Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Партизан наградили через 62 года

Указом Владимира Путина была исправлена историческая несправедливость. Настоятель людиновской Свято-Лазаревской церкви Викторин Зарецкий и учительница Ольга Мартынова посмертно награждены медалью "За отвагу". Оба были участниками партизанского движения в годы войны. Выдающийся вклад священника при советской власти замалчивался по идеологическим причинам. Хотя об отце Викторине перед Москвой калужские краеведы хлопотали давно. А местные монахини даже сняли фильм о его деятельности в партизанских рядах.
0
Заботиться о могилах погибших в блокаду будут теперь не только петербуржцы (фото: INTERPRESS)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Указом Владимира Путина была исправлена историческая несправедливость. Настоятель людиновской Свято-Лазаревской церкви Викторин Зарецкий и учительница Ольга Мартынова посмертно награждены медалью "За отвагу".

Оба были участниками партизанского движения в годы войны. Выдающийся вклад священника при советской власти замалчивался по идеологическим причинам. Хотя об отце Викторине перед Москвой калужские краеведы хлопотали давно. А местные монахини даже сняли фильм о его деятельности в партизанских рядах.

Ольга Мартынова одна из немногих партизан отряда, кто не имел никакой награды за подвиг. Но теперь и отец Викторин, и Ольга Мартынова получили наконец официальное признание.

- Мы представляли Зарецкого к награде еще в 80-е годы, - рассказывает редактор областной Книги Памяти Татьяна Романова, 27 лет проработавшая научным сотрудником архива Калужского обкома партии. - Но тогда власти побоялись пойти на этот шаг. Хотя его заслуги перед партизанским подпольем трудно переоценить.

Перед войной Зарецкий работал бухгалтером в леспромхозе. Ему тогда было около пятидесяти. Стать мирянином ему пришлось не по своей воле - церковь в советские годы закрыли. Незадолго до начала войны начальник Людиновского райотдела НКВД Василий Золотухин - будущий командир людиновского партизанского отряда - предложил Зарецкому работать в тылу в качестве резидента. Резон был прост: бывший священник вызывал меньше всего подозрений. Отец Викторин согласился.

Людиновские партизаны вели рельсовую войну. Их район тогда примыкал к знаменитым брянским лесам. И партизаны нападали на гарнизоны, а весной 1942 года совместно с кировским отрядом установили свободную партизанскую зону в глубоком тылу у немцев и четыре месяца держали свободный от немцев коридор шириной в 10 км и длиной в 20 км. Через этот коридор в тыл немцев забрасывали отряды партизан и  разведчиков, а оттуда шли обозы с фуражом и продовольствием для Красной Армии.

Отец Викторин вернулся в людиновский Свято-Лазаревский храм. Сан священника позволял Зарецкому свободно перемещаться по городу и беспрепятственно встречаться с  людьми. Так партизаны получали от него сведения о карательных экспедициях, вражеских агентах, данные о передислокации. Деньги, которые  жертвовали люди, шли в партизанский отряд.

Ему удалось привлечь на сторону партизанского движения почти всю свою семью. Его сестра Олимпиада добывала медикаменты. Она была сестрой-хозяйкой людиновской больницы. Доставала лекарства у немцев и с помощью брата переправляла партизанам. Свою дочь Нину отец Викторин устроил в гестапо переводчицей и через нее получал важные сведения, которые затем передавались в отряд. Отцу Викторину единственному повезло. Почти все члены людиновского подполья были схвачены по доносу местного жителя Дмитрия Иванова, который перешел на службу к немцам.

Тогда же погибла и активная участница людиновского подполья, молодая учительница Оля Мартынова, которая писала и распространяла антифашистские листовки. Фашисты схватили ее и замучили в гестапо. Иванов был найден только в 1957 году. Его осудили и расстреляли.

Многие участники людиновского подполья были награждены орденами и медалями. А батюшку награды обошли стороной. Отец Викторин, потомственный священник в восьми поколениях, пережил гитлеровскую оккупацию, но до победы не дожил: сердце не выдержало.

Питерское кладбище получило наследство из Германии

Ирина Тумакова (Санкт-Петербург)


Получив конверт из Германии, директор Пискаревского кладбища в Петербурге чуть не упал со стула. В письме сообщалось: все свои сбережения доктор Хельга Петцольд завещала его кладбищу.

Пискаревский мемориал - самое большое в мире кладбище времен войны. 28 га земли хранят останки почти полумиллиона погибших за 900 дней блокады. Наследство на кладбище свалилось неожиданно. В начале минувшего апреля на его адрес пришло письмо от адвокатов некоей фрау Хельги Петцольд. Душеприказчики покойной сообщали, что их доверительница оставляет кладбищу 12,5 тыс. евро.

- Нам предлагали открыть валютный счет и скорее сообщить его номер, - рассказал "Известиям" директор мемориала Олег Баев. - А условие фрау Петцольд было одно: деньги должны пойти на уход за могилами мирных жителей и воинов - защитников блокадного Ленинграда. Скоро будет составлена смета работ, на которые пойдут немецкие деньги. Расчеты покажут адвокатам. Никакого другого контроля над расходованием 12,5 тыс. евро с немецкой стороны не выдвинуто.

- Но наш мемориал - госструктура, мы подчиняемся администрации города, и валютного счета до сих пор не имели, - объясняет Баев.

Дирекция предлагала немцам перевести деньги в рубли, а потом посылать, немцы недоумевали: к чему сложности? В минувшую пятницу Пискаревский мемориал все-таки открыл валютный счет.

Что двигало немкой в момент состав­ления завещания - неизвестно. Ни в администрации Петербурга, ни в дирекции музея не интересовались мотивами фрау Петцольд. Завещала - и спасибо.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...