Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Ленин сменил баритон на бас

В 1963 году в Кремлевском дворце ставилась опера Вано Мурадели "Октябрь" (торжественная премьера состоялась 22 апреля 1964 года). Специальный корреспондент "Известий" Виктор Ахломов был единственным фотографом, допущенным к процессу репетиций. Сегодня мы публикуем несколько снимков, сделанных тогда, и воспоминания Виктора Васильевича о том, как это было
0
Екатерина Фурцева и ее помощник с особым вниманием отнеслись к опере Мурадели
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В 1963 году в Кремлевском дворце ставилась опера Вано Мурадели "Октябрь" (торжественная премьера состоялась 22 апреля 1964 года). Специальный корреспондент "Известий" Виктор Ахломов был единственным фотографом, допущенным к процессу репетиций. Сегодня мы публикуем несколько снимков, сделанных тогда, и воспоминания Виктора Васильевича о том, как это было.

Почти неделю я ходил в Кремль по временному пропуску и снимал не только то, что на сцене, но и все происходящее вокруг. И это было порой значительно интереснее сценографии и репетиций оркестра.

Во время антрактов можно было выпить чашечку кофе за одним столиком с загримированным вождем мирового пролетариата. Услышать, как режиссер и композитор обсуждают какие-то моменты постановки. А коллектив в "Октябре" подобрался действительно звездный. Композитор - Вано Ильич Мурадели. Режиссер - Иосиф Михайлович Туманов. Сценографией занимался главный художник Большого театра Вадим Рындин, а дирижировал премьерным спектаклем Евгений Федорович Светланов. И за всей этой "могучей кучкой" зорко и почти ежедневно присматривал глаз тогдашнего министра культуры Екатерины Фурцевой.

Сегодня при воспоминаниях о тех давних репетициях мне показалось необычным пристальное внимание власти той оттепельной поры к спектаклю. В поисках ответа я позвонил своему старому другу, известному историку и музыковеду Манаширу Якубову, и тот в трех словах прояснил мне ситуацию.

Оказывается, главная политическая составляющая оперы "Октябрь" была не в прославлении образа вождя, а в покаянии власти перед художниками, несправедливо обиженными в предыдущие суровые времена культа личности. История помнит, что вместе с великими Прокофьевым и Шостаковичем композитор Вано Мурадели в 1948 году тоже удостоился строгой критики в газете "Правда" за оперу "Великая дружба". Тов. Сталину опера сильно не понравилась...

Но вот премьера "Октября" состоялась. И все знали, что это тот случай, когда обсуждение художественных достоинств и недостатков отходит на второй план. И лучше всех это понимали старые большевики. Они быстро начали писать недовольные письма в ЦК КПСС. Часть писем передавали главному режиссеру. Для ознакомления. Одни писали, что Ленин не носил такие ботинки и пальто. Другие находили некоторое несоответствие в росте и фигуре вождя и актера. В большинстве своем соратники не принимали роскошный бас исполнителя главной партии Артура Эйзена. Они помнили, что у Ленина был "мягкий картавый баритон". В одном из писем несогласие с постановкой достигло предела: "Если так пойдет, вы скоро и плясать заставите нашего любимого вождя!"

В результате режиссер увеличил постамент, с которого Ленин обращается к народу в финальной сцене, а Артур Эйзен еще раз посетил Музей Ленина и посмотрел на оригиналы одежды. Пользуясь своим положением "фотографа при спектакле", я спросил однажды, почему на главную роль пригласили знаменитого баса Большого театра. Оказалось, все просто. Выбор был сделан Иосифом Тумановым. Он знал, что Эйзен в Вахтанговском училище брал мастер-класс у Бориса Васильевича Щукина - одного из первых исполнителей роли Ленина. И, надо сказать, режиссер не ошибся. Когда гример с "Мосфильма" впервые приехал, чтобы превратить лицо актера в лицо вождя, то не испытал никаких трудностей. Скорее наоборот. Гример сказал, что это тот редкий случай, когда сходство получилось легко и с первого раза. В последующих спектаклях Эйзен порой обходился в гримерной без посторонней помощи. На последних прогонах, когда Эйзен был в гриме, многие технические работники сцены просили снять их на память рядом. Некоторые, пытались серьезно дискутировать с вождем о "текущем моменте" Кто-то в кафе подсаживался поближе к столику, где режиссер о чем-то серьезно беседовал с Владимиром Ильичем Лениным. И все это осталось у меня на фотографиях - на долгую память.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...