Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Все относительно

Ну вот, дорогой читатель, минул День дурака, он же День смеха. Однако иногда, когда включаешь телевизор, возникает ощущение, что этот праздник у нас круглый год. Впрочем, это хлеб Ирины Петровской - нашего главного телезрителя. Дай бог ей большого психического здоровья. Совпал День смеха в этом году с Вербным воскресеньем. Параллельные миры. Верующих становится все больше и больше. Убивающих и ворующих - прямо пропорционально. Наверное, должны быть грехи, чтобы было что и кому отпускать. Все относительно.
0
Андрей Бильжо
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Ну вот, дорогой читатель, минул День дурака, он же День смеха. Однако иногда, когда включаешь телевизор, возникает ощущение, что этот праздник у нас круглый год. Впрочем, это хлеб Ирины Петровской - нашего главного телезрителя. Дай бог ей большого психического здоровья. Совпал День смеха в этом году с Вербным воскресеньем. Параллельные миры. Верующих становится все больше и больше. Убивающих и ворующих - прямо пропорционально. Наверное, должны быть грехи, чтобы было что и кому отпускать. Все относительно.

Итальянский таксист, который вез меня в венецианский аэропорт "Марко Поло", был разговорчив. Мне, очарованному Италией и итальянцами, он рассказывал, как в Италии все дорого, какие низкие зарплаты, что везде надо давать взятки. Он утверждал, что итальянцы недоброжелательны, неулыбчивы и вообще хмурый и мрачный народ. А зимой в Италии холодно. Обычно эти слова говорю я, да и ты, наверное, дорогой читатель, но касаются они нашей с тобой страны и нашего народа. Я спросил таксиста, а где, как ему кажется, лучше - где все дешево? где все улыбаются? где тепло круглый год? "В Бразилии!" - ответил он. Все относительно.

Мой знакомый итальянец, много лет живущий и работающий в Москве, рассказал мне, что однажды в Италии друзья с ужасом спросили его, как он может жить в России и неужели его за пять лет ни разу не ограбили? "Ограбили, - ответил он. - Все вынесли. Подчистую. Только из моей итальянской квартиры..." Все относительно.

Мы стояли в очереди на паспортный контроль в Пекине. Я говорю Сереже Цигалю: "А знаешь, Серега, что как нам китайцы, так и мы китайцам - все на одно лицо". Подходила наша очередь. "А давай проверим, - предложил я, - поменяемся паспортами. Только, чур, ты идешь первым". Цигаля в таких вещах уговаривать не надо. Его хлебом не корми, дай нашкодить. Он берет мой паспорт и подходит к окну пограничника. Тем, кто не знает, - у Цигаля кудрявые густые волосы, большой, приводящий в восторг и возбуждение китайских женщин нос и бородаусы, как у Ивана Андреевича Гончарова. Пограничник посмотрел на мою фотографию (и ты посмотри, дорогой читатель), потом на Цигаля. На мое фото, на Цигаля. Опять и опять. Потом подошли еще два китайских пограничника. О чем они думали?.. Может быть, о том, что этот человек, когда фотографировался на паспорт, побрил голову, а потом отрастил волосы, бороду, исправил зрение и увеличил себе нос. Все это ведь сегодня возможно. Цигаль был непроницаем. Слабым звеном оказался я. Сказал, что мы перепутали паспорта. Испортил почти удавшийся эксперимент. В общем, все относительно.

Китайский экскурсовод с некоторым пренебрежением рассказывал о японцах. Мол, вот европейцы нас, к сожалению, путают. Здесь Люба Полищук со свойственной ей непосредственностью и азартом охотника за странным и смешным спросила его: "А скажи, Саша (у китайских русскоговорящих экскурсоводов были русские имена - все же относительно...), чем вы отличаетесь друг от друга?" - "Ну, японцы маленького роста, у них узкие глаза, кривые и короткие ноги". Высокая, большеглазая и длинноногая Люба посмотрела на китайского экскурсовода Сашу сверху вниз и констатировала: "Ну да, вы же все высокие, с большими глазами, длинными прямыми ногами". Все относительно.

Вот, какие тексты получаются, дорогой читатель, когда 1 апреля читаешь биографию Альберта Эйнштейна, а потом вечером идешь в китайский ресторан с итальянцем. Два этих народа связывает длинная спагеттина, привезенная когда-то давно из Китая в Италию путешественником Марко Поло. Рисовая лапша трансформировалась в пшеничную. Ну, будь здоров, дорогой читатель, держи себя в руках и помни, что все относительно.

Комментарии
Прямой эфир