Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Большая перемена

Саратов - город холмистый, ветреный и по совокупности двух этих причин крайне пыльный. С точки зрения погулять и на свежем воздухе побеседовать приемлема только набережная. Правда, ни одной скамейки, а то, что вчера было фонарем, хрустит под ногами мелкой стеклянной крошкой, зато вид на Волгу - от берега до берега здесь три километра - как с полотен передвижников. Мы идем с настоятелем саратовского храма в честь иконы Божией Матери "Утоли моя печали" игуменом Нектарием. Впереди компания подростков: задираются, флиртуют, друг друга подкалывают, всё - исключительно матом. Увидели моего собеседника - смолкли. Застеснялись. Я шучу: "Так основы православной культуры прямо на улице можно преподавать...".
0
Основы православной культуры интересны не только православным (фото: Ольга Рябцова)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Саратов - город холмистый, ветреный и по совокупности двух этих причин крайне пыльный. С точки зрения погулять и на свежем воздухе побеседовать приемлема только набережная. Правда, ни одной скамейки, а то, что вчера было фонарем, хрустит под ногами мелкой стеклянной крошкой, зато вид на Волгу - от берега до берега здесь три километра - как с полотен передвижников. Мы идем с настоятелем саратовского храма в честь иконы Божией Матери "Утоли моя печали" игуменом Нектарием. Впереди компания подростков: задираются, флиртуют, друг друга подкалывают, всё - исключительно матом. Увидели моего собеседника - смолкли. Застеснялись. Я шучу: "Так основы православной культуры прямо на улице можно преподавать...".

ОПК - это очень странный предмет. По большому счету его не существует. Тем не менее вся страна спорит о нем не первый год до яростной хрипоты. Краткого участия в этой дискуссии мне хватило, чтобы понять: мы обсуждаем то, о чем понятия не имеем. Понятие "мы" включает журналистов в первую очередь. Известинские публикации "Спаси и усмири" (15.02), "Жесть и Жмурки" (15.03), наконец, возникшая по их поводу переписка со священнослужителем из Саратова (13.04) вызвали к жизни огромное количество вопросов. Мне захотелось взглянуть, что такое "Основы православной культуры" на практике, и я приехала в Саратов - город в смысле преподавания ОПК далеко не передовой. Обычный город.

Обычному провинциальному городу - заурядный набор проблем. Вечерами гулять по набережной без эскорта строго не рекомендуется. Кладбищенский священник сетует: "Чаще приходится молодых отпевать, чем старых". Бабушка в парикмахерской жалуется: "Темнеет уже, домой на окраину добираться страшно. У нас в последнее время на пожилых стали нападать. Одного такого поймали, по телевизору показывают, а он и говорит: с молодых что возьмешь - они все до копейки прогуливают, а бабки и деды - экономные... И ведь не просто грабят - убивают. Недавно старушку зарезали, у нее в сумочке всего десятка-то и была...". Ни молодым дороги, ни старикам почета - нормальная российская жизнь.

Предвижу возражения. Возмущение предвижу: зачем кошмарить?! Не все старушки порезаны, не все даже подростки матерятся. Вон - идут люди на работу, детей прогуливают, а по раздолбанной мостовой осторожно катятся вполне приличные иномарки. Да, все это правда. Я ведь говорю - город как город.

У "Основ православной культуры" в Саратове тоже участь обыкновенная. Региональное Министерство образования предмет этот не поощряет и не запрещает. В отличие от считанных областей - Курской, Белгородской, Кемеровской, от Краснодарского края, где ОПК являются обязательным факультативом, под них выделены часы и бюджет, здесь каждая школа сама решает, какой факультатив ей нужен. И деньги для оплаты педагогов тоже изыскивает сама.

ОПК - предмет светский. Последний, кто хотел бы по этому поводу спорить, - священники. Из тех, с кем я беседовала, всякий готов на Библии присягнуть и даже побожиться (что вообще-то нехорошо): церковь предлагает только совместную с гороно экспертную оценку. Потому что гороно без церкви вряд ли сможет определить, действительно ли в данной школе православная культура преподается или безграмотная подделка, а то и сектантская какая-нибудь идеология.

Сколько школ в Саратовской области преподают ОПК, никто точно не скажет. Статистика самая расплывчатая. Есть педагоги, которые читают этот курс по собственной инициативе - втайне от директора, под видом других факультативных занятий. На "Истории культуры", например. Раньше читали вместо ОЗОЖ, но в 2006-м стараниями местной епархии, повлиявшей на власть, курс "валеологии" (науки о здоровье) из областной школьной программы был исключен. Сарказм по поводу "саратовского мракобесия" до сих пор сочится из Рунета.

"Надевай презерватив и не будет бед!"

Про факультатив "Основы здорового образа жизни" священники рассказывали мне наперебой. Особого доверия эта горячность не вызвала. Ну понятно: церковное ханжество... Я взяла методички по ОЗОЖу в гостиничный номер. Изучила их непредвзято и сосредоточенно. И - поменяла точку зрения. Не знаю, сторонник ли вы свободного "японского" воспитания или приверженец порки по субботам, но вне зависимости от убеждений - просто ознакомьтесь с цитатами.

Раздел "Варианты ситуационных задач к теме "Аборт". "Женщине 34 года. В семье двое детей, младшему 1,5 года. Муж - инженер, работает на заводе, последнюю зарплату получил 4 месяца назад. Беременность 24 недели, наступила в момент кормления грудью и поэтому не была замечена сразу. Женщина здорова, внутриутробное развитие плода без патологий. Проконсультируйте по вопросу о возможном прерывании беременности".

Как, по-вашему, решается такая задачка? Может, 34 разделить на 1,5, вычесть 4, умножить на 24? Что за постановка вопроса: "проконсультируйте"? На основании чего - личного опыта, духовной зрелости, глубоких медицинских познаний? Как один ребенок, пусть даже созревающий не по дням, а по часам, может посоветовать взрослой женщине вычесть из жизни другого ребенка? И, видимо, неудачника мужа заодно...

Правда, на тему "Аборт" в программе отведен один только час. Занятие предложено завершить демонстрацией фильма под названием "От этого можно свихнуться". Свихнуться можно и без фильма, от педустановок типа: "необходимо заинтересовать учащихся историческими сведениями и обычаями народов по отношению к мужским половым органам". Сам орган представлен на схеме - в рабочем состоянии, очень достоверно и с такими даже подробностями, о существовании которых я, к стыду своему, раньше не знала... Кроме того, в средних классах предусмотрено знакомство с "Камасутрой" и "Веткой персика" - древнеиндийскими (между прочим, религиозными) трактатами, а для закрепления полученных знаний "надо провести игру-продажу всех видов контрацептивов".

Методичка к программе "Основы здоровой семьи". Раздел "Сказки новой России". Сказка про колобка-2007. Уже третью неделю исполняется мною на бис - исключительно во взрослых компаниях.

Автор: Жили-были дед да баба. Испекла бабка Колобок. А он убежал. Катится, катится Колобок, а тут на пути его Хламидиоз.

Хламидиоз: Ух, милашка, я тебя заражу.

Колобок: Я от дедушки ушел, я от бабушки ушел. И тебя не боюсь.

Автор: Достал Колобок презерватив и надел. Катится дальше, а навстречу ему СПИД.

СПИД: Ну, держись, Колобок, конец тебе пришел.

Колобок: Да не боюсь я тебя, СПИДушка.

Автор: И снова надел Колобок презерватив, проверив сначала срок годности. Покатился Колобок дальше и запел свою новую песенку: "Если хочешь быть здоров и прожить сто лет, надевай презерватив и не будет бед!"...

На месте школьника я бы подняла руку - с выражением лица самым невинным - и полюбопытствовала, на что именно Колобок надевал презервативы, а если у него имеется, на что надеть, то каким же, извините, образом он катился?..

По-моему, за всю свою 35-летнюю жизнь я не обсуждала проблему презервативов в таком объеме, в каком мне пришлось это делать в Саратове. Да вдобавок со священниками. И правда, свихнуться можно...

При робком заикании, что в школу иногда может зайти человек в рясе, мы сразу поднимаем крик о клерикализме. Не убийца, не маньяк-насильник, не рецидивист с пятью судимостями, священник. Заметьте, однако, что гражданское платье обеспечивает проникновение в школу любой бездари. Сказкой про Колобка, может, никого не развратят, но вкус - и без того небезупречный - совсем испортят. А откуда безупречному-то взяться? Если только целыми днями на Волгу смотреть...

Есть в ОЗОЖе вещи тонкие и потому более опасные. В частности, заповеди от американского психолога Кэти Ди Заслофф. Я попыталась представить, как этот кодекс строителя капитализма работает на практике. Как должен воспринимать его подросток - с точки зрения 13-14-летнего опыта. "Вы НИКОГДА НЕ ОБЯЗАНЫ: любить людей, приносящих вам вред (мама не пустила на вечеринку - что может быть вреднее ?); делать приятное неприятным людям (например, здороваться с соседкой, на редкость противной теткой); извиняться за то, что были самим собой (подумаешь, окно кокнули, урну перевернули - это ж удаль молодецкая играет, чего извиняться-то?); выбиваться из сил ради других (тут вся семья отправляется по известному адресу, особенно бабушки-дедушки и младшие братья-сестры); мириться с неприятной ситуацией (см. пункт 1, скандал устроить - святое дело); делать больше, чем вам позволяет время (бай-бай, бабуля, сама тащи свое мусорное ведро); выполнять неразумные требования (степень разумности должен определить сам ребенок); отдавать что-то, что на самом деле не хочется отдавать (опять младшим ничего не светит); нести на себе тяжесть чьего-то неправильного поведения (вот это уже серьезнее, по мнению подростков, родители всегда ведут себя неправильно) и, наконец, отказываться от своего "я" ради кого бы то или чего бы то ни было.

Мне знакома эта система. Я сама не один год проповедовала ее в гендерных отношениях как очень сильное психотропное средство, способное защитить женщину от бессовестного мужчины, а мужчину - от бессердечной женщины. В науке эгоизма большинство взрослых оказалось первыми учениками. Но в 14 лет нельзя стать разумным эгоистом. Зато обычным - сколько угодно.

Значит, одни "Основы..." учат себялюбию, а другие - смирению, послушанию, кротости? После ОЗОЖа он от любых обязанностей свободен, а с ОПК возвращается к маме чистенький мальчик с любовью во взоре? Да ничего подобного. Вера Григорьевна, учительница из Вольска, небольшого городка в Саратовской области, мне рассказывает: "Бывает, дети плачут на уроках ОПК. Яростно плачут, зло. Мальчишка один мне недавно крикнул: "Не говорите больше ничего! Моих родителей стрелять надо!" Вот тебе и пятая заповедь...".

Отроки из Энгельса

Я была на трех уроках ОПК. В 32-й школе города Энгельса - того, что от Саратова через Волгу. Когда-то Энгельс назывался Покровском. Лет 10-12 назад здесь провели референдум: не хотите ли вернуть городу прежнее имя? Нет, ответили жители, не хотим. Теперь их детям читают курс "Основ православной культуры", и думаю я, что еще через полтора-два десятилетия Покровск все-таки восторжествует над Энгельсом. Потому что так естественнее.

Один урок в неделю начиная со второго класса. Занятия абсолютно светские. Никаких молитв. Никакого дресс-кода - девчонки в джинсах. Зачеты, экзамены исключены. Курс - факультативный. До 13 лет решение за ребенка принимают родители. После 13 - полная свобода выбора. Существует альтернатива - занятия с психологом, так называемые "ролевые игры". Научно выражаясь, социальный тренинг. Как вести себя в различных житейских ситуациях, как общаться с людьми - интересная, в общем, штука. Однако сижу на задней парте, считаю по вихрастым головам - двадцать. "Сколько всего человек в классе?" - спрашиваю после урока ОПК. "Двадцать семь". Это вам не задачку про аборты решать, тут все очевидно. Меньше трети выбирает занятия по пристройке к жизни, остальные требуют копать в глубину. Даже ребенка вопрос "зачем жить" волнует больше, нежели "как". Точнее, именно у него приоритеты выстроены правильно, без грубых посторонних наводок. Дети, суетой еще не съеденные, любят порассуждать о главном и о вечном, для них ОПК - удовольствие.

В восьмом классе, после звонка на перемену, учительница спрашивает: "О чем вам в следующий раз рассказать, к чему готовиться?". Голос от окна: "О смысле жизни!". "Отлично! - радуется милейшая Нина Викторовна. - У меня как раз есть такой урок!". Я уж думала - не задержаться ли в Саратове еще на недельку, очень хотелось про смысл жизни наконец-то узнать...

Смешно? Наивно? Еще смешнее, что у Нины Викторовны зарплата 5 тысяч рублей. Это со всеми надбавками-накрутками. У менее удачливых коллег - 2000-3000. Часы по "Основам православной культуры", напомню, из бюджета не финансируются.

Вообще-то Нина Викторовна словесница. На ОПК в восьмом классе она проводила урок "Семья - школа любви". Совсем молоденькая Ирина, историк, пыталась объяснить четвероклашкам, что такое "добрый человек", в помощники взяв Чайковского и Тютчева. Елена Юрьевна из Вольска, которая давала в Энгельсе "мастер-класс", вообще-то преподает изобразительное искусство. Ей достались ребята взрослые, и тема была взрослая - "Предательство", на примерах апостола Петра и Иуды. Здесь и лунгинский "Остров" пошел в дело, и Ярослав Смеляков, и даже "Семнадцать мгновений весны" - "кому бесславье, а кому бессмертие", однако предполагалось уже приличное знание Евангелия. "Учебник" лежит на каждой парте. Главу, стих ищут быстро, знают, что от Матфея - в начале, а Лука идет после Марка. Потом пытаются понять: в чем разница между слабостью Петра и сознательной изменой Иуды? (Апокрифические версии, естественно, не для детей.) Что такое раскаяние? Почему самоубийство - самый страшный грех? "Потому что уже не будет времени испросить прощения", - серьезно объясняет учительница, поправляя на доске не самые православные репродукции Леонардо, Джотто и Караваджо.

Я вспомнила, как Вера Григорьевна из того же Вольска рассказывала мне, что девять лет преподавала ОПК в колонии для несовершеннолетних. За это время там не произошло ни одного суицида. "Хотя были очень тяжелые случаи - один мальчик сидел ни за что, его обвинили в убийстве, только спустя четыре года разобрались и выпустили". Выпустили живым. Наверное, сильный человек этот мальчик. Но и сильным людям требуется помощь.

"Да, а что вы тому парню ответили, который собственных родителей хотел расстрелять?". - "Я ему сказала, что он сейчас - отрок. А слово "отрок" происходит от глагола "отрекаться". Это как раз тот возраст, когда человек болезненно замечает недостатки собственных родителей, чтобы самому их не повторять. Чтобы каждое последующее поколение было лучше предыдущего. Вот ты заметил, осудил, а теперь - прости..."

ОПК - предмет очень практический. От него ждут результатов, конкретных до наивности. И ведь есть такие результаты. "Вы знаете, у нас в школе не матерятся, - слушаю я гордую похвальбу в учительской. - И девочки не рожают до аттестата! Да что там не рожают - курили в десятом классе всего две, и те поклялись, что больше не будут". Детский сад? Наверное. Пока это не относится к вашим собственным детям. Тогда целомудрие и даже некурение сразу обретают планетарный масштаб.

ОПК, чего зря лукавить, - предмет не культурологический. Не только культурологический. Это прежде всего основы христианской нравственности. "Почему христианской? - возмущаются убежденные атеисты. - Разве мало других источников, других примеров?". Да просто все эти источники и примеры христианству абсолютно не противоречат. Никто не предлагает "отмените надстройку". Но базис-то дайте людям, наконец. Проинформируйте просто, что базис - есть. Что на их земле веками существовали "хорошо" и "плохо". Что их предки не всегда исполняли нравственный закон, но знали его. И знали, когда преступают. И совесть была в России мерилом всех вещей.

"А нужно ли воспитывать низовую нравственность в несправедливом обществе? Моего ребенка научат подставлять левую, получив по правой, в итоге он вырастет рабом - для нынешних хозяев жизни и для их детей это так удобно". Ну, подставлять левую мало кто научится. Тут огромная сила духа нужна. Я таких людей пока не встречала. Поинтересуйтесь у саратовской бабушки, которая домой по темной улице идти боится, считает ли она "не убий" и "не укради" лишними звеньями в цепочке воспитания. А главное - моральные принципы своего же носителя и спасают. Не в высоком - в прагматическом смысле слова.

Свое и наше

Хрестоматийные опасения по поводу "Основ православной культуры" развеять легко. В Саратовской области много мусульман. На уроках ОПК сидят и темненькая Гульнара, и черноглазый Мустафа. Родители говорят: "Своей религии мы их дома научим, но они в России живут и должны знать, чем здесь люди дышат". А отец Сергий (Ксенофонтов) мне рассказывает: "Недавно беседовал с одним муллой. Он потрясающую вещь сказал: "Если вам, русским, будет комфортно, то и нам, татарам, с вами будет хорошо". Комфорт - душевный, во всяком случае - определяется ведь и знанием собственных корней.

Атеистический, но героический двадцатый век из школьной программы тоже никуда не делся. Я специально провела эксперимент - поймала после урока ОПК пацана и допросила с пристрастием: кто такой Гагарин? Какой праздник отмечается 9 мая? Ответил без запинки. Учителя над моей подозрительностью смеются: "Что вы, Гагарин вообще недалеко от Энгельса приземлился. И за братскими могилами дети ухаживают, и с ветеранами мы встречаемся перед Днем Победы. Вот только 23 февраля перестали отмечать. Раньше это у нас был День отца, а потом посчитали - больше половины детей с одними мамами живут. Им ведь обидно...".

Поездка в Саратов убедила меня: вводить "Основы православной культуры" необходимо именно на государственном уровне. При соблюдении священного триединства: светскость, факультативность, добровольность, во веки веков, аминь. Во-первых, чтобы охранить детей от дилетантства - не везде, наверное, дела обстоят так счастливо, как в 32-й школе города Энгельса. Во-вторых, чтобы вознаградить наконец бессребренический энтузиазм очередной Елены Юрьевны. Нужна программа, нужен учебник, коллективом серьезных авторов составленный. Чего не нужно категорически - так это новых поводов для войны.

В светском обществе у ОПК сегодня опор немного. Правда, есть среди "лоббистов" персоны суперименитые - Никита Михалков, к примеру - однако столь важный вопрос решается числом сторонников, а не их качеством. Если Владимира Ильича Ульянова-Ленина не захоронят, пока жив последний коммунист, а ОПК на общероссийском уровне введут после воцерковления последнего атеиста, значит, ни то, ни другое не произойдет никогда. Не надо менять чьи бы то ни было убеждения, надо поменять взгляд. Мы боимся: идут клерикалы - чужие, странные, страшные и пытаются навязать нам "свое". А ведь их "свое" - на самом деле НАШЕ. Оно не священникам принадлежит, не церкви, это общее достояние. Смешно не пользоваться. Смешно и глупо.

Вот вам новая русская сказка: бежали мы, бежали к либеральным ценностям с мешком за плечами. Мешок прохудился. Из него сыплется на дорогу все, чем вчера и позавчера жил народ. Что делать? Бежать дальше - практически уже налегке или все-таки остановиться и мешок заштопать? А то, глядишь, чуть-чуть вернуться и самое главное из пыли подобрать? Вы как думаете?

Никита Михалков: "Не мешайте им, и через 15 лет у нас будет другая страна"

Менталитет русского человека мечется, он анархический. Русский человек не терпит законов, которые ему напишет другой русский человек, а еще хуже - не русский человек. Он не верит в законы. Жить по закону русскому человеку - смертельно скучно. Каждый из нас по себе это знает. У меня в картине "Двенадцать" есть такая фраза: "В законе ничего личного нет, а русский человек без личных отношений - пустоцвет, ни украсть, ни покараулить"... Закон, перед которым русский человек склонял голову, - это был закон Евангельский.

Когда-то у меня была идея снять на пленку фотографии людей с досок почета. Районных, городских, заводских, колхозных - не важно. Знатные доярки, трактористы, писатели - кто угодно. Снимать, снимать, снимать эти лица. А потом смонтировать их с лицами каторжников XIX века. И эти каторжники - в наручниках, в колодках - они прекраснее. У них глаза другие. Они знают, какой закон преступили. Получается, у одних в глазах страх Божий, у других - просто страх...

Загонять в храмы палкой - так же бездарно, бессмысленно и безжалостно, как выгонять. Но одно дело - начальники, которых в народе окрестили подсвечниками, они стоят в церкви, ничего не понимают, страшно утомляются. А есть дети, которые колготятся, бегают, дерутся, плачут, их шлепают в церкви. Но в них втекает на сакральном, подсознательном уровне величайшая мудрость. Они слов не понимают, но это то, что слышали их предки. Не мешайте им, и через 15 лет у нас будет другая страна. Другие люди придут к урнам на выборах. Не надо насилия, нужно тихое, мерное дыхание и поступательное движение.

Почему я ратую за введение в школах "Основ православной культуры"? Да, елки-палки, а что случилось-то? Чего испугались? Это не Закон Божий. Там, где исповедуется ислам, надо вводить "Основы мусульманской религии" в школах. Потому что реальный мост между Востоком и Западом - это Россия. Единственный мост, естественным путем объединяющий западную культуру и восточные степные ветры.

Я убежден, что на сегодняшний день православие - самая молодая религия в мире. Она прошла путь от закатывания под асфальт до прорастания сквозь него, и до сих пор чудом кажется: как могло это прорасти? Недаром объединение церквей многих напугало, потому что речь идет об объединении корней, а не кроны.

Я был воцерковлен с детства, матушкой моей. Отец, который был на 10 лет ее моложе, обладал потрясающим тактом и умом, чтобы это не разрушать. Когда к нему приставали в ЦК, он говорил: "Она в 1903 году родилась, Суриков - ее дедушка, что я могу с ней поделать?" Но все равно я испытывал страшную раздвоенность. Мои дети не понимают, как это - зашивать крестик в бушлат, носить ладанку под рубашкой, креститься под пиджаком. Это унизительное, катакомбное ощущение. Однажды я зашел в церковь на Пасху, вроде как поротозейничать, и какой-то подвыпивший журналист мне сказал: "Ну что, страшно? Под пиджачком крестишься?" И я действительно испугался - просто того, что он увидел. Что будет со мной, что будет с папой? До сих пор мне стыдно за этот страх...

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...