Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

"Все те же мы: нам целый мир чужбина..."

На следующий год Царскому Селу 300 лет. Юнец по сравнению с Псковом или Ярославлем, но - "Отечество нам Царское Село". Там всегда жили самые важные особы государства, а сейчас просто очень симпатичные люди
0
С таким же размахом в Царском селе планируют похоронить кризис
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На следующий год Царскому Селу 300 лет. Юнец по сравнению с Псковом или Ярославлем, но - "Отечество нам Царское Село". Там всегда жили самые важные особы государства, а сейчас просто очень симпатичные люди.

Царское Село без храма - как улыбка без зубов

Вот спросите меня: какое самое сильное впечатление за последние месяцы? И я скажу: Царское Село ранним утром.

Куда ни кинь - дивные особнячки палевого, горохового или терракотового цвета с коваными террасами. Вот дача Китаева, где жил Пушкин, вот Знаменская церковь, где он причащался... Уверена: и тут есть прожект's снести трехэтажные домики и понастроить небоскребов, а поодаль поставить статую Екатерины I, жены Петра I, и чтоб была та никак не меньше мужа, что на Крымском Валу в Москве. Это же та самая Екатерина, о которой мы читали у Алексея Толстого и, заразившись немецкими словечками, называли друг друга "мин херц". Это ей Петр даровал Сарскую мызу в 1710-м, и она с немецкой сноровкой быстренько тут всего хорошего понастроила.

- Сразу видно: приезжая. Только они так смотрят на Село - с умилением и завистью, - слышу за спиной.

Стоит дедок в куртке и вязаной шапочке, правильный выговор, отличающий царскоселов даже от петербуржцев.

- Да вот, - говорю, - любуюсь низкорослой гармонией.

- Самым большим строением тут всегда был Екатерининский собор - высотой 53 метра. Его построили по проекту Тона в 1840-м. Это который автор храма Христа Спасителя, но тот строился позже нашего, а потому, на мой взгляд, менее удачный - уж слишком помпезный. Екатерининский сейчас восстанавливают, идемте, покажу.

По дороге узнаю массу интересного.

- До революции в "Царскосельском листке" нередко можно было прочитать объявления типа: "Даму, обронившую брошь с бриллиантом, просьба обратиться в полицейское управление". Здесь построили тюрьму, в которой никогда не было ни одного заключенного. Счастливая жизнь, - с сердцем выдыхает старик.

...Средь белого поля растут высокие стены красного кирпича, уже вполне угадывается будущая стать строения. Здесь же, на снегу, стоят огромными луковицами каркасы куполов, и работяги крутятся возле них - варят, стучат молотками по железу и деревянной обшивке.

- Не хотите купить кирпичик? - спрашивает выглянувшая из деревянной бытовки девушка.

- Зачем? - удивляюсь.

- Вы на нем напишете имя и фамилию, я выдам вам вот такой сертификат, а потом кирпич пустят в кладку. Внесете свою лепту в строительство.

- И много людей уже купило?

- Вы, - девушка смотрит в компьютер, - 22 194-я. А живет в Царском Селе - 110 тысяч.

Мне вручают весьма солидный документ и выводят на улицу. Там на поддоне лежат маркированные кирпичи, на одном из них я тоже расписываюсь.

- И кто это, - говорю, - придумал?

- Я, - отвечает высокий и прямой, как арматурный прут, мужчина.

Оказалось, он тут главный - директор группы компаний "Стройсвет" Александр Кращук.

Это его компания строит малогабаритные стилизованные особнячки, которыми я так восхищалась. А храм возводит на отвлеченные средства, на те, которые отвлекает от основного, доходного дела.

- И что, денег хватает?

- Не хватает. По смете - 500 миллионов, у нас есть половина. Ладно, еще начали до кризиса и продвигаемся быстро. Тендер на колокола выиграли челябинцы. Будет собор один в один как у Тона.

- А что ж, - спрашиваю, - такие уж амбиции - непременно храм?

И даже не ожидаю такого откровения.

- Мой отец был хорошим хирургом, но спился - спирт-то всегда под рукой. И умер рано. И я пил. Со студенчества. Да так, что был уверен: кончу так же, как отец. Но случайно попал в церковь, познакомился с одним человеком, который вот уже 17 лет мой духовник, и как заново родился. У меня хорошо идет бизнес, отличная семья, мне интересно жить. Мне даже священники говорили, что не потяну я строительство собора, да и прихожан мало, давайте, мол, часовню здесь поставим. Но ведь он здесь был - и был сердцем Царского Села! И я подумал: будь здесь собор - судьба многих изменится кардинально, как моя.

Сколько стоит похоронить кризис?

С Игорем Гаврюшкиным мы познакомились в Михайловском. В любой компании находится человек, который бессловесно всех обслуживает, пока остальные спорят с упоением или эмоционально обмениваются новостями. Так и тут: гостиничка пушкинского заповедника вдали от магазинов, так что кто-то должен загодя съездить за продуктами, накрыть на стол, а потом тихо на кухне чистить картошку, чтобы было чем ужинать.

- Так вы тот, кто устраивает благотворительные рождественские ярмарки в Питере? Где еще "Медведь" Матвиенко за одиннадцать "лимонов" ушел? И карнавалы - вы?

- Ну да, - соглашался Игорь, опуская картофелину в кастрюлю с водой. - Приезжайте через месяц в Питер на аукцион, он будет посвящен Гоголю...

И когда все СМИ публиковали по-домашнему уютный рисунок Путина, ушедший с гаврюшкинского аукциона за 37 миллионов, и энергичный портрет Гоголя в красных тонах кисти Нетребко, я с улыбкой вспоминала немногословного франтоватого человека.

Потом через Савву Ямщикова узнавала о тамошних планах. Готовится к девятому карнавалу, хочет... похоронить кризис! Похороны будут пышными, антураж - гламурным: гроб со стразами, ну, и всякие там прибамбасы. Еще собирается выиграть тендер на восстановление Императорского вокзала в Царском Селе.

- Так что там восстанавливать - он уж весь развалился...

- Не-е-т, не скажи, можно восстановить. Это первый в России вокзал. Вообще, многое начиналось в России с Царского Села, это всегда был для России такой образцово-показательный город. Все нововведения возникали здесь - первый светофор, первые тротуары, первая электростанция, первый столб электрического освещения. Первые автомобильные гонки, первый автомобиль у государя-императора. И европейцы в середине XIX века приезжали сюда и завидовали, как у нас организован быт, какие чистые окна в домах.

На будущий год городу 300 лет, так он хочет вернуть ему цвет: все будет розовым. Даже столбы и скамейки. Остановки и маршрутки. Это исконный доминирующий цвет Царского Села. Есть цветные литографии - так там даже невесты возле Екатерининского собора в розовом.

"Уж похороны кризиса не пропущу", - думаю я. И вот новости оттуда: Гаврюшкин тендер на вокзал проиграл. Гаврюшкину карнавал провести не дают.

- Как это? Это же всегда было так здорово, об этом писали взахлеб. А причина? Кризис? Денег нет? Так он его похоронит - и всем жить станет лучше и веселее.

- Сказали: местечковое событие.

Бродим с Игорем по Екатерининскому парку, он рассказывает про Царскосельский карнавал. Их там прошло уже 16, повезло с председателем исполкома. А в Питере - 8. Они, конечно, отличаются. Сюда, в Село, приезжает Митя Шагин со своими "Митьками", и они рисуют Доску почета граждан города Пушкина - официально же Пушкин еще не переименован. Игорь Шаймарданов пишет лубочные картинки, где прошлое Царского Села переплетается с настоящим: как 19 октября 1811 года открывается Императорский лицей; генерал-губернатор Захаржевский объясняет жителям слободы, как содержать дома в чистоте (он выстраивал весь город и повелевал заткнуть левое ухо - считал, что сказанное вылетает через это самое левое ухо!); как Аня Горенко (Ахматова) познакомилась с Колей Гумилевым в кондитерской Голлербаха; как директор Екатерининского дворца Иван Саутов Янтарную комнату получает; как Саша Кращук храм Святой Екатерины восстанавливает...

- А знаешь, как было с Венецианским карнавалом? - оживляется Игорь. - В 80-е существовал прогноз: к 2000 году жемчужина Италии уйдет под воду, ведь каждый год город опускался на 7-8 см, и никакие меры не давали результатов. Тогда решили: умирать - так с музыкой. Надо вернуть городу дух, вспомнить об утраченных традициях и устроить здесь карнавал. И он прошел в 1981-м. Теперь на Венецианский карнавал приезжает невероятное количество народа, они оставляют здесь немалые деньги. Они снимают жилье, поэтому каждый хозяин заинтересован укрепить те, условно говоря, три метра, что выходят на канал. Каждый укрепляет свои метры, и этого оказалось достаточно, чтобы город перестал уходить под воду.

- Кстати, - спрашиваю, - а почем карнавал?

- Миллионов 30.

- Ого!

- На первые семь карнавалов город денег не давал, на восьмой дал половину. И дело-то даже не в деньгах - в миропонимании. Карнавал способен всколыхнуть в человеке столько жизненных сил!

Да, ему отказали. Но, без сомнения, он что-нибудь придумает - кто у нас человек-праздник? Да и кризис нужно бы похоронить. Надоел!

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...