Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Гармаш и Маковецкий облапошили Европу

Пожалуй, самой громкой премьерой проходящего в Выборге XV фестиваля "Окно в Европу" стала "Русская игра" Павла Чухрая. Создатель "Вора" и "Водителя для Веры" теперь экранизировал гоголевских "Игроков". Смотреть на современность режиссер по-прежнему предпочитает через призму прошлого.
0
Чухрай снял очень добротное кино
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Пожалуй, самой громкой премьерой проходящего в Выборге XV фестиваля "Окно в Европу" стала "Русская игра" Павла Чухрая. Создатель "Вора" и "Водителя для Веры" теперь экранизировал гоголевских "Игроков". Смотреть на современность режиссер по-прежнему предпочитает через призму прошлого.

Премьера "Русской игры" не обошлась без приключений. Взрывная волна "Невского экспресса" докатилась и до съемочной группы фильма, которая должна была приехать в Выборг во вторник утром, но из-за трагедии на железной дороге вынуждена была добираться до фестиваля объездными путями. В результате Павел Чухрай и его подопечные провели в поезде почти сутки и на три часа опоздали на премьеру собственной ленты. Впрочем, неожиданная задержка скорее всего пойдет "Русской игре" на пользу. К девяти часам вечера, когда сеанс все-таки начался, зал "Выборг-Паласа" был полон до отказа. А так как главный приз фестиваля "Выборгский счет" присуждается зрителями, шансы на победу прямо пропорциональны количеству местных жителей, сумевших фильм посмотреть.

Театральные режиссеры, берясь за "Игроков", как правило, первым делом меняют антураж. Олег Меньшиков несколько лет назад отправил героев в Малороссию, а Сергей Женовач одел героев в одинаковые тройки и посадил их за одинаковые ломберные столы. Павел Чухрай с местом действия экспериментировать не стал: "Русская игра" разворачивается в неназванном уездном городке. Вот только вместо шулера Ихарева в киноверсии пьесы появляется итальянец Лукино Форца (Джулиано Ди Капуа), приехавший в Россию за легкой наживой.

Так, добавив одну вступительную сцену и не изменив в гоголевских диалогах почти ни строчки, Павел Чухрай перенес конфликт на международную почву. Нет больше аполитичного соревнования игроков, есть противостояние между самоуверенной Европой и юродствующей Россией. "Есть страна. Земля там богата, а люди доверчивы и простодушны", — заявляет перед отъездом из Италии Лукино Форца. И, надо сказать, повстречавшаяся ему троица — Утешительный (Сергей Гармаш), Швохнев (Сергей Маковецкий) и Кугель (Андрей Мерзликин) — поначалу полностью соответствует описанному характеру. Пьют водку, лихо танцуют цыганочку, беззлобно пререкаются, ставят друг другу подножки, потом целуются и вообще показывают себя людьми "широкими, добрыми, веселыми и беспечными". Как с такими не заключить союз (на это слово Чухрай упирает особенно)?

Вот и соглашается усыпленный лестью приятелей итальянец устроить заговор против юного помещика Глова. Далее все по тексту. Форца остается ни с чем, а его компаньоны уезжают в неизвестном направлении, довольно приговаривая: "Так ему и надо, а то Европа так и норовит у русского на холке прокатиться".

Фильм Чухрая льет бальзам на раны национального самолюбия, а заодно красноречиво предупреждает Запад не держать русских совсем уж за дураков. Жаль только, что Европа этого совета не услышит. Есть все основания полагать, что западнее Выборга "Русская игра" не доберется. Это "Вора" когда-то номинировали на "Оскара", а новому фильму Чухрая придется довольствоваться, прямо скажем, не самым статусным фестивалем и исключительно национальным прокатом.

И это справедливо. Чухрай снял очень добротное кино, в котором есть где развернуться Гармашу, Маковецкому и примкнувшему к ним Мерзликину. (Присутствие на экране героя "Бумера" особенно приятно: есть шанс, что в давно не пополняющейся колоде наших звезд скоро появятся достойные новички). Если не считать набившей оскомину "Старой Москвы" (декорация к "Всаднику по имени Смерть", на которой было снято уже полтора десятка фильмов), в "Русской игре" все радует глаз: и форма, и содержание. Без изысков, зато качественно. Ровно так, как любит наш телезритель, который экранизации классики теперь ценит куда выше, чем мексиканское "мыло". Были бы "Игроки" чуть подлиннее, думаю, вопрос с формой не стоял бы; снял же Павел Лунгин в прошлом году телесериал "Мертвые души". Но рассчитанную аккурат на два часа пьесу на несколько серий не растянешь. Вот и пришлось Павлу Григорьевичу снимать полнометражное, якобы для проката, кино. Деньги, правда, все равно дал телеканал "Россия", так что не бойтесь пропустить фильм в кинотеатрах, по телевизору его будут показывать с завидной периодичностью.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...