Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Из жизни одноклеточных

На сцене Театра.doc темпераментный основоположник движения "Новая драма" Михаил Угаров поставил пьесу Павла Пряжко "Жизнь удалась". Так она, по ходу, и правда удалась... И все ништяк, по ходу...
0
Герои спектакля: Анжела (Александра Ребенок), Алексей (Константин Гоцалов), Лена (Анна Егорова) далеки от свадебной эйфории (фото: Михаил Гутерман)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На сцене Театра.doc темпераментный основоположник движения "Новая драма" Михаил Угаров поставил пьесу Павла Пряжко "Жизнь удалась". Так она, по ходу, и правда удалась... И все ништяк, по ходу...

Некоторые думают, что "новую драму" написать легко. Это сложно. Очень сложно. Нет, правда... Вам все время будет мешать ваш словарный запас. Прилагательные, причастия, деепричастные обороты и сложносочиненные предложения будут назойливо проситься на бумагу, и задача состоит в том, чтобы их туда не пустить. Самоограничение, жесткое самоограничение - вот главная заповедь автора "новой драмы". Если вы не можете свести свой драматургический вокабуляр к ненормативной лексике и нескольким десяткам слов-связок, вам никогда не удастся написать правильную, то есть не пафосную и не отстойную, то есть СОВРЕМЕННУЮ пьесу.

Заехавший к нам из Белоруссии молодой и плодовитый Павел Пряжко овладел этим речевым паноптикумом блистательно. Он очевидно и безусловно талантливый человек. Он обладает слухом истинного драматурга и острым зрением естествоиспытателя. Я поняла это, еще когда смотрела другую его виртуозно-косноязычную пьесу "Трусы" в постановке Елены Невежиной. Но дело в том, что теперь Павел Пряжко написал не просто смешную и талантливую пьесу. Он, как говорится, написал пьесу - закрыл тему.

У этой темы в "новой драме" уже было очень много вариаций. Определить тему можно так: жизнь (а иногда и смерть) одноклеточных. Уточним: не просто неких социальных низов, а именно одноклеточных представителей этих низов. Социальные низы ведь можно изображать по-разному. В конце концов, у Горького в пьесе "На дне" мы тоже видим обитателей ночлежки, а не членов академии наук. Но горьковские обитатели о-го-го какие люди - Барон, Актер, ницшеанствующий Сатин, проповедующий Лука. Это сложносочиненные личности. "Новую драму" сложносочиненные личности интересуют так же редко, как сложносочиненные предложения. Ее интересует городской планктон. Он действует в пьесах Василия Сигарева и Юрия Клавдиева, в опусах братьев Пресняковых, в сочинениях многочисленных последователей Николая Коляды, в "Борьбе молдаван за картонную коробку"... Даже когда "новая драма" в лице своих представителей вторгается в пределы кино (см. "Все умрут, а я останусь" Валерии Гай-Германики, сценарий к которому написан двумя авторами Театра.doc), планктон продолжает цвести в ней пышным цветом.

Так вот пьеса Павла Пряжко "Жизнь удалась" и ее изящно-минималистская постановка, осуществленная Михаилом Угаровым, - это подлинный гимн жизни одноклеточных. Ее, так сказать, апофеоз. Расклад в пьесе такой. Два брата-акробата работают учителями физкультуры в школе, а две девочки-припевочки, половозрелые ученицы этой школы, с ними в свободное от физкультуры время спят. Лена - с Алексеем, а Анжела - с Вадимом. Алексей думает, что любит Лену. А Лена, Вадим и Анжела вообще ничего не думают, поэтому как-то раз пробуют переспать все вместе, и всем нравится. Алексей думает, что так любит Лену, что решает на ней жениться, но так огорчен, что Лена к нему даже на свадьбе равнодушна, что напивается и засыпает на унитазе. А Лена думает, что с Вадимом было все же поприятнее, и поэтому, выйдя из загса, трахается с ним под сенью близрастущих деревьев. А Анжелке на все на это наплевать, ей все - по барабану. Ей в уста автор влагает оптимистическое послесловие к своему душераздирающему сюжету: Лена с Алексеем развелись через три месяца после свадьбы, но продолжают вместе тусоваться, и никто не поссорился. В общем, жизнь удалась...

Пьеса Пряжко - это великолепная драма-обманка, ибо по всем литературным законам сей архетипический сюжет (соперничество братьев, да еще соперничество за женщину) должен закончиться какой-то впечатляющей кодой - убийством, дуэлью, самоубийством. Ну на худой конец - отъездом одного из героев куда-нибудь далеко, лучше на войну... Ничуть не бывало. Это прежде нам пытались доказать, что странные существа с тремя извилинами в голове и тридцатью словами, за которыми не надо лезть в карман, чувствовать, страдать, любить и думать о вечном умеют. Даже сам Пряжко, судя по пьесе "Трусы", кажется, в это верил. В спектакле "Жизнь удалась" вдруг обнаруживается, что не умеют. Они умеют просто жить как живется. Плыть как планктон, подчиняясь течению воды. Они не злодеи, не извращенцы, не подлецы (все эти слова применимы к более высокоорганизованным особям). Просто, блин, одноклеточные - и все. Их даже и сыграть-то толком нельзя. И поэтому четыре обаятельных артиста - Анна Егорова, Даниил Воробьев, Константин Гацалов и Александра Ребенок - читают пьесу по ролям, не преображаясь в своих героев, а лишь обозначая их состояния - пьяный, грустный, возбудился, хочет спать... Они делают это так смешно, что вы обхохочете живот.

Я вот только думаю: а если Павел Пряжко прав, и жизнь планктона, что бы в ней ни случилась, всегда удалась, может, и бог с ним, с этим планктоном? Ну сколько можно наблюдать в лаборатории за одноклеточными? Ведь даже в зоопарке, ей-богу, интереснее. Кенгуру ведут там себя одним образом, слоны другим, гиены третьим. Но пытаться понять, чем поведение амебы отличается от поведения инфузории, - это задача с простым ответом. И Павел Пряжко его уже дал - да ничем не отличается. Он окончательно и бесповоротно закрыл главную тему "новой драмы". Пора открывать другую.

Комментарии
Прямой эфир