ее. Как сформулировал подполковник Ермолин: "Моя задача - показать преимущества, которые дает армия для гражданской жизни". Это начинает получаться. Мы знаем, что после программы о военной ипотеке офицеры с распечаткой передачи с сайта добились получения квартир.

Вторая удачная программа называется "Поехали!". Поначалу она называлась "Понаехали тут" и была связана с миграцией. Марина Королева поменяла название на более спокойное, и тут Федеральная миграционная служба предложила снабжать нас информацией, историями, экспертами, юристами. Они приходят, рассказывают, как оформить вид на жительство, как надо отмечаться, что должен делать работодатель. Как и в "Военный совет", в "Поехали!" звонят люди со своими проблемами. Например, звонит человек, приехавший с Украины, спрашивает, что он должен сделать, чтобы не нарушать закон. Я думаю, эта программа помогает множеству людей - и рабочим, и бизнесменам. Это тоже программа, дающая полезную информацию: как устроиться, как приезжий, если он с семьей, может отправить детей в школу. Программа, объясняющая людям их права и обязанности.

Ну, и кроме того, мы очень много времени посвящаем сейчас проблемам безработицы и трудоустройства. На такую информацию сейчас есть спрос. Люди ищут работу. Мы приглашаем министров, заместителей министров и подробно, не торопясь, иногда даже занудно объясняем людям их права. Это направление возникло с ноября - кризис, время тяжелое. Радио не может оказать помощь, но может рассказать, куда следует обращаться за помощью и что для этого нужно. И слушатели принимают в этих программах активное участие. Они звонят, рассказывают свои истории, а мы их разбираем как модельные.

в: Если человек, уволенный с нарушениями Трудового кодекса, пойдет по советам ваших гостей судиться, он рискует испортить себе репутацию и никогда не найти приличную работу. Вы возьмете к себе на радио скандалиста?

о: Вы правы, угроза такая существует. Но я брал журналистов, со скандалом уходивших из других редакций. Если работодатель нормальный - он ищет эффективного сотрудника. Я понимаю, чем в той или иной ситуации вызван скандал. Неправедным увольнением, например. Я за время кризиса не уволил ни одного человека. Мы пошли на солидарное сокращение зарплат. Это я говорю впервые. Руководство радиостанции решением совета директоров потеряло треть в зарплате, а журналисты в среднем пока 7 процентов. Но это не значит, что мне не придется увольнять людей. Если придется, мы будем их увольнять по закону, выплачивая все, что полагается. Если работник считает, что я допускаю по отношению к нему несправедливость, он может это доказать у меня в кабинете, а если не получится - в суде. Мне это будет неприятно, но я понимаю таких людей. И то, что мы всегда говорим с гостями в эфире: "Права свои надо защищать". Мы суперправовое радио. У нас есть программа "Кейс". О соотношении законности и справедливости. Делаем ее вместе с Юлием Гусманом и Юрием Кобаладзе и обнаружили, как часто наше понимание справедливости не совпадает с законностью. Разбираем конкретные дела, и слушатели голосуют пополам. Когда мы называем себя гражданами, то подразумеваем, что у нас есть не только обязанности, но и права. "Качать права" - может оказаться дорого, но не "качать" - еще дороже - для себя и для общества.

в: А кого у нас больше - граждан или подданных?

о: Я гражданин. Это вопрос самоидентификации. Скоро в Думу будет внесен закон об отрицании роли России в Победе в войне. Был такой финский маршал Маннергейм. Он с 1941 по 1944 год воевал в составе гитлеровской коалиции. Финские солдаты стреляли в советских, 18 000 советских солдат умерли в финских концлагерях. В 1992 и 1996 годах, когда Ельцин был с визитами в Финляндии, он, мотивируя этим, отказался возложить венок на могилу маршала Маннергейма. В 2001 году Владимир Путин, а сейчас Дмитрий Медведев - возложили венки на его могилу. Вопрос не в том, правильно это или нет. Понятно, что для государства важнее примирение с соседями. Вопрос в том, что если люди в этой ситуации кричат: правильно Борис Николаевич! А потом они же: правильно Владимир Владимирович! Это подданные. У граждан есть представление о том, что правильно для страны, а что - нет. Вне зависимости от президентов.

в: А среди ваших слушателей кого больше - граждан или подданных?

о: Я думаю, граждан. Они же спорят, не соглашаются. У них есть своя позиция. И они ее отстаивают. Спорят.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...