Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

аМАРАЛЬНЫЙ синдром

В Южной Корее судят поставщиков оленьих рогов, из которых фармацевты делают медицинские препараты. Какое отношение это имеет к нашей жизни? Оказывается, имеет. На кону ни много, ни мало - судьба целой отрасли экономики Республики Алтай. Горный Алтай - край небогатый. Значительная часть его бюджета - дотации федерального центра. Собственных ресурсов пока немного, а потенциальные "точки роста" можно по пальцам перечесть.
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Южной Корее судят поставщиков оленьих рогов, из которых фармацевты делают медицинские  препараты. Какое отношение это имеет к нашей жизни? Оказывается, имеет. На кону ни много, ни мало - судьба целой отрасли экономики Республики Алтай.

Горный Алтай - край небогатый. Значительная часть его бюджета - дотации федерального центра. Собственных ресурсов пока немного, а потенциальные "точки роста" можно по пальцам перечесть.

Одна из них - панты (рога алтайского марала), которые попадают отсюда на международные фармацевтические рынки, по преимуществу в Южную Корею. 10 миллионов долларов в год. Примерно таков годовой объем экспорта на пантах в Горном Алтае. Может, кому-¬нибудь подобные финансовые достижения и покажутся сущей мелочью, но для республики - это важная статья дохода.

Конечно, используя этот возобновляемый природный ресурс, республика могла бы зарабатывать и больше денег, но есть одна проблема - посредники. И прежде львиная доля в сверхприбыльном бизнесе доставалась им, однако с 2005 года даже крохотная толика того, что имели алтайские хозяйства, стала таять на глазах. Но обо всем по порядку...

Как "убирали" канадцев

Главный потребитель продукции алтайских мараловодов - фармацевтические компании из Южной Кореи. Главные наши конкуренты среди поставщиков - Новая Зеландия и до недавнего времени - Канада. Вот среди этих игроков рынка и развернулась масштабная международная интрига, которая грозит больно зацепить интересы сибиряков.

Канадские панты всегда ценились достаточно высоко: по своим размерам они выглядят во многих случаях мощнее наших, а, кроме того, имеют хороший вес, да и по цвету более приятны для глаз. Но вот по качеству... Владельцы аптек, расположенных в сеульском районе Джеги¬Донг, всегда советуют своим постоянным клиентам брать "только алтайское". Почему?

Очень просто. Корейские фармацевты подозревают, что канадцы держат своих оленей вапити "на игле", т.е. накачивают их биостимуляторами. Так это или нет, знают достоверно только сами канадцы, но цена рогов вапити устойчиво держалась раньше на уровне $150 за килограмм, тогда как алтайский пант перед дефолтом 1998 года обходился импортерам где­то в пределах $650. Разница очевидна.

Так бы все и шло, но в 2000 году канадские оленеводы испытали настоящий шок. Тогда по североамериканским стадам вапити прокатилась волна эпизоотии, а южнокорейские импортеры, воспользовавшись неблагоприятной обстановкой, добились запрета на ввоз рогов из Канады. Теперь совершенно ясно, что у них были далеко идущие цели.

Формально рога вапити в Южную Корею теперь не ввозятся, но вот парадокс - вся страна по-прежнему наводнена тем же количеством канадских пантов. Парадокс? Нет, всего лишь четкий расчет. Сеульские импортеры добились того, о чем давно мечтали: они теперь завозят рога старым контрабандным путем через Гонконг. Цена на рога "канадца" упала почти в два раза, все операции проходят в "тени", и рентабельность бизнеса подскочила в ряде случаев до 1 000%.

Казалось бы, нам только радоваться. Канадцы терпят убытки, а алтайская продукция, и так всегда востребованная, теперь должна уходить влет... Не тут-то было. Судя по всему, крупные игроки пантового рынка решили проделать аналогичный кульбит и с россиянами. Правда, если канадцев выбили с легального рынка при помощи скандала  вокруг болезни оленей, то для алтайцев придумали сюжет попроще.

Родина по предоплате

Первые признаки надвигающейся беды обнаружились осенью 2005 года. После того, как сделки купли­продажи алтайских пантов были успешно завершены и препараты поступили в корейские аптеки, врачи почувствовали что­то неладное... Пациенты стали жаловаться: препараты не дают такого лечебного эффекта, как прежде.

Стали искать причины. Провели серию исследований и тут же убедились, что под видом алтайских пантов фармацевты получили, главным образом, рога канадских вапити. Ученые подтвердили: в каждой партии так называемых "алтайских" препаратов только пятая часть могла соответствовать своему названию. Остальное - вапити. Тогда и появилась версия, что российские посредники и южнокорейские импортеры вошли в сговор и под видом стопроцентно алтайского продукта пытались сбыть фактически контрабанду.

Назревал нешуточный скандал. Любой другой поставщик попытался бы замять дело, но только не южнокорейские бизнесмены. Они отказались вернуть деньги за сомнительный товар, а все стрелки просто перевели на... мараловодов Алтая. И, самое интересное, не без помощи наших отечественных чиновников и ученых.

На суде южнокорейские импортеры представили официальные документы от Правительства Республики Алтай, где черным по белому было написано, что наши мараловоды давно разводят в своих парках канадских оленей, а панты алтайских маралов и вапити абсолютно... идентичны. "Сенсационное" заявление видных чиновников подтверждала пара экспертных заключений ученых из Новосибирска и Барнаула. А коли так, то и контрабанды никакой нет.

Чего стоило добыть такие странные документы алтайским партнерам корейцев, гадать не будем. Наши мараловоды вапити, может быть, и видели, но только в альбомах. Впрочем, у российских посредников других вариантов не просматривалось. Дело­то общее, а, значит, и отвечать вместе. Важно другое. Спасая собственную шкуру, бизнесмены подставили под удар целую отрасль Республики Алтай. Известие о том, что на Алтае пасутся вапити, рога которых пытаются выдать за "алтайские панты", облетела весь мир. Уровень доверия упал. Над сибирскими маральниками нависла угроза банкротства.

Суд, рога и "честь мундира"

К счастью, после смены руководства республики ситуация изменилась. В феврале 2006-го к новому министру сельского хозяйства Сергею Огневу обратились с деликатной просьбой подтвердить, что канадские олени продолжают мирно пастись на наших склонах. Министр был очень удивлен. И наотрез отказался разводить вапити на бумаге. Столь же категорично отреагировал на запрос и глава Республики Алтай Александр Бердников, который официально ответил южнокорейцам, что никаких "канадцев" в регионе нет.

Об этом очень скоро узнали фармацевты и аптекари в Сеуле, которые все время твердили нашим торговым представителям: неужели вы не понимаете, что в суде поставлен на карту престиж всего алтайского мараловодства и его будущее? Что дороже для республики - "честь мундира" одной фирмы, погоревшей на своей жадности, или интересы тысяч людей, связанных с мараловодством?

Но и южнокорейские импортеры тоже не дремали. Давление на алтайскую правительственную делегацию, отправляющуюся с визитом в Южную Корею, оказывалось нешуточное. Вплоть до вылета самолета ее забрасывали откровенными угрозами: или признаетесь, что выращиваете канадских вапити, или потеряете весь экспорт.

Пока вроде отбились. А что дальше? Конечная цена пантовой продукции в аптеках Сеула и Пусана держится где­то в пределах $850 за килограмм. В 1998 году, когда мы подняли свою цену до $650, казалось, что еще немного - и наши собственные представители начнут работать на южнокорейском рынке. (Поначалу нас не пускали даже в Гонконг). Помешал дефолт, и цена сейчас обрушилась примерно до $200. Однако надежда прорваться на южнокорейский рынок и торговать там самим по цене $800 -1000 за килограмм без перекупщиков еще теплилась. Вплоть до судебного скандала.

Теперь спасти наших мараловодов может только суд, начавшийся полтора года назад в Сеуле. Выиграют аптекари - и цена на алтайские панты уверенно пойдет вверх, и разговоры о какой­то "идентификации вапити", о монополии на экспорт пантов, призванной поднять цены, и прочей белиберде отпадут сами собой. Мы вернемся на прежние позиции.

А проиграем... Тогда рынок алтайских пантов рухнет, при этом мараловоды окончательно попадут в кабалу к перекупщикам. И придется многим из них не панты резать, а самих маралов.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...