Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Полпред президента Николай Винниченко: "Северная часть Урала до сих пор не освоена"

Пик кризиса в промышленном производстве пришелся на январь, а сейчас в некоторых отраслях уже наблюдается рост. Об этом на встрече в редакции "Известий" рассказал Николай Винниченко, полпред президента в самом промышленном федеральном округе - Уральском. Но теперь, когда мировые цены на сырье упали, предприятиям волей-неволей придется снижать затраты. И чтобы они это делали не за счет рабочих, уральские власти задумали грандиозный проект освоения североуральских месторождений
0
Полпред президента Николай Винниченко (фото: Владимир Суворов/"Известия")
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Пик кризиса в промышленном производстве пришелся на январь, а сейчас в некоторых отраслях уже наблюдается рост. Об этом на встрече в редакции "Известий" рассказал Николай Винниченко, полпред президента в самом промышленном федеральном округе - Уральском. Но теперь, когда мировые цены на сырье упали, предприятиям волей-неволей придется снижать затраты. И чтобы они это делали не за счет рабочих, уральские власти задумали грандиозный проект освоения североуральских месторождений. Он не только создаст 60 тысяч рабочих мест, но и обеспечит предприятия Урала дешевым сырьем, которое сейчас приходится везти за тысячи километров из-за границы.

"Начали расти объемы производства"

вопрос: Урал - самый промышленный регион России. Вы сильно почувствовали удары кризиса?

ответ: Уже в декабре 2008 года мы почувствовали нарастание кризиса. Есть такое понятие - "индекс промышленного производства", то есть объем промышленной продукции, который выпускает регион. Мы традиционно превышали по этому показателю другие округа. Регион очень экономически развит: металлургия, нефтяная отрасль, газовая, машиностроение... И вот в декабре мы зафиксировали резкое падение индекса промышленного производства. По сравнению с декабрем прошлого года - 96 процентов. В январе падение стало еще более резким - уже 85 процентов. В феврале ситуация пусть немного, но исправилась: 87 процентов. Итоги марта еще подводятся, но уже есть определенные предварительные наблюдения. Начали появляться заказы, начали увеличиваться объемы производства. Хотелось бы, чтобы сохранилась положительная динамика.

в: А что вы со своей стороны делаете, чтобы смягчить удар?

о: Достаточно многое. Работу выстраиваем в рамках окружного и региональных антикризисных штабов. Вместе с органами власти и управления формируем стимулы для внутреннего потребления, экспорта. Ищем новых заказчиков в других странах. Интерес к промышленной продукции Урала есть, но многие прежние потребители отказываются от закупок. Ищем новых. К слову, трубники хорошо удержали ситуацию, они даже наращивают производство. Причем потребители у них не только в России, но и в Европе, в США... Качество очень хорошее, они успели перевооружиться за эти годы.

"Чушки лежат прямо в цехах"

в: А кому тяжелее всего?

о: Самая тяжелая ситуация сейчас в алюминиевой отрасли. Там производство продукции нерентабельно. Алюминий не продают - все затоварено. Чушки лежат прямо в цехах. Мы сейчас анализируем ситуацию, чтобы понять причины убыточности. Конечно, алюминий - это электричество, виноваты тарифы. Но не только они. Главная проблема всего нашего региона в том, что промышленное производство на 70 процентов морально устарело. А значит, производство дорогое. Когда цены на мировых рынках были высокие, можно было и с такой себестоимостью прекрасно жить. Но сейчас все изменилось, и работа стала нерентабельной. Иногда затраты на производство металлургической продукции у нас в три-четыре раза выше, чем текущие цены на мировых рынках.

в: Только металлургия оказалась в таком положении?

о: Нет, это касается всех отраслей, которые не успели перевооружиться, встать на инновационный путь и в результате оказались в тупике. Понятно, что государство не сможет поддерживать их до бесконечности. Значит, наша общая задача - найти достойный выход из положения, реструктуризировать предприятия и задолженности, обеспечить работой людей, занятых в этих производствах.

в: Перевооружение требует много времени и денег. А государство может помочь убыточным отраслям снизить себестоимость?

о: Может. Как минимум помочь с дешевым сырьем. У нас сложилась удивительная ситуация, когда значительная часть сырья, которую используют в металлургии, машиностроении, ввозится из других стран. И это на Урале, в регионе, богатом собственными полезными ископаемыми. Запасы подтверждены геологоразведочными работами, но никак не используются.

"Это геологи могут легко ходить по тундре..."

в: А откуда возят сырье?

о: Из Казахстана, из Китая... Сырье для металлургии везется на расстояния до двух с половиной тысяч километров. Вот и получается, что перевозки - это снижение в два раза уровня рентабельности. Потому мы и решили резко увеличить добычу собственных ресурсов - начали работу над грандиозным проектом "Урал Промышленный - Урал Полярный". Этот проект как раз и рассчитан на то, чтобы начать активную промышленную разработку тех полезных ископаемых, которые имеются в регионе и которые мы сейчас завозим из-за рубежа. Это марганец, хромит, железная руда, фосфориты, медь и так далее.

в: Если эти месторождения есть и уже разведаны, почему они до сих пор не используются?

о: Северная часть Урала до сих пор не освоена. Нет подъездных транспортных путей. Это геологи могут легко ходить по тундре и по Уральским горам, а состав с рудой отправить непросто. Сама проблема эта возникла уже в постперестроечное время, когда Советского Союза не стало, исчезла отраслевая кооперация и оказалось, что большая часть того, что востребовано промышленностью Уральского округа, находится за пределами Российской Федерации. Почему и стали изучать геологию региона. И оказалось, что потенциал просто огромен.

в: Насколько?

о: Разведанные запасы полезных ископаемых на Урале обеспечат потребность России на период от 80 до 400 лет. Запасы очень большие. Это и угли, и железные руды, это марганец, хромиты, фосфориты. Это то, что уже найдено на сегодняшний день на восточных склонах Уральских гор, где мы планируем проложить основную ветку железной дороги. Промышленный проект, в свою очередь, приведет к созданию комплексной транспортной инфраструктуры, которая свяжет север и юг Урала, а также западную и восточную его части в единую транспортную систему. Это облегчит доступ геологов к тем месторождениям, которые на сегодня недоразведаны.

"Возникла идея строительства АЭС"

в: Одних дорог для освоения месторождений мало. Что еще придется построить?

о: Основная проблема - создание энергетических мощностей, потому что без электроэнергии (а Уральский округ испытывает серьезный дефицит) дальнейшее освоение невозможно. Будем строить парогазогенераторные электростанции. Их в проекте четыре. Возникла идея строительства атомной электростанции. Сейчас находимся в переписке с Росатомом на эту тему. Вопрос не закрыт. Надо будет построить еще около 2000 километров линий электропередачи, автомобильную дорогу, которая будет сопровождать железную. Все это в совокупности должно привести к оживлению экономики региона.

в: Получается, что это уральская окружная антикризисная программа?

о: Да, хотя возникла она еще задолго до кризиса. На совещании по вопросам социально-экономического развития Уральского федерального округа, состоявшемся 11 декабря в городе Кургане, президент Российской Федерации Дмитрий Медведев специально подчеркнул необходимость дальнейшей реализации проекта "Урал Промышленный - Урал Полярный".

Глава государства назвал его одним из самых известных и наиболее подготовленных стратегических проектов, отказываться от реализации которого в связи с трудностями, возникающими из-за последствий мирового финансового кризиса, "было бы неправильно".

Мы это понимаем и продолжаем последовательную работу. В этом году планируем закончить проектную часть, а уже в следующем начнем комплексную реализацию проекта. И это будет реальный шаг к сдерживанию кризисных явлений. Порядка 60 тысяч рабочих мест дополнительно. Достаточно высокая заработная плата. Только в ходе строительства железной дороги планируется построить порядка 190 мостов. А что такое мост? Это огромная металлическая конструкция, которая требует проектирования, заказа конструктивных элементов, сборки... Работа многим найдется.

"Цена проекта - полтриллиона рублей"

в: Стройки века - дело хорошее, но важно, чтобы потом все это было экономически эффективно...

о: Сокращение плеча доставки сырья приведет к тому, что предприятия получат прибыль, которая будет вложена в модернизацию производства, в разведку новых месторождений, - вот чего мы добиваемся. В конечном итоге это все делается не только чтобы людей занять, но и чтобы разведка и освоение полезных ископаемых увеличить. Ведь там - вся таблица Менделеева! По моим данным - порядка 26 наименований полезных ископаемых только вдоль дороги. Я считаю, что ближайший эффект от этого проекта мы почувствуем уже в следующем году.

в: Звучит все это замечательно, но за чей счет банкет? Кто инвесторы?

о: По нашим расчетам, на каждый рубль, потраченный государством, будет вложено 4-5 рублей от частных инвесторов. Общая цена проекта - полтриллиона рублей в ценах 2007 года. Сейчас с учетом кризиса и ограничения возможностей государства мы понимаем, что выпрашивать увеличения инвестирования нельзя. В конечном итоге идеальным был бы вариант, когда финансирование всех составляющих происходило бы за счет частных инвесторов.

в: А инвесторы такие есть?

о: Есть. И российские, и иностранные. И частные компании, и даже целые государства. Все они абсолютно одинаковы в подходах. Главный вопрос - выгодны ли будут вложения? Выгоднее ли будет металлургическим предприятиям не приобретать хромиты за рубежом, а добывать у нас? Мы говорим - выгодно. Эффект только от хромитов будет порядка 4 миллиардов долларов в год. А если на перспективу - вообще триллионы рублей. Ведь затраты на перевозку снижают рентабельность практически в два раза.

Поэтому я уверен, что мы уже в следующем году должны выдать реальный результат - первый костыль в шпалу и положить первые рельсы, которые пойдут на север!

в: Удачи вам!

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...