Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Старые барабанщики

Так уж сошлось: в те же дни, когда в Питере отгремели "Роллинги", московских ценителей (пусть не так шумно и не на площади, а в клубе "Б-1") безусловно порадовал выступлением британский коллектив The Good, the Bad and the Queen. Сопоставлять их нелепо - но еще одно, не слишком весомое для солидного критика, обстоятельство бросилось в глаза...
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Феномен Уоттса - Аллена

Так уж сошлось: в те же дни, когда в Питере отгремели "Роллинги", московских ценителей (пусть не так шумно и не на площади, а в клубе "Б-1") безусловно порадовал выступлением британский коллектив The Good, the Bad and the Queen. Сопоставлять их нелепо - но еще одно, не слишком весомое для солидного критика, обстоятельство бросилось в глаза.

Барабанщику The Rolling Stones Чарли Уоттсу - 66 лет. А барабанщику The Good, the Bad and the Queen Тони Аллену - и того больше, 12 августа исполнилось 67.

Люди, прямо скажем, почтенные, повидавшие свое, фактически пенсионного возраста - а все нипочем, стучат, звенят и гремят на сцене. Странный с точки зрения обывателя феномен: старые барабанщики. Других в эти лета влечет покой, а эти, кажется, как серьезное вино, с годами становятся только гуще, насыщенней и тоньше. Секреты творческого долголетия искать - дело хилое и неблагодарное, но не обратить внимание и не восхититься грешно.

Чарли и камни

Многие отмечали после выхода альбома 1997 года "Bridges to Babylon", что барабанщик "Стоунз" продемонстрировал явную новизну звучания и неслыханную прежде сочность красок. Дело было не только в самом по себе исключительном мастерстве, но и в том, что при сведении материала его игра была выдвинута на первый план, что придавало записи гораздо большую четкость, объемность.

Впрочем, и в прежние годы барабанщик "Роллингов" не был фигурой незаметной. Даже когда Уоттс допускал очевидные ляпы, как в песне "Start Me Up", они казались "свежим и нестандартным прочтением материала" . С этой песней случилась, быть может, самая знаменитая из записанных на звуковой носитель "заморочек". Дело в том, что Чарли Уоттс не понял, с какой доли начинается гитарное вступление Кита Ричарда, и по ходу пытался как-то исправить ситуацию, постоянно перемещая акценты... Но именно эта невинная ошибка и сделала песню настоящим хитом!

Позже Уоттс как и многие рок-барабанщики пристрастился к джазу, а в 1991 году даже организовал свой квинтет, вписав свое имя заодно и в историю джаза.

Тони и афробит

Тони Аллен, легендарный нигериец, создатель уникального направления в музыке - афробит, весь московский концерт, невзирая на прохладность и мрачноватость песен The Good, the Bad and the Queen, улыбался чему-то беззаботно, играя свои витиеватые и ломаные ритмы.

Аллен вырос в Лагосе, столице Нигерии, где музыкальная карьера казалась чем-то диким. Но инженера из него не вышло: учебу бросил и сел за клавишные, а потом, случайно, и за ударную установку.

В середине 70-х Аллен исколесил полпланеты вместе с легендарным Фела Кути. Тот руководил своим коллективом жестко, каждому музыканту лично писал партии. Только не Аллену, который как раз с тех времен и считается родоначальником афробита, смешавшего джаз и highlife (направление, зародившееся в Африке в 20-х годах).

С Дэймоном Алборном (известным по группам Blur и проекту Gorillas) они познакомились на фестивале в Копенгагене и сразу решили поработать вместе, хотя разница в возрасте - более 30 лет! Но неспроста еще в песне Blur "Music Is My Radar" Алборн напевал строчку "Я танцую под Тони Аллена".

Оба готовы были бросить все и мчаться в Лагос, чтобы работать с 16 нигерийскими музыкантами над совместным этническим проектом... А в 2004-м там же, в Нигерии, у Дэймона и появилась идея нового проекта - The Good The Bad & The Queen.

После московского концерта, на выходе из клуба фанаты обступили Дэймона, тот с удовольствием раздавал автографы. А Тони, тихо подписав пару дисков, стал пробираться к машине. Старому Аллену уже ни к чему эта суета. Он уже где-то там, выше нее. n

 

Пять долгожителей ударного труда

1. Гоняющийся Ник Мэйсон, 62 года

Единственный музыкант Pink Floyd, остающийся в составе группы с момента ее образования и играющий на всех ее альбомах. Игра его минималистична, но есть моменты, скажем, на The Wall, когда его ударным позавидует любая металлическая группа.

Завзятый гонщик и коллекционеp не пpопуcкает ни одних серьезных автогонок, будь то Феcтиваль cкоpоcти в Гудвуде или "Исторический Гpан-пpи Монако", пpичем именно в качеcтве учаcтника, то на Maserati, то на 16-цилиндровом BRM, то на Porsche.

Цитата: "Hет, я не бывший гонщик - я, как бы это cказать, пpоcто гонщик. Хотя в пеpвую очеpедь все же музыкант"

2. Принципиальный Джон Денсмор, 63 года

Единственный из живых участников The Doors, не разрешающий использовать песни группы в рекламе. Отказался участвовать в "реинкарнации" группы под названием The Doors of the 21st Century, даже судился с бывшими коллегами Рэем Манзареком и Робби Кригером, чтобы они не трогали название "Дверей".

Играет в джаз-группах Tribaljazz и Reza.

Цитата: "Тридцать лет я говорил, что я джазовый барабанщик. Правда, до джаза руки не доходили. Наконец могу заняться любимым делом".

3. Глухой Арт Блейки, 71 год (1919-1990 гг.)

Абсолютно глухой, он продолжал играть до глубокой старости со специальным слуховым аппаратом. Истинный король джаза, с которым почитали за честь играть многие звездные музыканты. Музыка, исполнявшаяся соул-барабанщиком Блейки и его Jazz Messengers, всегда была жизнерадостной, доброй и мощной.

Цитата: "Настоящая музыка барабанов стирает пыль с повседневности"

4. Поющий Фил Коллинз, 56 лет

Актер детского театра, ставший одним из самых успешных вокалистов с диким количеством дисков, он был еще и одним из самых творческих и изобретательных барабанщиков 1970-х, когда играл в группе Genesis. Менее громкой была его недолгая работа с фьюжн-группой Brand X. При этом как солист Коллинз никогда не выбивался из типичного поп-рокового мейнстрима MTV. В общем, есть и такое мнение: барабань он по сей день - было бы поинтересней.

Цитата: "Музыка либо строит мосты между людьми, либо усугубляет их проблемы, как, например, рэп".

5. Прикованный Роберт Уайетт, 62 года

В конце 60-х он начал карьеру с Soft Machine. В 1971 году начал сольную карьеру альбомом "The End Of An Ear". Вскоре после того выпал из окна на одной из гулянок, и с тех пор играет уже сидя в инвалидном кресле (одна нога работает). Уайетт еще и вокалист, хотя голос его хил, тих, пронзителен, всегда на грани срыва. Как говорят поклонники, это голос того, кто пробует новые звуки, не боясь ошибиться.

Молодые коллеги нагромождают все больше барабанов и тарелок, а Уайетт по сей день предпочитает небольшую старомодную ударную установку.

Цитата: "Мои герои - Пикассо, Миро, люди, добившиеся в пожилом возрасте того, чего по молодости не достичь".

67-летний Ринго не любит бить головой

45 лет назад, 18 августа 1962 года, Старр стал барабанщиком легендарных The Beatles

7 июля Ричарду Старки, известному всем под именем Ринго Старр, исполнилось 67 лет. До того как сменить в "Битлз" Пита Беста, он играл в ливерпульских группах The Ed Clayton Skiffle Group, Rory Storm And The Hurricanes. А еще раньше успел поработать подсобным рабочим в магазине спортинвентаря, где и обнаружил в себе "отменное чувство ритма". Что оценили по достоинству Леннон, Маккартни и Харрисон, перетащившие Ринго к себе.

После распада "Битлз" барабанщик выпускал сольные диски, некоторые из которых неплохо оценили критики. Пробовал сниматься в кино, даже сам снял документальную ленту "Back To Boogie".

Развелся с первой женой Морин (у них с Ринго трое детей), женился на актрисе Барбаре Бах, чуть не спился вместе с ней, но выкарабкался и собрал ансамбль The All-Star Band, выпустил еще несколько альбомов. Самым заметным из последних признали "Ringo Rama".

Навестил Джорджа Харрисона незадолго до его смерти. Поддерживает общение с Полом. И не сдается: потихоньку кропает новые диски...

Из воспоминаний Ринго Старра:

"Барабанщик всегда создает настроение. Думаю, так я и играл, а вместе с басом Пола - он удивительный, самый мелодичный из басистов - мы добивались гармоничного звучания баса и большого барабана... Если вы вслушаетесь в мою игру, то поймете, что я пытался стать инструментом, сыграть настроение песни. К примеру, "Четыре тысячи ям в Блэкберне, Ланкашир" - баам-ба-бам. Я пытался проиллюстрировать это, показать эту разочарованность...

Во-вторых, я не мог играть одну и ту же фразу дважды. Какой бы ритм я ни отбивал, я не мог повторить его в точности, поскольку играл не головой, а душой. Моя голова знала, как отбивать ритм рок-н-ролла, свинга и так далее, но все зависело от настроения в тот момент.

Любопытно то, что мы, "Битлз", похоже владели телепатией. Не задумываясь, мы воодушевлялись или начинали грустить - все вместе... Ничего подобного я не испытывал ни прежде, ни потом.

... До сих пор существуют музыкальные критики, которые недооценивают барабаны... Два моих любимых барабанщика - Джим Келтнер и Чарли Уоттс... Остальные известные барабанщики стучат быстро, но не заводят меня, потому что слишком стараются отбивать сложные ритмы. А мне нравятся не суетливые ритмы, а ровные и четкие".

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...