Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Мраморному залу к лицу бронза

С интересом познакомился с выставкой "ХХ век глазами "Известий" в Этнографическом музее Петербурга. Впечатляюще. Глазами "Известий" увидел самые важные события в жизни страны, которые близки каждому неравнодушному человеку. Кстати, благодаря выставке впервые побывал в уникальном музейном здании, аналогов которому не знаю ни в Петербурге, ни в Москве.
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

С интересом познакомился с выставкой "ХХ век глазами "Известий" в Этнографическом музее Петербурга. Впечатляюще. Глазами "Известий" увидел самые важные события в жизни страны, которые близки каждому неравнодушному человеку.

Кстати, благодаря выставке впервые побывал в уникальном музейном здании, аналогов которому не знаю ни в Петербурге, ни в Москве. Особенно поразил Мраморный зал музея и гипсовый горельеф, протянувшийся вдоль всего его периметра. На нем изображены — удивительно живо и колоритно — сценки из жизни народов, населяющих Россию. Как прочитал в буклете, горельеф по замыслу архитектора должен был быть переведен в бронзу. Но помешала Первая мировая война (музей строился с 1903 по 1915 год), не дошли до этого руки и в период советской власти.

Хорошо бы, если бы газета в продолжение выставки и других благих дел "Известий" проявила инициативу по сбору средств на перевод горельефа в бронзу. Готов первым подписаться на это, сделать свой взнос. Гипс — материал недолговечный (хотя 100 лет уже, к счастью, выдержал), а произведение совершенно уникально. И, конечно, Мраморному залу, сплошь оформленному красным карельским мрамором, бронза будет больше к лицу.

Сергей Гончар, москвич

Живу как в тюрьме — сон и работа

Пишет вам пенсионерка, родившаяся 7декабря 1943-го. Хотелось бы узнать, вспомнят ли когда-нибудь о детях, родившихся после 6 сентября 43-го года, то есть после прорыва, но до полного снятия блокады Ленинграда (напоминаю, длилась она 900 дней)? Почему нас не включают в число "детей блокадного города"? Мы ведь появились не из инкубатора с подогревом, а от матерей, которые всю блокаду были в Ленинграде.

И второй вопрос, почему бы правительству не доплачивать ветеранам труда за большой стаж работы (у меня, например, 45 лет)? До сих пор я работаю, и как можно догадаться, не от хорошей жизни: хочу нормально питаться, ходить в театр, отдыхать (не на Канарах, конечно, а хотя бы в доме отдыха), ездить на экскурсии. Однако даже при том, что я работаю, денег хватает только на лекарства, оплату жилья и еду. Получается, живу как в тюрьме — работа и сон, сон и работа.

И.Смирнова, пенсионерка

Комментарии
Прямой эфир