Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Новый Гоголь

В Новосибирском академическом театре оперы и балета состоялась мировая премьера оперы "по мотивам произведений Н. Гоголя" "Ревизор", поставленная известным режиссером Михаилом Левитиным. Первые зрители были удивлены не только музыкой и либретто, но и поющим дирижером, молчащим Хлестаковым
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Новосибирском академическом театре оперы и балета состоялась мировая премьера оперы "по мотивам произведений Н. Гоголя" "Ревизор", поставленная известным режиссером Михаилом Левитиным. Первые зрители были удивлены не только музыкой и либретто, но и поющим дирижером, молчащим Хлестаковым
и писающим в оркестр Осипом, Бобчинским и Добчинским...

Один известный режиссер после премьеры "Ревизора" пообещал поставить памятник тому, кто сумеет описать и сделать адекватный анализ левитинского спектакля. Летняя премьера оперного театра на самом деле получилась непростой и спорной. В зрительном зале равнодушных к происходящему не оказалось. Неравнодушие — признак успеха...

Как бы не сложилась репертуарная и фестивальная судьба новосибирского "Ревизора", этот спектакль войдет в историю оперного театра. Войдет хотя бы потому, что это мировая премьера — то есть первое сценическое воплощение оперы Владимира Дашкевича. Дашкевич — лицо в музыкальной России известное. Все помнят его музыку к фильмам "Шерлок Холмс и доктор Ватсон", "Бумбараш", "Собачье сердце", "Зимняя вишня" и многим другим. Известен он и как театральный композитор — написал музыку более чем к 80 спектаклям. Однако сущностно оперным композитором он никогда не был (если не считать оперы "Клоп", написанной в 1980 году, но не имеющей богатой сценической жизни). Поэтому "Ревизор" — это первый значительный оперный опыт Дашкевича. Судить о его музыке (да и вообще о музыке) сложно. Здесь и киношные мотивы (Дашкевич часто цитирует самого себя), и опереточная яркость, и водевильная вольность, и оперная строгость, "серьезность" тоже присутствует. Еще во время увертюры многие зрители громко удивлялись: "Мы попали на мюзикл?" — спрашивали они друг у друга.

Постановщиком оперы выступил известный московский режиссер, бессменный руководитель театра "Эрмитаж" Михаил Левитин.

К слову сказать, вся постановочная команда "Ревизора" творчески давно связана между собой. Автор оперы Владимир Дашкевич сотрудничает с Левитиным уже почти полвека, написал музыку ко многим его спектаклям. Музыкальный руководитель постановки и дирижер — Андрей Семенов, он же заведующий музыкальной частью театра "Эрмитаж" с 1993 года. Юлий Ким — известнейший российский бард — соавтор Дашкевича по либретто — тоже тесно связан с "Эрмитажем".

Подобная сплоченность, как ни странно, как ни обидно, не всегда идет на пользу общему делу — театру. Возможно, так случилось и в "Ревизоре". Безукоризненная дружба не позволила режиссеру Левитину увидеть (а точнее — преодолеть) существенные недостатки либретто. Как режиссер, он пошел вслед за Кимом и Дашкевичем, вынося на сцену все смысловые недоработки первого и второго.

Думается, что именно к тексту оперы и будет обращено большинство зрительских вопросов. "Ревизор" Кима и Дашкевича, конечно же, не равен "Ревизору" Гоголя. Другое дело, что авторы либретто не пошли по простому пути "инсценировки".

Они буквально дописали "Ревизора" — сделали ему предысторию и добавили финальные сцены. Одним словом, спектакль начинается не с извещения Городничего о прибытии ревизора и заканчивается вовсе не немой сценой. Начинается он гораздо раньше — с момента игры в карты Хлестакова с пехотным капитаном. Но если придуманное начало еще хоть как­то соотносится с гоголевским миром, то финал полностью выходит за рамки гоголевского текста. В конце зрителей ожидает сцена суда и казнь Хлестакова. Взбешенные обманом жители города N догоняют "ревизора" и устраивают самосуд. Конечно, в театре все и на все имеют право. Вопрос только в художественной убедительности той или иной трактовки. В данном случае никакой убедительности не было. Смерть Хлестакова абсолютно не оправдана и не подготовлена предыдущими сценами: ни он не выглядит "злостным обманщиком", повинным смерти, ни чиновничья братия не выглядит этакими монстрами, способными убить человека, который всего­навсего "обманываться рад". Также непонятен абсолютно неприкрытый пафос авторов либретто, связанный с душой, человеческой совестью, поющим нищим мальчиком... Что-то невнятное о судьбах России... И как не идет этот пафос Левитину! Режиссеру-эксцентрику, фантазеру, буффону, клоуну, в конце концов! Мнения большинства "подготовленных" зрителей на этот счет совпали.

При всем при этом, главное достоинство "Ревизора" — в режиссуре. Левитин добился блестящей актерской игры от целого ряда оперных исполнителей. Сам же Хлестаков — приглашенный из Москвы Петр Борисенко — и по пению, и по игре, к сожалению, значительно уступает многим актерам­исполнителям. У Борисенко очень ограниченная пластика, масса музкомедийных штампов. Не очень сильный тенор.

Не иначе как казусом можно назвать оформление сценического пространства, выполненное Василием Валериусом. Его аляпистые компьютерные разводы на планшете сцены и на заднике — а­ля заставка "Windows Media Player" — крайне редко сочетаются с происходящим на сцене...

Но Левитин все­таки гений — и в вопросах театра, и в вопросах дружбы...

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...