Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Три минуты тишины для Анны Политковской

Каждый день приносит новости по самому, наверное, громкому делу последних лет - делу об убийстве журналиста Анны Политковской. Уже поутихли страсти после задержания десяти подозреваемых. Некоторых из них даже отпустили. Хотя нет, новости идут каждый день. То следственную группу сменили, то ее начальника... То арестовали подполковника ФСБ, то не арестовали... То вообще многих следователей не взяли в новый Следственный комитет... Большинство этих новостей неофициальные. Это так называемые "сливы" разной степени достоверности и общественного интереса. Слухи и информация, картины не проясняющие. И мы, журналисты, бурно их анализируем - свято веря, что делаем это ради читателей. Порой запутывая их и себя еще больше. И уж точно нервируя следователей - живых людей, и так работающих в непростой обстановке.
0
Владимир Демченко
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Каждый день приносит новости по самому, наверное, громкому делу последних лет - делу об убийстве журналиста Анны Политковской. Уже поутихли страсти после задержания десяти подозреваемых. Некоторых из них даже отпустили. Хотя нет, новости идут каждый день. То следственную группу сменили, то ее начальника... То арестовали подполковника ФСБ, то не арестовали... То вообще многих следователей не взяли в новый Следственный комитет... Большинство этих новостей неофициальные. Это так называемые "сливы" разной степени достоверности и общественного интереса. Слухи и информация, картины не проясняющие. И мы, журналисты, бурно их анализируем - свято веря, что делаем это ради читателей. Порой запутывая их и себя еще больше. И уж точно нервируя следователей - живых людей, и так работающих в непростой обстановке.

Даже публикация фамилий задержанных по большому счету ясности не прибавила. Да, признаюсь, я сам завидовал тем, кому удалось их добыть. И сам в тот момент многое бы отдал, чтобы этот список оказался на моем столе. Но вот прошло время - и я поймал себя на мысли: мое знание дела Политковской не стало глубже, несмотря на то, что я знаю фамилии задержанных и даже некоторые детали их биографий. Польза, которую я получил от знания этих фамилий, значительно меньше, чем тот вред, который, возможно, причинила их публикация. С ними или без, я так до сих пор и не знаю ответа на главный вопрос: кто и за что убил Политковскую? Но кому-то этот список, наверное, очень пригодился. Тому, кто ответ на главный вопрос знает. Наверняка, прочитав список задержанных, он начал подчищать следы, готовить новое убежище и стряпать алиби. Или убирать свидетелей, наконец. Можно ли быть уверенным, что очередной обнаруженный милицией труп при жизни не был ценным свидетелем, уже готовым явиться в прокуратуру? Одно из громких убийств было раскрыто благодаря всего одному волоску, оставшемуся в руках у жертвы. Где гарантия, что из-за шума и непредвиденной утечки такой же "волосок" не ускользнет от следователей в деле Политковской? И с этой точки зрения преждевременная огласка не только не приближает, но отдаляет нас от главного знания.

Можно возразить: зачем же тогда генеральный прокурор на всю страну объявил об этом задержании? Молчали бы - и все интересы следствия были бы соблюдены. Да, в следующий раз прокуратура так и поступит. Дойдем до того, что о результатах расследования станем узнавать из текста приговора. Не хотелось бы...

На самом деле генпрокурор сообщил ровно столько, сколько счел возможным. Он хотел показать, что дело Политковской - не "висяк".

Не то, к чему мы было привыкли за несколько последних лет. Все, что последовало за его выступлением - все разговоры о кадровых перестановках, о незаконных арестах, обо всем, что вокруг дела, - во Всемирной паутине называется флудом. То есть трепом ради трепа. Ну какая разница, кто стоит во главе следственной бригады? Какая разница, кого взяли в Следственный комитет, а кого нет? Неужели можно допустить, что взяли худших, а лучших бортанули? Нам с вами шашечки или ехать?

Во флоте есть такое понятие: три минуты тишины. Когда останавливаются двигатели и замолкают люди. За эти три минуты нужно услышать, не журчит ли где вода, нет ли каких посторонних звуков. Юрий Визбор об этих трех минутах пел: "Быть может, на каком борту пожар/ Пробоина в корме, острей ножа/ А, может быть, арктические льды/ Корабль не выпускают из беды". И призывал: "И ты ключом, приятель, не стучи/ Ты эти три минуты помолчи". Потому что услышать - значит спасти корабль.

Может быть, дело Анны Политковской сейчас как раз в той стадии, когда ему нужно три минуты тишины. И те, кто "стучит ключом", то есть поднимает никому не нужный шум, окружает дело флудом, - это либо люди, не желающие спасения корабля (то есть раскрытия дела), либо просто легкомысленные охотники за однодневной сенсацией.

Анне Политковской уже не помочь. И то, что имя ее убийцы станет известно не сию секунду, а спустя недели и месяцы, к сожалению, для нее уже ничего не изменит. Да, может быть, кого-то из этих 10 человек задержали по ошибке. И то, что сейчас их отпускают, показывает, что в деле профессионалы, которые режут после семи замеров. Все, что им сейчас нужно, - это тишина. Три минуты тишины. Возможно, это лучшее, что мы можем сделать для Анны Политковской.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...