Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Нолинские старости

Наверное, это возраст. Тянет к корням. В последние годы регулярно наезжаю в вятскую глубинку, где стал владельцем старого родового дома. Много веков поколения моих предков жили в Нолинске, что в 140 км к югу от нынешнего Кирова. В тех краях хорошо чувствуешь Россию, ее настроения, как и ощущения руководящих кадров на местах. А настроения эти и ощущения очень не похожи на те, с которыми сталкиваешься в столицах или даже в областных центрах нашей необъятной державы.
0
Вячеслав Никонов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Наверное, это возраст. Тянет к корням. В последние годы регулярно наезжаю в вятскую глубинку, где стал владельцем старого родового дома. Много веков поколения моих предков жили в Нолинске, что в 140 км к югу от нынешнего Кирова. В тех краях хорошо чувствуешь Россию, ее настроения, как и ощущения руководящих кадров на местах. А настроения эти и ощущения очень не похожи на те, с которыми сталкиваешься в столицах или даже в областных центрах нашей необъятной державы.

Народ в Нолинске доброжелательный, терпеливый, по-своему гордый ("мы вятские - ребята хватские" - еще мой дед говорил), себе на уме. Начальство за дело болеет. Природа - потрясающая: покатые лесистые холмы, которые там называют увалами, желтые поля с васильковым отливом, грибные и ягодные леса, охотничьи угодья. Показались и первые ростки экономического подъема. Кое-где в районе покрасили церкви. Пенсии платят в срок. В Нолинске открылся первый магазин электроники "Эльдорадо", хотя ассортимент товара и не московский - из дешевого ценового ряда. Очень приятное впечатление от местного техникума механизации сельского хозяйства, где (с филиалами) учится до трех тысяч студентов, притом что во всем Нолинске населения всего-то тысяч десять. Только что техникум выиграл конкурс среди учебных учреждений, внедряющих инновационные образовательные программы, и получил федеральный грант в 30 млн рублей, который потратит на приобретение нового учебного оборудования. И еще с его помощью заработает, коль скоро студенты готовятся в основном по аграрным и строительным специальностям.

Но все-таки людей там не оставляет впечатление, что экономический подъем, о котором много говорят федеральные СМИ, обходит их стороной. Они просто не верят, что где-то дела идут хорошо. Рассказы о растущих золотовалютных резервах, профиците бюджета и платежного баланса, выплаченных и прощенных другим внешних долгах воспринимаются как издевательство.

Бич - дороги. За последние три года они точно стали хуже. На трассе Киров-Нолинск километрами водители объезжают шоссе по обочине: там хоть таких ям нет. В городке улицы не мостились несколько десятилетий. Сообщение между населенными пунктами внутри района, даже одного сельского поселения часто отсутствует. Школы во многих неперспективных деревнях закрывают, а детей в соседнее село учиться не отвезешь - дорог нет.

Нолинский район - сельскохозяйственный. Но на рынке нет ни местного мяса, ни овощей. Как, впрочем, нет и рынка, если не считать воскресных развалов ширпотреба на центральной улице. Скот и овощи выращивают почти исключительно для себя, так как закупочные и продажные цены не компенсируют производственных затрат. Хозяйства не могут реализовать продукцию по той цене, которая рентабельна. Кризис перепроизводства при незаполненных прилавках. Надежды населения - на аграрные субсидии и на защиту внутреннего рынка от субсидируемых иностранных конкурентов. Все понятно - и про избыточное сельское население, и про зону сверхрискованного и малоурожайного земледелия (ясное дело, не Кубань). Но, видно, без государственной помощи здесь действительно не обойтись, даже в ущерб экономической рентабельности. Ведь идет же Европа на поддержку сельского хозяйства как образа жизни, а не из-за соображений рентабельности.

Все свои беды люди несут местной власти, которая получила большие полномочия в рамках 131-го закона. Но не получила средств на их реализацию. Средний годовой бюджет сельского поселения, в котором должно быть как минимум 1000 человек, - 1,5 млн рублей. Из них 800 тысяч идет на зарплату. Годовой размер дорожного фонда - 19 тыс. руб., хватает на 40 часов работы, без материалов. На освещение населенных пунктов - 20-30 тысяч в год: несколько лампочек можно включить на 2 часа в день. Средства на водоснабжение не предусмотрены вообще. Зарплата главы поселения - 7 тысяч при среднеобластной - 9. Кадры бегут. Бюджеты поселений определяются на основе годовых планов, которые готовят экономисты. Но их почти нигде нет, да и где их взять на зарплату 1750 рублей.

Доходы могла бы давать земля, которой много, но и этого нет. Земельный налог принес где-то 16% от ожидавшейся суммы. Свою землю, которую еще в 1996 году колхозники получили в виде паев, в глаза почти никто не видел, руками не щупал. Дело в том, что землю сперва надо размежевать. А за это надо заплатить, причем по цене, которая вдвое выше, чем еще пару лет назад. Не идут крестьяне на эти затраты, а за виртуальный участок налог не платят. Кроме того, нерентабельность многих хозяйств заставляет многих бросать землю, и налог брать оказывается не с кого.

К политике и выборам интереса особого нет. "Чем больше партий, тем беднее население", - сформулировал общее настроение один местный руководитель. Живут с надеждой и с обидой на Москву. И потому, что у соседних национальных республик бюджеты в разы больше. И потому, что по ночам улицы столицы залиты неоновыми огнями.

И не могут понять, почему считают, будто в стране так много денег, что их нужно "стерилизовать", из российской экономики изымать и вкладывать в зарубежные активы.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...