Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Футболка "Недели" от Татьяны Назаренко

Какой подарок может украсить и сотрудника газеты, отмечающей свое 90-летие, и ее читателя? Скажем, бутылка доброго коньяка - выбор, конечно, безошибочный. Но коньяк быстро заканчивается. А мы решили сделать что-то более "живучее". Скажем... серию эксклюзивных футболок.
0
Футболка "Недели" от Татьяны Назаренко
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Какой подарок может украсить и сотрудника газеты, отмечающей свое 90-летие, и ее читателя? Скажем, бутылка доброго коньяка - выбор, конечно, безошибочный. Но коньяк быстро заканчивается. А мы решили сделать что-то более "живучее". Скажем... серию эксклюзивных футболок.

Пилотный вариант с передовицей "Известий" (внимательный читатель без труда заметит в нем признаки макета газеты) изобразила для нас прекрасная художница Татьяна Назаренко. На ее футболке - передовица с узнаваемым шрифтом... Этот экземпляр - пробный, тем не менее Татьяна (за что ей особое спасибо) согласилась примерить его специально для этого номера "Недели"... А что дальше?

Сейчас у нас уже около тридцати всевозможных эскизов. Авторы их - поэт Андрей Вознесенский, кардиохирург Лео Бокерия, лыжница Юлия Чепалова, главный метеоролог страны Роман Вильфанд, худрук Театра им. Пушкина Роман Козак, балерина и режиссер Алла Сигалова, фигурист Илья Авербух, телеведущий Иван Ургант, балерина Анастасия Волочкова, танцовщик Гедиминас Таранда, руководитель театра "Практика" Эдуард Бояков. Естественно, свои версии уже есть у нашего колумниста-карикатуриста Андрея Бильжо, у арт-директора "Известий" Андрея Шелютто.

Но и это не все: читатель Лео ДиКаприо прислал слоган с радостным пожеланием читателям и автограф. Читательница Ума Турман ограничилась надписью "Love", но сколько в этом звуке!

В ближайшее время в пресс-центре "Известий" будет выставлена наша арт-галерея футболок. На открытие, естественно, пригласим авторов. И самых активных читателей, отличившихся в наших конкурсах или приславших самые любопытные отклики на наши публикации. Следите за "Неделей"!

"Туалет - место уединенного размышления"

вопрос: На выставке "Процесс" в ЦДХ представлены ваши ученицы, а открывает экспозицию ваша картина "Молодые строители". Почему только одна?

ответ: Это очень давнишняя моя работа, я была потрясена, увидев ее. Она написана в то время, когда я только окончила институт, как мои студентки сейчас. Шел 1968 год, и первая моя выставка, которую прозвали "Восемь с половиной", оказалась весьма трагической для меня.

Накануне комиссия Управления культуры приказала восемь работ, в том числе и мою, снять, а руководство МОСХа впервые проявило принципиальность и отказалось. Но выставка все же оказалась закрытой - "по техническим причинам". Хотя картина осталась жить.

Там есть кусочек композиции, где отдельно выписаны глаз, нос и так далее, - мне показалось, что так надо. Потом, когда картину все же решили официально купить, в закупочной комиссии мне сказали: "Уберите этот фрагмент, и мы вам доплатим еще 200 рублей". А тогда можно было на эти деньги хорошо погулять. Мой приятель Витя Попков, который для нас был бог и царь, посоветовал: "Таня, закрась темперой, через год-другой от масла она все равно отвалится". А я подумала: "А вдруг не отвалится?" И не закрасила - мол, черт с ним, с рублем. Деньги же мне все равно заплатили.

в: Жалко было с этой работой расставаться?

о: Мне со всеми всегда было жалко. Все серьезные картины я помню и могу сейчас снова нарисовать. Но мы много лет с ними не расставались - они висели дома. Определение "коммерческий художник" было ругательным - мол, он продажный. Если у меня что-то покупали - а такие работы можно по пальцам одной руки пересчитать, - расплачивались cтереосистемой, костюмом от Jil Sander, Guy Laroche.

Сейчас я знаю, что могу написать работу, которую у меня сразу купят. Но это неинтересно. На жизнь мне хватает. Хотя работаю я медленно - перекрашиваю, переделываю. Картина же складывается в голове... А сейчас принято все делать... э-э... "спонтанно". Я тут на одной выставке картину потрогала - так на ней еще краска не высохла, хотя выставке уже три недели. У нас сейчас непрофессионализм приветствуется: пишут банкиры, их жены, дети - и чем меньше мысли и мастерства, тем лучше. Когда я вижу словосочетание "Галерея паркета", мне на ум почему-то приходит: "Туалет - место уединенного размышления".

"Есть картины, с которыми опасно шутить"

в: Художник - это человек как бы не от мира сего. Но без технического прогресса не прожить. Вам комфортно жить с мобильными телефонами, компьютерами?

о: Только раз на компьютере напечатала статью, но выключить его не смогла. Мне говорили, что, если его просто выдернешь из розетки, он обидится. И я час перед ним плакала, прыгала, дула, умоляла, пока в изнеможении не позвонила приятелю: "Что делать? Я его боюсь!" Он пожал плечами: "Да выдерни вилку - и все". С тех пор я к компьютеру не подхожу.

в: Не поверю, что в серии "Конец тысячелетия - гибель империи" жизнь вас заставила изобразить себя мертвой. Как это у вас вышло?

о: Я тогда действительно чуть не умерла - из-за банального аппендицита. Сама виновата - отнеслась легкомысленно. Когда я, провалявшись в больнице месяц, приходила в себя и каждый день наблюдала на больничном дворе бродячих собак, а там же были и морг, и, кажется, крематорий, то невольно представляла себя в этом пространстве. И потом, делая серию, сама укладывалась на землю - кого еще попросишь изобразить умершую?

Вот у меня висит диптих Лени Пурыгина "СССР". В свое время он уехал в Америку, и, когда я была у них в Нью-Йорке, его жена Галя все повторяла: "Никогда я не переступлю порог этой страны!" Я тогда увидела работу Лени, где Христос был написан вполне реалистично - со всеми анатомическими подробностями мужчины. Я еще подумала: "Как же он не боится так изображать Христа?" И вот через полгода умирает мать Гали, она едет ее хоронить - и попадает под машину. Леня едет ее хоронить - и умирает от инфаркта. А в Америке остается их 12-летняя девочка - одна...

Есть вещи, с которыми опасно шутить. Сейчас у нас принято шутить с чем угодно, но, наверное, где-то что-то происходит помимо нас. Вот и тогда я это почувствовала на себе.

в: Вас уважают, как отважного художника, даже называют откровенно воинствующим патриотом. Не боитесь стать осторожной?

о: Я писала и пишу то, что хочу и как хочу. Но есть какие-то вещи, которые стараюсь не переступать. Моя "Трапеза" - из этой серии. А "Циркачка" - состояние художника: ты свободен - и беззащитен. Я написала ее, когда меня не пустили на выставку в Гамбурге. Почему? Никто не объяснил.

в: Идти на компромисс для вас в жизни непросто?

о: Я считаю себя человеком бескомпромиссным, привыкла лезть на баррикады. В моей жизни очень редки ситуации, когда я "поступилась принципами". Это всегда было ради кого-то.

"Ни Запад догонять, ни самобытностью кичиться не стоит"

в: А вы задумываетесь над такими вещами: вот в чем, по-вашему, главная проблема России? Что вечно тормозит наш национальный прогресс?

о: Со времен Ивана Грозного мы смотрим на Европу и хотим, чтобы у нас было так же, как у них. И сейчас уже, кажется, близки к мировым стандартам. Настолько, что самобытного ничего не осталось. Приезжаешь в австрийский Тироль - а там те же вологодские кружева дешевле и лучше. И если вспомнить, что и наша матрешка родом вообще-то из Китая, то задумаешься: а надо ли так гордиться своей самостийностью и в то же время надо ли вечно бежать и догонять Запад?

Я не политик, но очевидно, что мы вполне можем стать маленьким, элитным удельным княжеством со своим нефтяным озерцом, к нам будут приезжать посмотреть на диковинки, как приезжают в Голливуд. Но зачем нам это? Мы построим свои аквапарки, подземные города, пещеры, разрушим все настоящее, что еще осталось, и все "воссоздадим", как, например, Царицынский дворец. И никто не будет знать, что это - неправда, подмена. Когда люди фотографируются на фоне Воскресенских ворот с ряжеными боярами, я вполне подозреваю, что какие-нибудь китайцы или канадцы подумают всерьез, что у нас тут в Москве так и полагается.

в: Какая-то печальная картина у вас вырисовывается...

о: Я не знаю, почему так, но это же очевидно: вместе с небоскребами у нас на глазах выросли и окрепли чиновничество и безнравственность. Это как человек хорошо погулял-выпил, прекрасно провел маевку-тусовку, а наутро - тяжелое похмелье. Как тут без головной боли?

Комментарии
Прямой эфир