Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Как диспансеризация превратилась в дискриминацию

С особым чувством выстраданности принялся писать эти заметки. Это потому, что райполиклиника не разглядела в моем чреве рак. Лишь случай - совсем случайный, но счастливый! - позволил вовремя попасть на хирургический стол.
0
Как диспансеризация превратилась в дискриминацию
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Автор этих полемических заметок — писатель Валентин Осипов. Личный его опыт лег в основу этого эмоционального и, оговоримся, видимо, не бесспорного материала.

Что мы потеряли?

С особым чувством выстраданности принялся писать эти заметки. Это потому, что райполиклиника не разглядела в моем чреве рак. Лишь случай — совсем случайный, но счастливый! — позволил вовремя попасть на хирургический стол.

Историю моей болезни надо бы начинать с того дня, когда первый президент новой России не только поменял свою пиар-прописку в райполиклинике на главную больницу в стране, но и отменил то постановление времен Горбачева, которое приспосабливало традицию советской диспансеризации ко времени перестройки.

Напомню тем, кто успел запамятовать, что есть эта самая диспансеризация. В Энциклопедическом словаре значится: "В СССР метод систематического врачебного наблюдения... с целью предупреждения и раннего выявления заболеваний, своевременного лечения и профилактики обострений". Ежегодно! Бесплатно!

Отказ от этой традиции произошел при отягчающих обстоятельствах. Тайком, не объяснившись с народом, не спросив разрешения у парламента и ничего не растолковав медикам. СМИ проморгали черную сенсацию — отмену государственно-оздоровительного надзора-призора за соотечественниками. И мы, тогда еще 150 с лишним миллионов человек, не воспротестовали.

Активность ограниченного действия

Медики в панике. К примеру, узнаю от теперь родных мне онкологов страшное. Рак по отсутствии диспансеризации выявляется на такой запущенной стадии, что средняя продолжительность жизни больного после поставленного диагноза — 2 года, а Европа дотягивает до 7—10 и даже 15 лет.

Отдаю должное президенту В.В. Путину. В августе 2005-го он обозначил: "Особое внимание считаю необходимым уделить развитию первичного медицинского звена, первичной медицинской помощи, включая вакцинацию и эффективную диспансеризацию населения" (выделено мною. — В.О.). Добавил явно раздраженный: "До сих пор эту работу не довели до конца. Я прошу правительство и всех, кто этим занимается, эту бодягу как можно быстрее заканчивать, как можно быстрее".

В декабре, однако, только собрались обсудить, как "двигать" "срочный" наказ президента. Это были председатели комитета Госдумы по социальной политике и Фонда социального страхования, еще высокопоставленные чиновники и... нет, не министр Зурабов М.Ю., а его посыльный в ранге заместителя директора департамента. То-то же этот ни за что в большой политике не отвечающий чин не запротестовал, что проект программы поименовали "Всеобщая диспансеризация работающего населения". Лишь работающего! То есть термин президента "население" подвергли усекновению. Вот на какую безмедпризорную участь обрекли студентов, воинов, безработных, пенсионеров...

Усекновение намерений

Что же дальше? Невероятное! Первая веха на этой дороге обозначила продолжение усекновений. 31 декабря 2005-го правительство принимает приказ "О порядке предоставления в 2006 г. из бюджета Федерального фонда обязательного социального медицинского страхования дополнительных субсидий..."

Кому же достанется диспансеризация по этим допсубсидиям? Поразительно: только "работающим в государственных и муниципальных учреждениях"! А сколько осталось за бортом этого социально-опасного определения?!

2006-й. Минуло три месяца. И снова усекновения. 29 марта Фонд социального страхования принимает свой приказ. В нем уточнение — уже даже не всем чиновникам счастье проходить диспансеризацию: только в возрасте 35—55 лет. Правда, спохватились и потом "возрастной ценз" сняли.

Итак диспансеризация прописывается как дискриминация.

"Оцифровка" от министра

Что же министр Зурабов, тот, который сейчас стал наконец-то бывшим? Он заявил для интернета: "В рамках национального проекта "Здоровье" в России предполагается в 2006 году провести диспансеризацию около 8 млн человек, из них 4 млн бюджетников, 4 млн тех, кто работает на опасных и вредных производствах".

Вот и еще одна "поправка" к указанию президента про "население": 130 миллионов сограждан вычленены из этого понятия. Отважен "поправщик" — продолжил свои усекновения не пользу тех, кого надо, как это определено в энциклопедии "систематически наблюдать, своевременно лечить": "Мы постараемся экономически мотивировать диспансеризацию раз в два года". Вот тебе и Юрьев день — уже не ежегодное обследование. Вот тебе и госдисциплина — только всего-то лишь "постарается".

Но и такого своеволия показалось мало — "запамятовал" указание президента о необходимости "эффективной диспансеризации". Заявил: "Но эту диспансеризацию можно будет организовать и проводить только при наличии квалифицированных врачей первичного звена и современного оборудования". И ведь ни слова о том, когда организует "наличие". Словно не для него указания президента об "эффективности диспансеризации".

Критика от ученых

Оказалось, что я не одинок в негативном отношении к позиции бывшего министра. Прочитал в интернете мнение академика Российской академии медицинских наук О.П. Щепина и доктора наук В.В. Шаповалова: "Безусловно, такой осмотр для многочисленных чиновников госаппарата, муниципальных служащих и работников бюджетной сферы, которые определены как целевая аудитория для проведения медосмотров в нынешнем году, является большим благом. Но насколько выполнима такая задача? Даже в благополучном с точки зрения заполняемости вакантных должностей специалистов в амбулаторно-поликлинической сети Петербурге (по данным главного эндокринолога города, ставки эндокринологов на 1 января 2006 года заполнены на 80%) проведение акции грозит буквально парализовать плановую работу врачей. Приходится признать — оптимизма немного. Вспомним проведение всероссийской диспансеризации детского населения в 2002 году, благая идея которой во многом была омрачена издержками организации".

Напоминания

Прошло два года саботажа "диспансерного" указания президента. Отдаю должное первому заместителю председателя правительства Дмитрию Медведеву. Он напомнил стране и министру о необходимости диспансеризации. Да еще как напомнил:

— отправил неучей от политики к опыту СССР, заявил "Без справки о диспансеризации не принимали на работу";

— подсказал саботажникам всеобщей диспансеризации что есть что: "Даже самая современная диагностическая база не даст эффекта, если не проводить настоящую, полноценную диспансеризацию, в том числе и тех наших граждан, которые работают в негосударственном секторе".

Я был уверен, что уж после этого нагоняя быть всенародному покаянию от министра. Увы, напрасны были ожидания.

Нужен закон

По моему разумению, общество, обеспокоенное депопуляцией, просто обязано начать самооборону, затребовав принятие закона "О диспансеризации". Есть же закон "О переписи населения".

И чтобы помимо всего иного были в этом законе предписания примерно такого толка. Выявлен в больнице, к примеру, запущенный рак — немедленная депеша-запрос в поликлинику. С требованием: дайте объяснения, каким образом просмотрели-проморгали?! И коли вилять будут — прокуратура на помощь!

И пусть законодатели узаконят: каждый факт брака с невыявлением в поликлинике особо опасных болезней — дело подсудное! Вспомнилось: в советские времена каждый начальник на заводе-фабрике и даже в самой захудалой мастерской панически боялся, что быть следствию по нарушению техники безопасности. Даже если ЧП было величиной всего-то с сорванный ноготь.

Этот закон обязан гарантировать то, что провозгласил президент: диспансеризация — эффективная для всего населения. И чтоб в толкованиях не было никакой двусмысленности, кою позволил себе главный врач 1-й Градской больницы в Москве О. Рудковский (он в модном звании, как выразилась о нем одна журналистка, "топ-менеджера"): "Диспансеризацию надо разделить на обязательную бесплатную и добровольную на платной основе". Однако же ни звука о гарантии равной для всех качественности.

Качественность медицины... Догадываюсь, что Дмитрий Медведев не случайно обратил внимание Министерства здравоохранения на "связку: "современная диагностическая база" и "полноценная диспансеризация".

***

Эти заметки писались до отставки г-на Зурабова. Уверен, что проблема диспансеризации будет определена в запущенном медицинском хозяйстве как одна из приоритетных.

Больное здравоохранение тоже нужно лечить

Татьяна Батенёва, медицинский обозреватель

Думаю, не найти в стране человека, который не разделил бы мыслей и эмоций Валентина Осипова хотя бы наполовину. Со всеми язвами современного здравоохранения — равнодушием, некомпетентностью, хамством, вымогательством в наших поликлиниках и больницах приходится сталкиваться практически каждому. Как, впрочем, и с самоотверженностью, высоким профессионализмом и подлинным бескорыстием настоящих врачей и медсестер...

Но вот разделить его однозначно высокую оценку советского здравоохранения я лично не могу. Разве не памятны безумные очереди в поликлиниках, в точности похожие на нынешние, недоступность хороших лекарств и современной аппаратуры (точнее, их доступность лишь в "обкомовских" поликлиниках для избранных), нищие больницы, куда приносили свои простыни, лекарства и чашку-ложку? Медицина была, как все в советской экономике, экстенсивной, малоэффективной, затратной — но кто тогда считал наши деньги? Сегодняшние ее проблемы во многом были созданы уже в то время.

И всеобщую диспансеризацию советского образца я не стала бы идеализировать. По большому счету она оставалась частью заклинаний о "профилактическом направлении советской медицины". На деле реальный эффект давала лишь в той же "кремлевке" да в закрытых отраслях промышленности, где проводилась не для галочки, — в атомной и космической, к примеру, действительно выявляемость рака на ранних стадиях была в 3 раза выше, чем в общей сети.

А "для народа" результат давали лишь некоторые массовые скрининги — женские смотровые кабинеты, поголовная флюорография, да, пожалуй, школьные стоматологи, к которым детей со слезами загоняли во время уроков. Во многом же остальном эти визиты в поликлинику в рабочее время были формальными, процветали колоссальные приписки, многие люди всеми правдами и неправдами ее избегали.

Теперь о современной диспансеризации. Эффективно проводить ее без современной диагностической аппаратуры и полного комплекта врачей — "узких" специалистов невозможно. Именно поэтому оснащение поликлиник и обучение врачей-терапевтов и педиатров стали ключевыми направлениями в национальном приоритетном проекте "Здоровье". До их завершения объявлять всеобщую диспансеризацию было бы чистым популизмом. Но и организационная (советская еще!) модель тоже никуда не годится. Как она выглядит: нужно бегать от врача к врачу, который помимо обычного своего приема смотрит по 30—40 "диспансеризуемых" за день. Люди в очереди недовольны, врач взмылен... Вот и получилось: диспансеризацию в 2006 году прошли почти 7 млн человек, денег потратили море, а выявили всего 6700 новообразований — если верить статистике, их должно быть как минимум в 3 раза больше! Новые организационные модели диспансеризации учеными придуманы, но пробиться через бюрократические препоны не могут.

И еще один миф прошлого — о бесплатности. Если точно цитировать статью 41 Конституции России, то в ней сказано: "...Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений (выделено мной. — Т.Б.)". А бюджет-то и страховые взносы откуда — это же наши с вами кровные денежки: налоги, отчисления, платежи. Но если из тех бюджетных (т.е. народных!) средств на здоровье народа годами выделялись копейки, если страховые взносы многие предприятия платили с "белых" нищенских зарплат или вообще не платили? Откуда ему взяться, доступному, хорошо оснащенному здравоохранению, которое осилит качественную диспансеризацию? Проще и привычнее всего искать "саботажников" и "вредителей". Тем более что и они найдутся.

Все последние 20 лет эта важнейшая социальная сфера медленно умирала, но этого, как и растущего недовольства людей, словно никто не замечал: один из предыдущих министров здравоохранения как заклинание повторял, что у нас в медицине все хорошо, а будет совсем замечательно. Пакет законов о здоровье, о которых пишет Валентин Осипов и которые на самом деле защищали бы наши права, так и не пробился через Госдуму...

И все же реальные перемены начались два года назад — с поворотом государства к решению злых социальных проблем, с нацпроектом "Здоровье". В медицину пошли большие деньги, новая техника, оборудование; льготники в реальности, а не на бумаге стали получать хорошие лекарства, врачи — переподготовку... Но такую огромную и консервативную систему не изменить в одночасье, не вылечить "ампутацией" отдельных менеджеров. Необходимо изменить ее экономику, организационные модели, создать стимулы для хорошей работы, заново наладить контроль... Реформы начались, надо надеяться, новое правительство будет двигать их вперед еще упорнее.

Но и мы с вами, обычные граждане, не можем просто ждать перемен на блюдечке с голубой каемочкой. Мы должны наладить эффективный общественный контроль — за расходованием средств, за соблюдением наших прав, за качеством медицинских услуг. Публикуя полемические заметки Валентина Осипова, мы приглашаем всех читателей к разговору о том, каким не должно быть и каким должно стать наше здравоохранение. И обещаем все ваши интересные предложения довести до тех, от кого зависят нужные решения.

Какая диспансеризация нам нужна?

1. Если вы проходили когда-либо диспансеризацию, какие воспоминания от нее остались?

2. Нужна ли диспансеризация в принципе?

3. Какой она должна стать?

Валерий Лунин, декан химического факультета МГУ им. Ломоносова, академик РАН:

1. Диспансеризацию не проходил уже лет 20. Но мы, химики, в обязательном порядке должны проходить ежегодный профилактический медицинский осмотр, поскольку работаем с различными химическими веществами. Это очень важно, и я только что подписал приказ об очередном таком профосмотре.

2. Конечно, нужна. Надо давать людям хотя бы маленькую возможность узнать о состоянии своего здоровья и поправить его.

3. Самое слабое место в этом — организация. В поликлинике тратишь очень много времени в очередях, люди нервничают. Это нужно кардинально изменить, чтобы человек не тратил больше 2—3 часов.

Алена Яковлева, актриса Театра сатиры, звезда популярных телевизионных сериалов ("Боец", "Виллисы", "Держи меня крепче" и др.):

1. Остались какие-то смутные воспоминания еще со школьных времен. В своей поликлинике не бываю годами, но вот в прошлом году заболела гриппом, пришлось пойти. И оказалось, там вполне милые врачи, с которыми можно иметь дело.

2. Конечно, здоровьем надо заниматься постоянно, а не когда, что называется, "припрет". С удовольствием прошла бы хорошее обследование у гастроэнтеролога, гинеколога, сделала бы УЗИ внутренних органов, да и кардиологу не мешало бы показаться — есть проблемы. Но пугает, что все это требует массы времени, которого вечно нет.

3. Хотелось бы не мучиться в очередях. Если бы можно было пройти всех врачей и все исследования за один день, это было бы замечательно. Но надо, чтобы все было очень четко организовано, буквально по часам.

Сергей Лукьяненко, писатель:

1. Проходил все годы учебы в школе и затем в мединституте. А лет 10 назад завел себе полис добровольного медицинского страхования — по нему в последний раз полную диспансеризацию прошел года три назад, а к отдельным врачам обращаюсь по мере необходимости. Тех, кто не ходит в поликлинику с полисом ОМС, понимаю. И всегда говорю: бесплатная медицина возможна тогда, когда вам не важен результат.

2. Конечно, нужна. Отсутствие диспансеризации — одна из причин того, что у нас такая низкая продолжительность жизни.

3. Пусть простят меня врачи-офтальмологи или лоры, но я считаю, что помимо общих анализов особое значение имеют инструментальные обследования — ЭКГ, рентген, УЗИ, в идеале — гастроскопия, хотя бы для групп риска. Именно они позволили бы выявлять огромное количество опасных для жизни острых и хронических заболеваний, которые можно было бы своевременно лечить. Кроме того, эти исследования отнимали бы минимум времени — всего 2—3 часа. Дело лишь в правильной организации, которой в наших поликлиниках нет.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...