Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Писатель Гюнтер Грасс: "Жаль, что у Эстонии нет пиетета к памятникам"

Вышедшая осенью в Германии книга спровоцировала скандал - в ней автор известных романов "Жестяной барабан", "Собачьи годы", "Траектория краба" признался, что в юности служил в войсках СС. Перед встречей с петербургскими студентами писатель встретился с журналистами на палубе плавучего ресторана. Беседуя, он постоянно курил трубку и признавался, что табакам, пропитанным ароматами виски, коньяка и ванили, предпочитает чистый датский. За столом с классиком мировой литературы оказалась и обозреватель "Известий".
0
Писатель Гюнтер Грасс (фото: Замир Усманов)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Вышедшая осенью в Германии книга спровоцировала скандал - в ней автор известных романов "Жестяной барабан", "Собачьи годы", "Траектория краба" признался, что в юности служил в войсках СС. Перед встречей с петербургскими студентами писатель встретился с журналистами на палубе плавучего ресторана. Беседуя, он постоянно курил трубку и признавался, что табакам, пропитанным ароматами виски, коньяка и ванили, предпочитает чистый датский. За столом с классиком мировой литературы оказалась и обозреватель "Известий" Наталья Кочеткова.

вопрос: Прежде вы с некоторым предубеждением относились к жанру мемуаров. Почему все же решили написать автобиографическую книгу?

ответ: Мемуары - это такой тип текста, в котором факты представлены как данность. Вот так было. И все, точка. Но воспоминания нас часто обманывают. Когда человек начинает вспоминать, фрагменты фактов и сведений начинают видоизменяться в процессе изложения. Своего рода микширование и есть начало искажения фактов. Они сливаются друг с другом и образуют новое единство.

Я нашел для себя особую форму изложения: один и тот же сюжет пересказываю то под одним, то под другим углом зрения: "Это было вот так, но могло бы быть и чуть иначе". И мемуары перестают быть статичным фактом, становятся живым для меня действом. Мне скоро 80 лет, вы гораздо моложе меня и иначе относитесь к тому, что осталось в вашей памяти. Я помню прекрасно, что было 40-50 лет назад, но спросите, что было три недели назад, и память начинает играть со мной шуточки.

Кроме того, для меня автобиография как воспоминание - довольно болезненный процесс. На мою судьбу наложило отпечаток время национал-социализма. В 13-17 лет я верил во многое из тогдашней идеологии, и сейчас, с рубежа прожитых лет, оживлять в себе то время довольно болезненно.

в: Вы имеете в виду то самое скандальное признание о том, что вы служили в СС?

о: Об этом как раз и речь. Понимаете, болезненный процесс вспоминания касается не только тех трех-четырех месяцев, которые я провел будучи 17-летним военнослужащим, причем я был призван помимо моей воли - и все это отражено в моей книге. Осенью прошлого года, когда книга вышла на немецком языке, одна из газет просто выхватила несколько страниц из целого тома, и на этой почве возник скандал. Как будто всего остального не существует, как будто нет контекста.

в: А во что именно вы, семнадцатилетний, так верили в то время?

о: Мне было 6 лет, когда Гитлер пришел к власти, когда началась война - 12, когда закончилась - 17. Я не знал другой идеологии - она тогда была единственной. Организация "Гитлерюгенд" была гениально устроена: все делалось под девизом "Молодежь должна вести молодежь". С точки зрения восприятия молодого человека все эти палатки, песни у костра были замечательно придуманы. Это, кстати, было и в сталинских молодежных организациях. Это нравилось, и до конца войны, несмотря на очевидные теперь факты и обстоятельства, мы верили, что вот-вот изобретут чудодейственное оружие, которое обеспечит Германии победу. Так же, как я, думали многие. Этими вопросами я и задаюсь в новой книге.

в: Что же делать, чтобы история не повторилась?

о: Нужно строить гражданское общество, которое заботилось бы о том, чтобы молодежь получала образование, овладевала профессией, чтобы не оставалась на улице, не у дел. Потому что именно такие особо уязвимы для идеологии, которая говорит: "Посмотри, в какой ситуации ты оказался".

в: Когда разразился скандал вокруг вашей книги, вы как-то пытались повлиять на общественное мнение?

о: Прежде всего мне хотелось отвести беду этого скандала от моей книги. Эта пара страниц была подана как сенсация. В ней много другого материала. Когда все это случилось, я делал то, что умею делать - рисовал и писал стихи. Я по второй специальности скульптор и художник-график. Свое тогдашнее состояние, спровоцированное скандалом и всеми дискуссиями вокруг, я пытался выразить в стихах и рисунках. Книга этих стихов и рисунков вышла весной.

в: Как отреагировала на происходящее ваша семья?

о: Семья меня поддерживала, как и многие коллеги-писатели.

в: А как вообще быть с исторической памятью? Вы слышали о демонтаже памятника воину-освободителю в Таллине? Как вы к этому относитесь?

о: Прежде всего мне кажется, к памятникам нужно относиться с должным уважением. Особенно это касается памятников ХХ столетия, отмеченного знаком чудовищных войн. В Эстонии этого пиетета нет, к сожалению. Но реакция России на происходящее тоже показалась мне сверхнормативной. Что я называю ненормативной реакцией? Ну посмотрите, маленькая-маленькая Эстония с ее проблемами, со значительной долей русского населения, как и во всех прибалтийских государствах, - и огромная Россия! Не знаю, стоит ли ей реагировать так бурно...

Как всплыло темное прошлое Грасса

В начале августа прошлого года немецкое информагентство SID (Служба спортивной информации) поместило под рубрикой "Разное" краткое сообщение: "Лауреат Нобелевской премии по литературе Гюнтер Грасс признался в беседе с газетой "Франкфуртер Альгемайне цайтунг", что являлся членом войск СС". Следом на сайте газеты появилась редакционная статья и фрагменты из упомянутой беседы, предваряющие большое интервью с писателем - "Почему я прерываю мое молчание через шестьдесят лет".

В автобиографической книге "Луковица памяти" Грасс рассказывает о периоде с 1 сентября 1939 года, когда началась мировая война, до 1959 года, когда вышел его роман "Жестяной барабан". Но эти два десятилетия оказались перечеркнуты одним фактом - нобелевский лауреат Гюнтер Грасс служил в СС. Скандал оказался таким масштабным, что Польша выступила с инициативой лишить писателя звания почетного гражданина его родного города Гданьска (бывшего Данцига). Речь зашла даже о лишении писателя звания нобелевского лауреата. Однако этого не случилось: директор Нобелевского фонда Михаэль Зольман заявил, мол, не было еще такого, чтобы премию взяли назад.

На русском языке "Луковица памяти" выйдет в начале 2008 года. Сейчас над ней работает переводчик Борис Хлебников. Как известно, Грасс очень серьезно относится к переводам своих книг на другие языки. Даже регулярно устраивает спецсеминары, на которые к нему съезжаются переводчики со всего мира. Читает им текст, обсуждает трудные места и просто гуляет с ними по улицам.

О ком/о чем чаще вспоминают в блогах?

Данные за два последних месяца (по материалам "Яндекс блогосферы")

Футбол. Максимум упоминаний - 23 Май 2007 - 24 Май 2007 - 1383 (финал Лиги чемпионов)

Дети. Максимум - 23 Май 2007 - 24 Май 2007 - 9334 (блогеры не забывают о международном Дне детей)

Жара. Максимум - 29 Май 2007 - 30 Май 2007 - 8327 (побит очередной температурный рекорд)

Экзамены. Максимум - 23 Май 2007 - 24 Май 2007 - 6383 (посетителям блогов не до того: от жары мозги плавятся)

Отпуск. Максимум - 29 Май 2007 - 30 Май 2007 - 970 (понятно: дело к лету)

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...