Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Борцы с гей-движением: "Мы против этого душевного недуга"

В воскресенье у Московской мэрии на запрещенный пикет попытались собраться сторонники проведения гей-парадов. Пикет сразу превратился в воинственную акцию их противников, причем борьба с геями объединила тех, чье объединение в других обстоятельствах просто немыслимо. К полудню возле оцепленного ОМОНом памятника Юрию Долгорукому на тротуаре собрались около сотни журналистов.
0
За что?! (фото reuters)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В воскресенье у Московской мэрии на запрещенный пикет попытались собраться сторонники проведения гей-парадов. Пикет сразу превратился в воинственную акцию их противников, причем борьба с геями объединила тех, чье объединение в других обстоятельствах просто немыслимо. К полудню возле оцепленного ОМОНом памятника Юрию Долгорукому на тротуаре собрались около сотни журналистов. Пришли и активисты Союза православных хоругвеносцев (скандируя "Смерть п..., Христос Воскресе!") с каким-то казаком в форме времен Первой мировой и с бородой, как у Николая Второго. В этот момент на противоположной стороне Тверской улицы, прямо у стен мэрии, наконец появились "виновники торжества" в компании с сочувствующими (среди них были солистки группы "Тату", а также член ЛДПР Алексей Митрофанов).

Хоругвеносцы и журналисты ринулись к ним через подземный переход возле книжного магазина "Москва". Надо было видеть лица случайных прохожих в этом переходе, на которых вдруг выскочили десятки людей с камерами и фотоаппаратами, казак, хоругвеносцы в папахах и подоспевшие в самый разгар молодые коммунисты в красных майках, десяток-другой скинхедов и православные граждане во главе с батюшкой. Когда все они добежали до ворот мэрии, большинство геев были уже скручены милицией и посажены в автобус. Противники однополой любви немедленно атаковали группу оставшихся на свободе геев, закидывая их яйцами и отвешивая пинки и затрещины. Всех их окружала огромная толпа журналистов, а ее пытались окружить милиционеры. Эта "куча-мала" в конце концов выкатилась на Тверскую, приводя в шок водителей, и перекатилась опять к памятнику Юрию Долгорукому.

После того как милиция задержала несколько участников потасовки, все собравшиеся (200—300 человек) еще около часа стояли на тротуаре, где время от времени вдруг появлялись одинокие геи с плакатами (причем некоторые из них — иностранцы). Гомосексуалисты немедленно получали кулаком по лицу, после чего милиция лениво забирала пострадавшего и того, кто бил (всего в отделении оказалось около 20 человек, включая депутата Европарламента итальянца Марко Каппато). "Милиция с народом, давай, гони уродов", — начинали скандировать молодые коммунисты, скинхеды и просто обычного вида мужчины лет 30—40. "У меня пятеро детей, хоть и от разных женщин, — рассказал "Известиям" член КПРФ Юрий Купцов. — Так вот я хочу, чтобы они выросли нормальными людьми".

Тем временем у памятника героям Плевны — в традиционном месте сбора геев — свой "антигей-парад" устроили представители православной молодежи из организации "Георгиевцы!". "Конечно, лучше бы, чтобы так называемых геев совсем не было, — рассказала "Известиям" пресс-секретарь движения Диана Романовская. — Но раз уж так получилось, пусть уж лучше не вылазят на улицу со своими гадостями. Мы против рекламы этого душевного недуга".

Непрощеное воскресенье

Елена Ямпольская

Лично я про гей-сходку на Тверской узнала случайно. Приехала в воскресенье утром на работу, а многострадальная "известинская" парковка в очередной раз закрыта. "Что случилось? — обреченно спрашиваю. — Снова ЛДПР митинговать собирается?" — "Нет, не ЛДПР. Гомосексуалисты" — "Господи, им-то автомобили чем мешают?" — "Да о вас же заботимся! Придут скинхеды с казаками, может случиться потасовка..."

Потасовку предотвратили, и это прекрасно. Ради столь высокой гуманистической цели все потрудились на совесть. Каждый внес свою скромную лепту. И те, кто чертыхаясь выходил из метро "Тверская" не где надо, а где укажут. И автомобилисты, рыщущие по окрестным кварталам в поисках свободного местечка. И доблестный ОМОН, призванный по такому случаю в центр в количествах, абсолютно не адекватных масштабу события.

В воскресный день, при плюс тридцати в тени, под мощными стопами князя Долгорукого собралось 40 (прописью — сорок) активистов гей-движения. Чуть позже половина покинула площадь, не в силах противиться настояниям симпатичных милиционеров. Как ни крути, а люди в форме сохранили лидеров для их паствы. Того гляди начались бы ахи-охи, стоны, обмороки. Столичная жара — это вам не шутки. От нее взбеситься можно.

В отделениях МВД "Тверское" и "Пресненское" члены радужного сообщества могли продолжить дискуссию с членами "Союза православных хоругвеносцев". Этих замели за рукоприкладство. Читайте по губам: православные. Пришли. С целью мордобития. В центр Москвы. В праздник Святой Троицы. Когда им вроде бы полагалось литургию отстоять, дом березовыми веточками украсить и целый день светлую радость нести во взоре...

Вот геи меня не удивляют: они давно предупреждали, что хотят сделать ЭТО именно 27 мая. В десятую годовщину отмены статьи за мужеложство. А коли на 27-е в этот раз приходится большой церковный праздник, оно и к лучшему. Выше вероятность, что побьют. Сильнее общемировой резонанс. Эх, и тех бы, и других — и гомопоказушников, и сомнительных православных с крепкими кулаками — из центра Москвы да березовым веничком, раз и навсегда...

Я не хочу, чтобы в моем городе люди публично презентовали свой сексуальный выбор. Каким бы он ни был. Выбрал — и радуйся в одиночку. В смысле — радуйся вдвоем с кем-нибудь. Почему широкая общественность непременно обязана знать, кого и каким способом ты любишь?

Я не хочу, чтобы в моем городе ряженые с шашками наголо радостно мчались рубить неугодных в капусту, пугая пешеходов и нервируя водителей.

Наконец, я против того, чтобы в центре через день перекрывали движение — ради голубых, зеленых, красных, каких угодно, по любому из пальца высосанному поводу. Помнится, недавно приезжала в кинотеатр "Пушкинский" Памела Андерсон — так опять наша парковка пострадала. Не спорю, бюст у бывшей секс-бомбы до сих пор безразмерный. Но все-таки не настолько, чтобы не пронести его осторожненько без помех движению...

Единственный день в году, когда я почту за честь вообще не пользоваться автомобилем, чтобы не загромождать зря Пушкинскую площадь, — это 6 июня. День рождения того, в чью честь эта площадь, собственно, и названа. Но что-то мне подсказывает: именно 06.06 такая "жертва" не потребуется.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...