Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Доминго спел под аккомпанемент мобильников

Знаменитый испанский тенор Пласидо Доминго дал единственный концерт в Москве - в Государственном Кремлевском дворце. Кремль оказался полон почти до отказа, хотя цена билетов достигала 40 тысяч рублей за штуку. Такой суммы вполне достаточно, чтобы провести уикенд в Лондоне, Вене или Париже, включая посещение оперы. Где за один вечер в полноценном спектакле можно услышать не только Доминго, но и его замечательных коллег.
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Знаменитый испанский тенор Пласидо Доминго дал единственный концерт в Москве - в Государственном Кремлевском дворце. Кремль оказался полон почти до отказа, хотя цена билетов достигала 40 тысяч рублей за штуку. Такой суммы вполне достаточно, чтобы провести уикенд в Лондоне, Вене или Париже, включая посещение оперы. Где за один вечер в полноценном спектакле можно услышать не только Доминго, но и его замечательных коллег.

Доминго добросовестно подготовился к вояжу в Россию. В общении был сама любезность, без всяких звездных замашек. К встрече с журналистами даже написал небольшую вступительную речь - о том, что ему очень приятно снова быть в Москве и он ценит великую русскую культуру. Эти слова он зачитал, глядя в заранее припасенную бумажку, для чего надел очки - и стал еще обаятельнее. Потом выслушал отчет спонсоров об их производственных успехах, любезно развлекая в этот скучный момент дам, сидящих рядом, светской болтовней. Ответил на несколько дежурных вопросов. И - в качестве пассажира - отправился на тест-драйв роскошного авто, также предоставленного спонсорами.

Собственно концерт начался с изысканных арий из "Сида" Массне и "Валькирии" Вагнера. Неизвестный репертуар публика приняла прохладно. И звезде приходилось покидать сцену под "шелест собственных ресниц". Масса народа и вовсе сильно опоздала, но нагло пробиралась к своим VIP-местам, не дожидаясь паузы между номерами. Доминго было явно шокирован подобным поведением и хотел было подождать, пока все рассядутся, но быстро понял бесперспективность своего благородного намерения. Народ шнырял между рядами и после антракта, а также активно переговаривался с друзьями и по мобильникам.

А между прочим, под аккомпанемент симфонического оркестра "Новая Россия", за дирижерским пультом которого стоял американец Юджин Кон, вошедший в историю музыки как пианист Марии Каллас и Ренаты Тебальди, Доминго пел очень хорошо. Доказывая, что и без малого 70 лет - вполне теноровый возраст.

Правда, традиционно бездарная микрофонная подзвучка съедала все нюансы исполнения. Ужасно, что, несмотря на многочисленность "музыкальных" новостроек, в Москве так и не появилось акустического концертного зала, вмещающего три-четыре тысячи человек, какие есть во всех крупных и даже не очень крупных городах Европы и Америки...

Доминго заметно нервничал из-за того, что никак не может установить контакт с залом. Отчаявшись, заготовленную бисовку - арию Германа из "Пиковой дамы" - он исполнил в открытие второго отделения. От пения по-русски публика чуть оживилась, но ненадолго. К тому же выяснилось, что концерт - против обещания афиши - отнюдь не сольный. Доминго не любит петь в одиночку и привез с собой в качестве партнерши молодую американку мексиканского происхождения Айлин Перез - серебряного призера своего конкурса Operalia 2006 года. Но этот факт, дабы ничто не угрожало прибылям, российские организаторы концерта утаили. Публика роптала, тем паче что - от волнения или по какой иной причине - юная Перез в Москве не блеснула. Хотя очень старалась - даже трижды меняя платья... И все-таки к финалу Доминго удалось взять московскую публику. Арии из оперетт, мюзиклов и сарсуэлы зал воспринял с куда большей готовностью, чем оперные сцены. Но лишь исполнение последнего номера - знаменитой "Гранады" - вызвало настоящий восторг.

После концерта Доминго, приехавший в Москву без жены, но с внушительной свитой, отправился в отель. Там его ожидал скромный ужин со спонсорами. Сначала певец любезно сфотографировался со всеми желающими, а потом трапезничал в явно приятном ему обществе Юрия Башмета и его супруги. Посиделки затянулись далеко за полночь.

Оперный певец Пласидо Доминго: "Все в нашей жизни происходит из-за женщин и ради них"

Перед отъездом Пласидо Доминго дал эксклюзивное интервью "Известиям". С выдающимся тенором встретилась обозреватель Мария Бабалова.

вопрос: Маэстро, что вы делаете для того, чтобы жизнь вам не запомнилась чередой гастролей, аэропортов и отелей?

ответ: Я постоянно путешествую, все время вдали от семьи и уже привык к этому. Точнее, просто смирился с подобным положением вещей, так как без этого нет жизни артиста. И лишь стараюсь внимательнее относиться к своему окружению. Я понял, что в среде совершенно разных людей, прибывших с разных концов света, нужно найти такую компанию, которая станет тебе второй семьей, будет разделять с тобой проблемы и радости. Равно как и ты с ними. Тогда однообразие и дискомфорт переносятся намного легче.

в: Вам нравятся столь эклектичные программы наподобие той, которую вы представили в Москве?

о: В данном случае я руководствуюсь не столько собственными желаниями, сколько предпочтениями публики. Когда концерты проходят на столь больших, как стадионы, площадках, репертуар должен быть максимально разнообразным и демократичным, чтобы все остались довольны. Не стоит от подобных концертов ожидать той цельности впечатлений, какая рождается в результате спектакля в театре. Это не опера, а попытка возбудить интерес к академической музыке у подавляющего большинства новой публики.

в: Вы не считаете, что сегодня опера идет по пути крайней коммерциализации?

о: Конечно, в таких больших театрах, как Covent Garden, Metropolitаn или Мариинский, тратят очень много денег на новые постановки, но это ни в коей мере не бизнес-сделка. Коммерция не становится сущностью оперного театра. Опера - не только самая совершенная и самая красивая из форм искусства, но и самая дорогостоящая. Даже аншлаговые представления не окупаются и должны быть субсидированы.

в: Раньше вы едва ли не каждый год выступали в Мариинском театре, но вот уже несколько лет вы не появляетесь в Петербурге. Что случилось?

о: Я продолжаю поддерживать контакт с Валерием Гергиевым, как и прежде. Он всегда меня приглашает приехать и выступать в Мариинском. Но объем моих обязанностей постоянно возрастает, и все труднее найти несколько дней, чтобы приехать в Петербург. Тем более что сделать это мне хочется именно в момент белых ночей. Кроме того, меня многое связывает с Большим театром. Может быть, мне все-таки удастся спеть, например, Германа в "Пиковой даме" -после того, как театр будет отремонтирован.

в: А зачем вы согласились руководить сразу двумя оперными театрами в США - в Лос-Анджелесе и Вашингтоне?

о: Во многом это получилось случайно. Я никогда не думал, что буду петь до такого возраста, так что несколько лет назад захотел попробовать стать руководителем театра.

в: А почему вы выбрали для руководства американский, а не родной испанский театр?

о: Потому что в США у меня есть гарантии независимости в работе. Свобода же - это то, в чем я всегда нуждаюсь. А что касается Испании, то меня хотели сделать мэром Мадрида. Но, к счастью, мне удалось убедить сторонников этой безумной идеи, что поющий мэр - это несерьезно. А свое любимое дело, работу я пока бросать не собираюсь.

в: Стоя за дирижерским пультом, вы ревнуете публику к тенору?

о: Нет. Это две разные вещи. Нельзя делать все вместе и сразу. Когда я дирижирую, я не думаю о том, что мог бы петь. Когда я пою, не в состоянии даже представить себе, что в данный момент я мог бы дирижировать. Самое главное в любой профессии - знать, что ты на своем месте и делаешь то, что должен. Хотя, конечно, певцы более любимы публикой, нежели дирижеры.

в: Правду говорят, что все тенора - донжуаны?

о: Ни в коем случае. Это выдумки поклонниц. В реальной жизни подобное определение куда больше относится к басам, чем к тенорам. Но я, как и все мужчины, сознаю, что женщины доминируют над нами. И все прекрасное, на что мы оказываемся способны, в конечном итоге их заслуга. Все в нашей жизни происходит из-за женщин и ради них.

в: В жизни вы достигли всего, чего хотели?

о: Очень трудно сделать в жизни все, что хочется. В начале пути человек всегда очаровывается. Но даже тогда я не думал, что смогу сделать карьеру такого уровня, какой она у меня получилась. Наверное, слишком претенциозно считать, что мой талант так же велик, как моя карьера. Когда меня упрекают, что я очень много работаю, мне просто смешно. Я изучал карьеры некоторых выдающихся теноров прошлого. Они работали гораздо интенсивнее, чем современные певцы, позволяли себе дюжину спектаклей в месяц, потому что были куда более техничны, чем нынешнее поколение. Но в любом случае думаю, что мне досталась немалая привилегия - быть источником наслаждения для миллионов людей во всем мире.

в: Вам не жаль, что никто из ваших троих сыновей и многочисленных внуков не стал певцом?

о: Да, наверное, это было бы вполне логично, чтобы в такой музыкальной семье, как моя - мои родители были певцами, и моя жена тоже профессионально пела, - кто-нибудь из детей тоже посвятил бы себя пению. Один из моих сыновей обладает прекрасным голосом, но решил стать композитором. Он написал много саундтреков к фильмам. У него в планах сочинить оперу для меня, хотя в наши дни это совсем непросто. Большинство современных композиторов предпочитает атональную, абсолютно не мелодичную, не проникающую в душу музыку. Но, надеюсь, мир еще вернется к красоте и романтике. У меня семь внуков, и, думаю, кто-нибудь уж точно станет певцом. Старший сейчас учится в консерватории в Сан-Франциско. Правда, другой внук музыкой не занимается. Он отлично играет в футбол. Но у меня есть еще четыре внучки - одиннадцати лет, девяти и две по шесть лет. Они очень артистичны и голосисты. А самому маленькому внуку только полтора годика, так что еще посмотрим, в чем он себя проявит.

Комментарии
Прямой эфир