Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Замок от рейхстага чуть не повесили на сарай

Единственная в своем роде реликвия Победы хранится в небольшом городе Бийске Алтайского края. Фронтовик Владимир Краев в 1962 году передал в здешний музей замок от западных дверей рейхстага. Тех самых, через которые вечером 29 апреля пробились в это здание бойцы капитана Неустроева. Наше славное прошлое давно пронумеровано. Замок, бесценный осколок истории, числится в Бийском краеведческом музее под номером 3615.
0
Замок от рейхстага чуть не повесили на сарай (фото Юрий Черкашин)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Единственная в своем роде реликвия Победы хранится в небольшом городе Бийске Алтайского края. Фронтовик Владимир Краев в 1962 году передал в здешний музей замок от западных дверей рейхстага. Тех самых, через которые вечером 29 апреля пробились в это здание бойцы капитана Неустроева.

Наше славное прошлое давно пронумеровано. Замок, бесценный осколок истории, числится в Бийском краеведческом музее под номером 3615. Размером с большую книгу, он привлекает внимание в первую очередь бронзовой ручкой - на ней лицо, которое один из советских офицеров счел лицом курфюрста Фридриха III, ставшего в XVIII веке первым прусским королем.

62 года назад его бронзовые глаза смотрели на Королевскую площадь. Тогда были траншеи, дзоты и - жаркое море свинца. Войны оставалось на несколько часов. Но солдатам, сражавшимся годы, еще трудно было это понять. Когда дверь рейхстага снесло с петель и бросило на ступени, запинаясь о курфюрста, в здание вбежали наши.

Младший сержант Петр Пятницкий, первым выбежавший на штурм из "дома Гиммлера", был сражен пулей и упал, может, где-то рядом с дверью и замком, ставшим теперь экспонатом N 3615. А 2 мая на этих ступенях выступала Лидия Русланова. Курфюрст, если бы был жив, поморщился: пели "Степь да степь кругом" и "Валенки".

В Бийск замок привела цепь случайностей

Символом победы рейхстаг мог бы и не стать. Но 9 апреля 1945 года политработники 1-го Белорусского фронта, солдатам которого предстояло штурмовать Берлин, запросили Москву: над каким зданием водружать главное знамя? Из Москвы ответили: над рейхстагом. Никто не знал, как он выглядит, этот рейхстаг. Когда полковник Федор Зинченко приказал капитану Степану Неустроеву пробиваться к парламенту, тот ответил, что движение замедляет какое-то "серое здание, из которого ведется стрельба". Зинченко пришел к Неустроеву, долго смотрел то на карту, то в окно и, наконец, сказал: "Степан, так это он и есть!" На наших топографических картах рейхстаг был отмечен как "объект N 105".

Тут-то и начинается история встречи замка и жителя Алтайского края Владимира Краева. Замок и солдат никогда бы не увидели друг друга, если бы не череда случайностей. Краев не был среди тех, кто штурмовал рейхстаг. Профессия на войне досталась ему не героическая - заместитель по техчасти 160-го отдельного разведывательного батальона. 18 декабря 1941 года его разведбат вместе с 19-й курсантской стрелковой бригадой и 586-м стрелковым полком ударили по немцам в районе Тарусы и 19 декабря освободили ее. Это была одна из самых первых наших побед в те беспросветные дни. 107-я стрелковая дивизия за бои под Ельней стала 5-й гвардейской. В мае 1945 года Краев был уже инженер-майор, командир 260-го отдельного ремонтно-восстановительного автобата.

И вот - еще одна случайность: его батальон стоял недалеко от Берлина.

- Как-то раз они с товарищами решили посмотреть на Берлин, - рассказывает Анатолий Цапко, сотрудник Бийского музея. Сам Краев, увы, уже ничего не расскажет - он похоронен в 2005 году. - Группа Краева пришла к рейхстагу. Там уже была охрана, но в ней оказался знакомый Краеву еще с боев под Москвой саперный капитан. Он пропустил его и солдат внутрь.

Поначалу Краев не заметил ни дверь, ни уж тем более замок. С бойцами он спустился в подвалы. В 60-е годы он рассказывал музейным работникам, что подвалы рейхстага были похожи на пещеры Аладдина. В одной комнатке, например, нашли брезентовые мешочки, полные банкнот. Эти немецкие марки наши разобрали на память - что на них тогда можно было купить? Краев посылал их друзьям с надписями "Привет из Берлина", "Гитлер капут, совсем капут!"

Были в подвалах и ценности другого рода.

- Туда, видимо, снесли статуи из сада и картины со всего здания, - говорит Анатолий Цапко. - Иван Коченко, водитель Краева, хотел прихватить что-нибудь на память. Ему попалась отбитая от статуи голова курфюрста. Но она была мраморная, тяжелая. И тогда его капитан сказал: "Зачем таскаться - вон такая же на дверной рукоятке".

Вытащить замок из разбитой двери не составило труда. Однако через некоторое время Коченко выменял замок на пистолет "Вальтер" у капитана Афанасьева. Так и уехал бы замок в неведомые дали, да случилось еще одно совпадение: капитан Афанасьев присмотрел токарный мини-станок, который хотел отправить домой посылкой. Вместе с замком у капитана получался перевес. И Афанасьев отдал замок Краеву.

"Надо было забрать "Права рейхсканцлера"

Как к этому ни относись, но такова реальность: наши солдаты обзаводились трофеями в гитлеровской Германии. Кировчанин Василий Субботин спустя много лет вспоминал, как оказался в рейхсканцелярии, в кабинете Гитлера. Рассматривал там авторские экземпляры "Майн кампф" в стеклянном шкафу. "Нашел папку с рисунками Гитлера, - писал потом Василий Субботин. - Мне запомнился один: замкнутый крестьянский двор, посредине которого большая, аккуратно сложенная куча допревающего навоза. Был еще документ, который назывался "Права рейхсканцлера", с девятью, как мне помнится, параграфами. Вот, может быть, ее, эту папку со всеми правами Гитлера, и надо было взять в качестве сувенира! Почему же я ничего не взял, удивлялись мои знакомые. И я не мог объяснить им, что мне, сыну крестьянина, было совершенно незнакомо понятие сувенира, памятной вещи, как и многим моим товарищам, деревенским парням, из которых и состояла наша армия".

Поэт Сергей Наровчатов взял на память гвоздь из двери в рейхстаг. Может, той, которую запирал сохранившийся в Бийске замок. Краев как-то сказал журналистам, что хотел повесить замок на свой сарай. Потом признался: пошутил. Видимо, понимал он, что не простая это железяка. Краев отослал замок посылкой в Бийск. На родину он приехал спустя много лет. Про замок если и вспоминал, то редко. Однако не судьба была реликвии проржаветь.

- В начале 60-х годов Краев увлекся садоводством, а их собрания проходили в местном музее, потому что директор этого музея - тоже садовод, - Анатолий Цапко разматывает для "Известий" цепочку совпадений, сопровождающих наследие кайзера. - Но не только садовод, а еще и фронтовик. Он решил пополнить фонды и как-то раз спросил: "Может, у кого дома какой трофей валяется?" Тут Краев и говорит: "У меня замок от рейхстага в сарае лежит". Когда поняли, что это не шутка, сразу поехали к нему и замок забрали.

Фотографии замка отослали в Германию, и оттуда пришел ответ: наш замок. После этого его внесли в фонды и выставили в экспозиции. Теперь уже повторить проверку не удастся: в обновленном рейхстаге - стеклянные двери. Да и надо ли проверять? Сомневающимся - не докажешь, а тем, кто верит, доказательства не нужны.

Все же главный раритет хранится в Центральном музее Вооруженных Сил. Экспонат N А-1652, Ф2-92 - это ключи от Рейхстага, которые 1 мая достал из замка инженер-капитан авиации Михаил Кацнельсон. Вот как об этом он рассказывал брату Илье: "Я потянул к себе левую половину массивной двери. К моему удивлению, в замочной скважине торчал необычно длинный ключ с кольцом, на котором висел второй ключ такого же размера. Мне с трудом удалось вытащить эту связку из замка. Она и стала моим памятным трофеем".

Могут ли эти ключи быть от бийского замка? На первый взгляд, вряд ли - ведь дверь, которую видел Кацнельсон, держалась в петлях. Но представьте, какая была бы встреча - замок и ключ спустя 62 года!

Выражаем благодарность представительству Алтайского края в Германии и Олегу Кислову лично.

Комментарии
Прямой эфир