Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Руководитель департамента здравоохранения Москвы Андрей Сельцовский: "Если раньше средний врач в Москве получал 16 тысяч, то теперь - 27"

Московская медицина имеет солидную репутацию - во всяком случае, имидж "столичного качества" она поддерживает вполне успешно. Тем не менее хваленое столичное здравоохранение страдает общими для всей страны недугами - например, недавно "Известия" обнаружили в московских больницах такое новшество, как сидячие места. Официальную позицию по этому поводу, а также по другим насущным проблемам сформулировал глава департамента здравоохранения города Андрей Сельцовский в беседе с корреспондентом "Известий". - Я не юрист и не могу обосновать, что считается взяткой, а что - благодарностью. Но, поверьте, я 30 лет провел в стационаре и все про это знаю. Все-таки это больше благодарность, чем вымогательство. Конечно, бывают неприятности - недавно, например, поймали врача на взятке. В сети работает около 200 тысяч. Могут быть у этих людей проблемы во взаимоотношениях? Могут. Поймите, мы же все болеем одинаковыми социальными болезнями - все общество. И если я вам сейчас начну говорить, что в медицине нет взяток и все в порядке, вы никогда не поверите. И будете правы. Не в порядке. Но чтобы это было системой "зашел - и началось" - нет такого. Есть другая сторона медали. Люди дают врачу деньги и говорят: "Ни в чем себе не отказывайте, купите лекарства..." А как только доктор оступился - бегут жаловаться: "С нас берут деньги". Такое, чего скрывать, бывает. Но это не является источником регистрированного поступления денег персонально каждому врачу... Вы, наверно, очень высокого мнения о тех людях, которые к нам приходят. Не все это могут себе позволить. Тем более что это не нужно - мы обязаны лечить бесплатно.
0
Руководитель департамента здравоохранения Москвы Андрей Сельцовский (фото: PHOTOXPRESS)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Московская медицина имеет солидную репутацию - во всяком случае, имидж "столичного качества" она поддерживает вполне успешно. Тем не менее хваленое столичное здравоохранение страдает общими для всей страны недугами - например, недавно "Известия" обнаружили в московских больницах такое новшество, как сидячие места (газета писала об этом 02.02.2007). Официальную позицию по этому поводу, а также по другим насущным проблемам сформулировал глава департамента здравоохранения города Андрей Сельцовский в беседе с корреспондентом "Известий" Анной Гараненко.

"Нельзя же везти всех в одну больницу, пока из окон выпадать не начнут"

вопрос: Существует какое-то разумное объяснение вопиющей истории с сидячими местами в больницах? Что это - дикое исключение из правил или нормальные будни дошедшей до ручки медицины?

ответ: Поймите, ситуации бывают разные: например, когда начинается гололед и резко возрастает травматизм, в "травме" лежит значительно больше народу, чем положено. Или в учреждение идет большой поток больных по жизненным показаниям, как это бывает при авиакатастрофах. Но это короткий период времени - 3-4 дня. Больные могут лежать в коридоре в момент, когда их госпитализировали. На следующий день их там быть не должно.

в: Но факт остается фактом - люди несколько суток ночевали в холле на банкетках в ожидании свободной койки в отделении.

о: Мы расценили ситуацию как неразворотливость руководства больницы. Надо было приостановить госпитализацию - нельзя же везти всех в одну больницу, пока из окон выпадать не начнут. Нужно было позвонить в департамент, попросить помочь. Главврач должен был пройти по отделению, посмотреть, кого можно выписать или перевести в другие отделения. Словом, принять меры, чтобы больные не находились в коридоре. Руководство 15-й, а также Боткинской больницы получили взыскания.

в: Неужели вы серьезно надеетесь одним выговором изменить систему? Дефицит чего бы то ни было - коек, лекарств, врачей, медсестер, оборудования - давно стал общим местом в любом разговоре на темы здравоохранения...

о: Есть стандартная работа руководителя учреждения - называется "оперативная работа по использованию коечного фонда". Не всем хочется этим заниматься - надо ходить по отделениям, смотреть, проверять. Получили взыскание, пообижались, зато теперь коек в коридоре больше нет.

в: Как действовать в ситуации, если в больнице предлагают сидячее место?

о: Я недавно приехал в достаточно серьезную клинику. Мне сказали: "Подождите часа полтора, пока убираем палату". Это нормально и объяснимо. Если предлагают ночь в коридоре, для таких случаев есть телефон департамента здравоохранения, который работает круглосуточно (251 83 00. - "Известия"). Вас выслушают, разберутся - в чем дело, когда, куда привезли... Больной без внимания не останется.

"Так уж сложилось - в Москве лечат немножко лучше, чем в Калуге"

в: Перед зданием департамента стоят толпы больных людей в несколько сотен человек. Стоят за так называемым "розовым талоном" на госпитализацию, иногда - по несколько суток. Неужели нельзя решить проблемы попадания в больницу как-то более гуманно?

о: Стоят в основном иногородние, которые хотят попасть на лечение в московские клиники, или больные-москвичи, желающие госпитализироваться в федеральное медицинское учреждение.

в: А нельзя решать эти проблемы прямо в больнице?

о: Нельзя. "Розовые талоны" - это деньги. Подписывая талон, я даю немосквичу разрешение госпитализироваться. Потом этот талон предъявляется в соответствующем регионе, после чего Фонд обязательного медицинского страхования перечисляет нам средства. И наоборот - федеральному институту, принявшему на лечение москвича, Минздрав доплачивает за высокие технологии опять же на основании "розового талона". Этот документ имеет под собой систему взаимных расчетов.

в: Глубоко больному человеку трудно объяснить эти сложности.

о: А у вас есть альтернатива? А вы знаете, что по закону я могу их вообще не принимать? Могу сказать: "Иногородний? В Минздрав". Но я точно знаю, что там их никто не ждет - там просто-напросто нет приемной. Приходят военные, мигранты, а ткнуться им некуда. Меня мало интересует, русские они, китайцы или таджики - они пришли сюда не от хорошей жизни, они больные. И хотя я с полным правом мог бы сказать им всем "до свидания", думаю, это неправильно. Мне удалось добиться, чтобы нам дали немножко больше штата, выделили большой зал в соседнем здании. Там будет информационная база, стойка приема, где можно получить справки, будет работать 4 врача. Все равно будет сложно - в день приходит по 500 человек, рекорд был после Нового года - 711 человек. Но все-таки это будет не узкий коридор нашего департамента.

в: А как же наши зеленые карточки-полисы, которые якобы действуют по всей стране?

о: Вот это уже не ко мне. Есть нормативные акты, которые говорят, что московский фонд отвечает только за москвичей, тульский - за туляков. Чтобы туляки лечились в Москве, они должны иметь направление. Иначе они все сюда переедут - так уж сложилось, что в Москве лечат немножко лучше, чем в Калуге.

"Все-таки это больше благодарность, чем вымогательство"

в: Теневая медицина - когда платишь врачу государственной клиники за формально бесплатную услугу - разрослась неимоверно. Сложилась система поборов, и готовность к ним наблюдается как со стороны врачей, так и со стороны пациентов. Может быть, стоит отменить принцип бесплатности? По крайней мере, это будет честно.

о: Со словом "поборы" я не очень согласен. Я не юрист и не могу обосновать, что считается взяткой, а что - благодарностью. Но, поверьте, я 30 лет провел в стационаре и все про это знаю. Все-таки это больше благодарность, чем вымогательство. Конечно, бывают неприятности - недавно, например, поймали врача на взятке. В сети работает около 200 тысяч. Могут быть у этих людей проблемы во взаимоотношениях? Могут. Поймите, мы же все болеем одинаковыми социальными болезнями - все общество. И если я вам сейчас начну говорить, что в медицине нет взяток и все в порядке, вы никогда не поверите. И будете правы. Не в порядке. Но чтобы это было системой "зашел - и началось" - нет такого. Есть другая сторона медали. Люди дают врачу деньги и говорят: "Ни в чем себе не отказывайте, купите лекарства..." А как только доктор оступился - бегут жаловаться: "С нас берут деньги". Такое, чего скрывать, бывает. Но это не является источником регистрированного поступления денег персонально каждому врачу... Вы, наверно, очень высокого мнения о тех людях, которые к нам приходят. Не все это могут себе позволить. Тем более что это не нужно - мы обязаны лечить бесплатно.

в: Врачу нельзя предлагать деньги?

о: Если я вам предложу деньги за то, что вы напишете хорошую статью, вы обидитесь, если вы нормальный человек. А почему вы считаете, что врачу можно предложить? Хотите - идите в частную больницу и предлагайте там.

"Принято считать, что "сытой" столице помощь не нужна. Ничего подобного"

в: Национальный проект "Здоровье" имеет эффект в Москве? Все-таки уровень платежеспособности пациентов выше, и медики, видимо, избалованы высокими доходами.

о: Впервые в России государство повернулось лицом к здравоохранению. Выделены колоссальные средства. Принято считать, что "сытой" столице помощь не нужна. Ничего подобного. Получили мы более 100 машин для "Скорой помощи". Плохо ли, хорошо они оснащены - это другой вопрос, но они работают, и они нам нужны. Получили оборудование - его можно критиковать (с критикой у нас всегда все в порядке), мы со многим не согласны, скажем так. Но оно функционирует. Говорить о том, что это плохо, - нельзя, надо и совесть иметь.

в: Судя по всему, не все в нацпроекте вас устраивает?

о: Я человек государев и не имею права критиковать, но свое мнение у меня есть. Конечно, есть масса других путей реализации проекта помимо тех, что предложены Минздравом. Я считаю, что все деньги надо было отдать в регионы. Неправильно говорить, что с ними бы неизвестно что было - нельзя мазать всех черной краской. Регион бы точно знал, как ими распорядиться, - я имею в виду обеспечение лечебно-диагностического процесса. Вопрос зарплаты просто не обсуждается. Если людям повысили зарплату, разумеется, это хорошо.

в: Но для Москвы это может не иметь такого сногсшибательного эффекта, как для регионов.

о: Если раньше средний врач получал 16 тысяч, а теперь - 27 тысяч (с учетом приработок - в медицине никто никогда не работал на одну ставку, в крупных больницах почти все совмещают), это все-таки рывок. Может, 10 тысяч для кого-то не деньги - для меня, например, это значимая сумма. Фактически, терапевт получает тысячу долларов. Сейчас проблема появилась у коммерческих структур - они не могут столько платить своим специалистам. Заплатили первичному звену - там были самые серьезные проблемы. Проблемы решились? Не так, как хотелось бы. Но прирост есть. Сравните: в прошлом году к нам пришло 1927 специалистов, что в два раза больше, чем в 2005 году, причем более половины из них - в амбулаторно-поликлиническую сеть. Хотя я отношу этот прирост не только на счет увеличения зарплаты. Есть еще предоставление квартир врачам , мест в детских садах, организованного отдыха.

в: На очереди в поликлиниках это почти не повлияло.

о: Очереди есть везде - даже в платных клиниках. Я недавно пошел к стоматологу - как миленький просидел час. Да, у нас есть сложности. Но, извините, мы в Москве 10 лет как-то пытались удержать здравоохранение. А если вы приедете в районную больницу в 50 км от Москвы, вы будете столичную районную больницу считать за великое счастье. А вы знаете, что за рубежом в крупных странах нет поликлиник, а врач никогда не придет к вам домой? Только если вы ну очень состоятельный человек. Нам в России такое в страшном сне не приснится.

в: Как громкий скандал с льготными лекарствами коснулся Москвы? Кризис будет?

о: Кризиса не будет - в столице есть финансовая стабильность, которая позволит смягчить последствия ситуации. Однако проблема требует срочных мер - нужно принять серию не очень популярных решений. Взять список препаратов, проанализировать его и сократить. Сделать стандартный, правильный и окончательный перечень льготных лекарств. Нужно быть жестким в проведении этой политики. Не менять правила каждые полгода! И, в конце концов, платить то, что положено региону по закону, - нельзя нормально лечить 2 миллиона 200 тысяч инвалидов, которые имеют право на льготы, когда федеральный бюджет должен Москве за них почти 4 миллиарда рублей. Из них более 3 млрд рублей - за 2006 год.

Комментарии
Прямой эфир