Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

"Столько материала - на пять жизней хватит"

Напомнить петербуржцам о том, что Бавария - это не только футбол и пиво, приехали на невские берега музыканты оркестра Баварского радио, одного из лучших симфонических коллективов мира. Пять сезонов им руководит признанный мастер петербургской дирижерской школы народный артист России Марис Янсонс
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Напомнить петербуржцам о том, что Бавария - это не только футбол и пиво, приехали на невские берега музыканты оркестра Баварского радио, одного из лучших симфонических коллективов мира. Пять сезонов им руководит признанный мастер петербургской дирижерской школы народный артист России Марис Янсонс.

- Марис, возникает впечатление, что вы все время живете в Петербурге.

- Впечатление вас не обманывает. Ошибаются те, кто думает, что Янсонс уехал. Я никуда не уезжал. У меня здесь дом, библиотека, здесь я готовлюсь к предстоящим концертам. Работаю - там.

- Ваши поклонники с волнением ждут встречи с оркестром из Баварии. Но я вижу, что волнуетесь и вы. С чем это связано?

- Петербург - это мой родной город. С ним я связан с 1956 года. Хоть я и рижанин по рождению, но считаю себя петербуржцем. Здесь учился, работал, и старшее поколение слушателей, наверное, меня помнит. Но уже выросло новое поколение. И я волнуюсь от предстоящей встречи и с теми, и с этими слушателями. Это приятное волнение, которое придает мне особый настрой.

- Когда-то, возглавив скромный оркестр Осло, вы сделали из него коллектив мирового уровня. А Баварский оркестр и до вас высоко стоял в мировой табели о рангах. Какие творческие намерения руководили вами, когда вы согласились стать его главным дирижером?

- Баварский оркестр - элита. Думать о том, что ты, придя в такой коллектив, предложишь ему какую-то новую стратегию, просто глупо. Но постепенно они, как губки, что-то впитали от меня, а я от них. Все это произошло естественно, даже незаметно. Мы понимаем друг друга с полуслова. Единственное, что я определенно внес в жизнь коллектива - стал его больше вывозить на гастроли.

- А может ли оркестр много ездить, если он принадлежит радио?

- У всех такое представление: если радиооркестр, значит, играет в студии. Но эти времена давно прошли. Мы - концертный оркестр. Но, я думаю, его реноме, а вернее, его качество стоит выше того, что люди о нем знают. И вот мы благодаря поездкам, участию в фестивалях вошли в группу ведущих коллективов, которые выступают в самых ответственных залах.

- В нынешнем году оркестру исполняется 60. Как он хранит свою историю?

- Я бы сказал - образцово. Вы можете представить: все концерты этого оркестра - записаны! С осени мы начнем открывать архивы. Там столько материала - на пять жизней хватит! Правда, это пока документы для будущего, потому что рынок наводнен очень большим количеством записей, и люди их мало покупают. Записывающий бизнес сейчас находится в сложном положении.

- Что из пережитого за пять лет руководства оркестром вы могли бы вспомнить как наиболее важные события?

- Могу вспомнить, например, наши выступления в Зальцбурге с Девятой симфонией Бетховена и Литургической симфонией Онеггера. Недавно у нас было три концерта в Карнеги-холле. Каждый вечер публика аплодировала нам стоя.

- Это были аплодисменты вашему профессионализму?

- Одного профессионализма мало, важна еще и колоссальная отдача. Музыканты во время исполнения здорово "заводятся". Зал это не только слышит, но и видит. И это по-особому захватывает слушателей.

- В числе замечательных событий можно назвать, видимо, и исполнение всех симфоний Шостаковича?

- Это был особый проект. Сначала я хотел записать его симфонии с разными оркестрами, чтобы показать, насколько этот композитор любим во всем мире. И цикл шел, пока не наступил несчастный кризис бизнеса компакт-дисков. Поэтому оставшиеся шесть симфоний я записал только благодаря оркестру Баварского радио. Это было очень успешно. И за Тринадцатую симфонию мы даже получили премию "Грэмми".

- Есть ли в репертуаре оркестра современная музыка?

- Мы играем современной музыки больше, чем любой другой оркестр. Эту традицию заложил композитор Карл Амадеус Хартман. Он организовал особую серию musica viva, где звучали современные сочинения. И с тех пор за сезон мы даем минимум пять таких концертов. Правда, тут нужна хорошая тактика. Публика, которая ходит на классику, обычно настороженно относится к новому. И если я начну менять репертуарную политику в сторону современной музыки, мы можем потерять держателей абонементов. У нас ведь есть конкуренты - Мюнхенская филармония и оркестр Оперы, который тоже играет симфонические концерты.

- И удалось вам найти золотую середину?

- Стараюсь. Вот, к примеру, играем мы симфонии Бетховена. И появилась идея: к каждой симфонии заказать современному композитору произведение, которое бы уже из нашего времени как-то перекликалось с Бетховеном. Так, к Седьмой Бетховена я заказал сочинение талантливому композитору Йоргу Видману. А к исполнению Третьей мой любимый композитор Родион Щедрин написал 10-минутное произведение "Завещание", которое мы играли и в Мюнхене, и в Америке. Оно связано с реальным фактом из жизни Людвига, который после Второй симфонии хотел покончить с собой из-за своей глухоты. Я прочитал его завещание, и у меня навернулись слезы, такой это сильный человеческий документ. Бетховен думал о самоубийстве, но написал Третью симфонию.

- В каких вы отношениях с вашими петербургскими коллегами?

- С Гергиевым мы большие друзья, с Темиркановым тоже. Вместе проработали 90-е годы, когда судьба оркестра вообще висела на волоске. И надо отдать должное Темирканову - своим мастерством, талантом, очень правильной и умной политикой он сумел сохранить оркестр.

- Есть ли у вас индивидуальные планы, связанные с нашей Филармонией или Мариинским?

- У меня настолько насыщенный график, что, к сожалению, нет времени делать еще что-то. Я руковожу двумя оркестрами - в Мюнхене и Амстердаме, постоянно дирижирую в Вене и Берлине. Нужно делать паузы, думать о здоровье.

Я и так перехожу грань. И мне бы не хотелось, чтобы кто-то подумал, что я что-то из себя воображаю или мне на многое наплевать. А еще иногда говорят: "Ну, конечно, там ему столько платят". Это смешно. Все концерты здесь я провожу бесплатно. И не в деньгах счастье.

В воскресенье оркестр Баварского радио выступит с классической немецкой программой в Большом зале Филармонии. Прозвучат произведения Рихарда Штрауса, Брамса и Вагнера.
 
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...