Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

"Двери вскрывать не будем, трупного запаха нет"

В редакцию обратилась Любовь Павлова - москвичка 60 лет. На протяжении шести суток она пыталась спасти свою знакомую. Одинокую женщину, когда та находилась одна в запертой квартире, свалил какой-то приступ. Возможно, она была еще жива, когда наша читательница днями и ночами обрывала телефоны всевозможных городских служб. Ее чудовищный рассказ изложен в статье с минимальной редакторской правкой.
0
Галина Павловна Григорьева, которая так и не дождалась помощи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В редакцию обратилась Любовь Павлова - москвичка 60 лет. На протяжении шести суток она пыталась спасти свою знакомую. Одинокую женщину, когда та находилась одна в запертой квартире, свалил какой-то приступ. Возможно, она была еще жива, когда наша читательница днями и ночами обрывала телефоны всевозможных городских служб. Ее чудовищный рассказ изложен в статье с минимальной редакторской правкой.

- В ночь на 10 октября моя сестра разговаривала по телефону с нашей соседкой по даче Галиной Павловной Григорьевой. Вдруг Галя сказала, что ей стало плохо, и положила трубку. 10-го целый день мы звонили ей, но телефон не отвечал. 11 октября утром я позвонила главврачу 158-й поликлиники, в которой Галя наблюдалась. Разговаривала с секретарем Мариной Олеговной. Описала ситуацию и попросила помочь проникнуть в квартиру, чтобы помочь Гале. Сами мы взломать дверь не можем — она железная. Секретарь предложила перезвонить в 17 часов. Я так и поступила. Марина Олеговна сообщила, что позвонила Галине Павловне по телефону, но не дозвонилась. Я напомнила, что просила не об этом. Тогда она мне пообещала принять меры на следующий день.

12 октября секретарь сообщила, что этим вопросом заниматься не будет, что на квартиру ходил участковый милиционер, звонил в дверь, но никто не ответил. Вскрывать дверь он не может — дескать, трупного запаха нет. Затем дала мне телефоны ОВД "Очаково-Матвеевское" со словами "если хотите, занимайтесь этим сами". Я принялась звонить в ОВД, но телефоны не отвечали.

Утром 13 октября я позвонила в Московскую службу спасения. Мне ответила девушка-оператор № 150. Обещала помочь и попросила перезвонить. Через час она сообщила то же, что и секретарь главврача: приходил участковый, трупного запаха нет. Сказала, что я обязательно должна связаться с ОВД. Что если владелицы квартиры нет в живых, расходы за вскрытие двери несет балансодержатель — ДЕЗ. И продиктовала мне другие телефоны ОВД "Очаково-Матвеевское", не те, молчавшие, что дала Марина Олеговна. В ОВД мне ответил дежурный Ерохин. Сказал, что, если я к ним приеду и напишу заявление, он пошлет по этому адресу милиционера, вызовет МЧС и квартиру вскроют. И что в МЧС существует специальная служба, которая вскрывает квартиры в таких случаях, как этот.

Мне было боязно ехать одной на вскрытие квартиры. Муж в этот день заболел, и я попросила поехать со мной другую нашу дачницу. Когда мы — я из Южного Измайлова, она с "Молодежной" — приехали в ОВД "Очаково-Матвеевское" в 11.30, вместо Ерохина дежурил уже другой милиционер — Легкий. Он сразу начал "ломаться", мол, ничего не знаю, первый раз слышу, у нас "сменка". И вообще, что там делать, если трупного запаха нет. Спрашиваю — по какой форме написать заявление. Отвечает — образцы на стене. Но на стене ничего нет, и я написала, как сочла нужным. Отдаю ему — зарегистрируйте заявление. Прошу, уговариваю. Отказывается. Только когда я пригрозила, что пойду к его начальнику, Легкий зарегистрировал заявление — КУСП № 13346. И снова стал тянуть время — выходил, курил, делал вид, что нас не замечает. Звонил куда-то, мы слышали, как он говорил: "Да тут две старухи стоят, приехали". Мы спрашивали, почему вы не вызываете МЧС, как полагается. Он отвечал, что мы ничего не понимаем, что МЧС вызывать не надо, МЧС — это полупьяные мужики, которые будут вымогать деньги. Говорит, вот откроем дверь, а там никого нет — кто будет за все платить? Я лично написала заявление, дала свои данные, адрес, приехала сама — со мной будете разбираться. К тому времени мы уже 4 часа провели на ногах в этой милиции, просто изнемогали, а рядом "обезьянник" с пьяной шпаной. Легкий смилостивился и отправил нас посидеть в "красный уголок". А там на стене плакат: "Обязанности милиционера: оказывать необходимую помощь пострадавшим и находящимся в беспомощном состоянии гражданам".

Наконец, в 15 часов Легкий заявил, что, раз никто не собирается оплачивать, дверь они вскрывать не будут. И вообще уже поздно, суббота, в понедельник приходите. Сунул мне записку с координатами диспетчерской № 15 и сказал, что некая Наталья Геннадьевна будет заниматься вскрытием квартиры. Я спросила, а почему вас уже не волнует, кто в понедельник будет оплачивать? Тогда Легкий наконец признал, что будет составлен акт и все оплатит ДЕЗ.

Вечером 13-го и на следующий день я звонила и Наталье Геннадьевне, и участковому по тем номерам, которые мне дали в милиции, но никто не брал трубку. Я не спала ночами, понимая, что Галя, возможно, жива, помочь ей можно, все службы в курсе. Но я ничего не могу сделать.

15 октября утром снова позвонила в ОВД "Очаково-Матвеевское", и мне другой дежурный, не помню фамилии, дал наконец правильный телефон участкового Кузьменкова. Я звоню ему в надежде, что они уже вскрыли квартиру. А участковый сообщает, что вообще ничего об этом не знает! Я мол, вышел первый день на работу, был на какой-то сессии... Не знаю, кто врал — Кузьменков или те, кто с самого начала говорили, что участковый приходил на квартиру. Может, другой участковый приходил? Кузьменков дал мне телефоны якобы диспетчерской ДЕЗ № 15. На самом деле это оказались номера другой диспетчерской. В конце концов я поймала Наталью Геннадьевну из диспетчерской № 15. И она тоже сделала вид, что впервые слышит об этом деле. Но потом припомнила, что в субботу, 13-го, ей кто-то что-то говорил. Она сказала, что обсудит вопрос с начальством и чтобы я перезвонила через 10 минут. Я перезвонила, но она ответила, что вскрывать двери не будет, ей запретило начальство, и вообще трупного запаха нет.

Я говорю, дайте телефон начальства. Она дала. Звоню — мне, конечно, никто не отвечает. Перезваниваю Наталье Геннадьевне, она посылает меня в милицию. Телефон участкового снова не отвечает до ночи.

Утром 16 октября муж еще раз позвонил в службу спасения. Ему сказали то же, что и мне: про то, что нужно обратиться в милицию, а они вызовут специалистов МЧС. Бесплатно. Я позвонила на "горячую линию" при правительстве Москвы 777-11-47.

Снова все рассказала дежурному. Он дал мне телефон милиции 143-32-26 — как он выразился, начальства над ОВД "Очаково-Матвеевское". И телефон дежурного по Москве 694-95-61. Звоню по "143", очередному чиновнику рассказываю всю историю. Выслушав, он стал звонить в ОВД "Очаково-Матвеевское". Разговор, видимо, велся по громкой связи, и я слышала весь диалог. Те доложили, что заявление поступило 13-го, но не было передано исполнителю. Поговорив с подчиненными, дежурный на "143" заявил мне: "Вы не родственница, ваша Галя, может, в Кызыл уехала, и мы ничего делать не будем. Нет трупного запаха." И тогда я заорала: "Вы бездушные чудовища, уселись в удобные кресла и окончательно потеряли совесть". И положила трубку.

В 10 утра дозвонилась до дежурного по городу, опять начала пересказ истории, опять обещали разобраться. Дежурный записал мои координаты, но не перезвонил. Перезвонила я. Это был уже другой человек, не тот, с кем я разговаривала в первый раз. Назвался Смирновым. И сказал, что знать ничего не знает, заниматься этим делом не будет, и тоже бросил трубку. Времени было около 3 часов дня. Последнее, что мне оставалось, — пресса.

16 октября в 16.00 пресса в лице корреспондента "Известий" позвонила в ОВД "Очаково-Матвеевское". Ответил дежурный Ерохин. Он сообщил, что участковый Кузьменков именно сейчас находится в квартире Галины Павловны Григорьевой. Трубку в ее квартире действительно снял Кузьменков. "Жива?" — "Нет".

"Известия" готовы дать возможность органам милиции и прокуратуры содержательно и квалифицированно прокомментировать эту историю с точки зрения уголовного права и общечеловеческих ценностей.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...