Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Чистые люди

Печь, вокруг которой построена наша баня, существует с 1886 года, когда на месте высоток у метро была деревня. Строения вокруг печи несколько раз горели и рушились: в войну деревенская баня превратилась в санпропускник, потом в больничный флигель, затем - снова стала баней. Дрова для печи (большие пни на заднем дворе) нам привозит лесничество. Зимой, когда посетителей много, за день уходит по 2-3 кубометра дров.
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Корреспондент "Недели" Наталия Киеня пообщалась с работниками московских бань.

Надежда Саломатина,
администратор и кассир единственной московской бани с дровяной печью (55 лет. Банный стаж 7 лет)

"С легким паром хорошо, аж плакать хочется"

Печь, вокруг которой построена наша баня, существует с 1886 года, когда на месте высоток у метро была деревня. Строения вокруг печи несколько раз горели и рушились: в войну деревенская баня превратилась в санпропускник, потом в больничный флигель, затем - снова стала баней. Дрова для печи (большие пни на заднем дворе) нам привозит лесничество. Зимой, когда посетителей много, за день уходит по 2-3 кубометра дров.

Чтобы баня была душистой, мы используем настои: мяту, анис, эвкалипт, пихту, ромашку. Когда садишься в парную и поддают легкий пар, так хорошо, что плакать хочется.

Летом в бане постоянных посетителей мало: 30-40, но зимой и осенью выстраиваются очереди. У нас все знают друг друга, иногда ходят лет по 20-40. Сеанс длится 2 часа. Рано утром в натопленной бане моют полы, обдают водой стены, потом бросают 10 ковшей воды в саму печку. Потом берут полотенце и опускают пар, чтобы все вымытое высохло. После этого - время поддавать: бросать в каменку воду.

Люди сидят в парной, потом выходят на веранду - она у нас за высоким забором, так что можно голышом на солнышке полежать, а зимой снега черпануть и обтереться, если кто любит.

Веники нам привозят из Калининграда и Краснодара: дубовые, пахнут до умопомрачения, потому что их положено хранить в сене. На тело сначала просто "машут" паром, потом начинают веником выбивать из кожи шлаки. Если месяц не ходить в баню, через час парилки из каждой поры прямо грязные "гвоздики" выходят. Женщины 2-3 раза зайдут в парную, и начинают натираться: кофе, кукурузой, сметаной. После этого кожа - шелк: даже не веришь, что это ты. Какие салоны красоты!? Для русской души баня - как любовь".

Андрей Сидоров,
банщик "Сандуновских бань" (48 лет. Стаж 22 года)

"Напарятся - и домой уезжают в тапках"

В нашей бане 3 разряда: за 600, 800 и 1000 р. Высший парится в старых парных, с интерьером 1896 года, низший - в современной части, но ресторан и сервис везде одни и те же, отличается только аура.

Веники нам привозят частные мастера из Марий Эл и Нижнего Новгорода, по 2-3 тысячи штук за 1 раз: березу, дуб. Привозят и эвкалипт. Эти веники можно хранить долго, а вот пихту и можжевельник - нет: осыпаются. Таких веников, как раньше, когда я начинал работать, уже нет. Лет 20 назад у нас был старичок, у него ручка каждого веника выглядела так, будто он работал над ней неделями, а между веточками он клал мяту или полынь.

Раньше моя профессия называлась "пространщик", а банщики работали в самой парной, но сейчас это слово ушло. Банщик должен человека встретить, посадить на место, дать простынь, тапки, квас - все, что он захочет. Убрать, чтобы было все чисто.

У нас обстановка семейная: многих, кто сейчас к нам приходит, я знал мальчишками. Он уже давно бизнесмен, а я его Васей так и называю. Я знал человека, который на протяжении 25 лет в обед приходил на полчаса попариться. Даже если уезжал в другой город, искал там баню: не мог без нее.

А 31 декабря здесь вообще сумасшедший дом! Но споры если и бывают, то только по-банному: не так поддал, не так махнул. Я вот люблю плеснуть пивом из ковша в печь: тогда кажется, будто вместе с тобой хлеб пекут. Целое искусство. Если неправильно поддавать, можно получить ожоги 2-й степени: пол-лица облезет.

Люди у нас иногда так напарятся, что в тапках домой уезжают. Они здесь все заботы свои с себя сбрасывают, и мы их на себя берем. Мы тут на переднем краю".

Неля Садекова,
банщица "Ржевских бань" (35 лет. Стаж 12 лет)

"У нас тут пахнет апельсином, мятой и полынью"

"По образованию я медсестра широкого профиля, но почти сразу после училища пошла сюда, и больше никуда не хочу. Мне нравится, как пахнет в бане: апельсином, мятой, полынью. У нас недавно ремонт был, отделали парилку осиной - теперь там древесный дух. Истопник у нас топит печку всю ночь: с 10 вечера до 8.30 утра убавляет и прибавляет газ. Баня старая, уже много десятилетий она не перестраивалась: ремонт делаем только внутри, летом, когда в районе нет горячей воды.

Сеанс стоит 450 руб. в будни, 500 руб. - по выходным. Приходят взвинченные, а разденутся, станут париться - сразу успокаиваются. Все плохое в одежде остается, хотя, бывает, и в бане ссорятся: посмотрели не так, места не хватило, воду под ноги вылили.

В бане у нас есть особое правило: нужно выпустить чистого, а потом зайти самому. Париться приходят и беременные женщины, и 85-летние старушки, и мамы с годовалыми детьми. Они же идут сюда общаться: сидят по 5 часов, разговаривают, чай пьют, маски делают.

Кукурузную муку кипятком обдайте, дайте остыть - получится скраб, кофейная гуща - это антицеллюлитная маска, геркулес с оливковым маслом и какао-порошком - питательная. Клубникой, творогом, медом намазываются, из размоченного хлеба делают маски для волос. Сметану тоже можно использовать как крем для тела, но в парилке она специфически пахнет. Некоторые женщины выдавливают на себя лимоны - витамин С против морщин и синяков.

Я сама часто после работы попарюсь, и кажется, что целый день отдыхала. Люблю смотреть, как люди после пара становятся довольными и благодушными, а нервы и стресс из них уходят".

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...