Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

ПРО-американская безопасность для Европы

Тема размещения элементов противоракетной обороны США в Польше и Чехии вышла далеко за рамки сугубо военных аспектов договоренностей Вашингтона с Варшавой и Прагой. Представить ситуацию как некий "естественный" процесс или факт, малозначащий для России, не удалось. Резкая реакция Москвы и явные признаки напряженности в Евросоюзе подтверждают: решить проблему втихую, "накатом" не удастся. С размещением систем ПРО на территории новых членов ЕС и НАТО принципиально меняются структура и философия континентальной и глобальной безопасности, весь блок межгосударственных договоренностей. Дело не только в озабоченности России. После скандала с секретными тюрьмами ЦРУ это второй случай, когда авторитету и способности Брюсселя контролировать происходящее у себя дома дана пощечина: без согласования с Центром, игнорируя рассуждения о концепциях европейской безопасности, новые члены ЕС договариваются с "третьими лицами" и размещают военные системы стратегического значения. Объединенная Европа пытается задним числом изобразить видимость обсуждения принятых за нее решений. Канцлер ФРГ Ангела Меркель предложила привлечь НАТО к проведению консультаций по вопросам размещения элементов ПРО в Европе между США и союзниками, с одной стороны, и Россией - с другой.
0
С размещением систем ПРО на территории новых членов ЕС и НАТО принципиально меняются структура и философия континентальной и глобальной безопасности (фото: АР)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Тема размещения элементов противоракетной обороны (ПРО) США в Польше и Чехии вышла далеко за рамки сугубо военных аспектов договоренностей Вашингтона с Варшавой и Прагой. Представить ситуацию как некий "естественный" процесс или факт, малозначащий для России, не удалось. Резкая реакция Москвы и явные признаки напряженности в Евросоюзе подтверждают: решить проблему втихую, "накатом" не удастся.

С размещением систем ПРО на территории новых членов ЕС и НАТО принципиально меняются структура и философия континентальной и глобальной безопасности, весь блок межгосударственных договоренностей. Дело не только в озабоченности России. После скандала с секретными тюрьмами ЦРУ это второй случай, когда авторитету и способности Брюсселя контролировать происходящее у себя дома дана пощечина: без согласования с Центром, игнорируя рассуждения о концепциях европейской безопасности, новые члены ЕС договариваются с "третьими лицами" и размещают военные системы стратегического значения. Объединенная Европа пытается задним числом изобразить видимость обсуждения принятых за нее решений. Канцлер ФРГ Ангела Меркель предложила привлечь НАТО к проведению консультаций по вопросам размещения элементов ПРО в Европе между США и союзниками, с одной стороны, и Россией - с другой. В ходе Мюнхенской конференции по проблемам безопасности на мой вопрос о способности НАТО реагировать на вызовы эпохи Меркель высказалась в том смысле, что НАТО недорабатывает, но без нее было бы еще хуже. Но у России и растущего числа государств - не членов альянса складывается устойчивое впечатление, что НАТО не то что не справляется с проблемами современности по причине недостатка активности, а порождает их самим своим существованием.

Еще на один аспект справедливо обратил внимание российский министр обороны: "Во время первой волны расширения НАТО нас клятвенно заверяли, что на территории новых членов не будет никакой военной инфраструктуры НАТО. Нас просто обманули". Как обсуждать столь серьезные проблемы со структурами и в структурах, которые проявляют элементарную недобросовестность?

%%VYNOS1%%Мы не отказываемся от диалога. Но мы вправе ожидать трансформации позиции НАТО в вопросе безопасности континента. Равноправный диалог и взаимный учет интересов - не оборот речи, а определенные взаимные обязательства. Если Россия их выполняет, это не значит, что она слабая сторона в диалоге - она, называя вещи своими именами, более честная. В Европе не осталось серьезных механизмов по предметному обсуждению проблем континентальной и глобальной безопасности. Россия не первый год убеждает реанимировать ОБСЕ, "провалившуюся" в третью (гуманитарную) "корзину", вернуть к изначальной миссии совещания по безопасности и сотрудничеству, избавив от неприглядной функции по надзору за обеспечением "правильных" результатов выборов в не западных странах.

Руководители Польши и Чехии поставили в сложное положение и коллег по ЕС, и Россию, и собственное население, решив разместить системы ПРО и сгоряча выдав Страшную Тайну НАТО: главной целью ПРО являются не страны-изгои и террористы. Чешский мининдел Шварценберг в Мюнхене после речи российского президента указал: подобная реакция Москвы как раз и объясняет активность альянса на восточном направлении. Еще откровеннее премьер Качиньский: американские системы ПРО помогут Польше уйти из сферы влияния России. В какие еще структуры нужно вступить Варшаве, чтобы осознать себя полноценной частью Запада, а не объектом притязаний Москвы? Избран довольно странный способ уходить от влияния России, которая, естественно, заявила, что вынуждена перенацелить часть ракет на новые объекты, затрагивающие ее безопасность.

%%VYNOS2%%Мотивы Чехии ясны не до конца. Что касается Польши, все более понятно. Властные круги, выразителем интересов которых являются братья Качиньские, видят свою задачу не в том, чтобы избавиться от опостылевшего влияния большого восточного соседа - это давно произошло по обоюдному согласию и к обоюдному удовлетворению. Как ни парадоксально, задача скорее в том, чтобы сделать именно Россию объектом влияния и реализации интересов Польши. На это нацелены попытки Варшавы поставить под контроль восточную политику ЕС, задать ей конфронтационный тон. Тем же объясняется торпедирование проекта Североевропейского газопровода (он был бы не нужен, покажи себя  Польша надежным транзитером), создав при этом Энергетическую НАТО. Понятна и активность на украинском и белорусском направлениях: на почве противостояния Москве забываются исторические распри с украинскими националистами. Попытки диктовать России, как торговать с Польшей, и привлечь Большую Европу к решению двусторонних экономических проблем - из того же ряда. Демонстрация военной дружбы с США в наказание за недостаточную боеготовность и жесткость Европы по отношению к России тоже показательна: будем, дескать, сами решать проблемы безопасности, как мы их видим, пока вы в Брюсселе рассуждаете про Иран, КНДР и террористов. В сложившейся ситуации нет резона обсуждать проблему с Прагой и Варшавой. Коль скоро они не до конца отдают себе отчет в том, что их исторические комплексы и сепаратные игры с Вашингтоном ломают сложившуюся структуру безопасности на континенте, это должно быть делом прежде всего самой Европы.

Что же касается сугубо военных аспектов ситуации с ПРО, не утратили актуальности наши идеи о создании системы безопасности с участием ЕС и России - если речь действительно идет об угрозах со стороны Ирана, КНДР и других потенциальных агрессоров. Дозированно предаваемые гласности размышления о том, как включить в противоракетную дугу Украину и Грузию (далее по периметру России, если в удобном для систем ПРО месте случится "порыв народа к свободе и демократии"), будут еще больше выдавать истинного адресата американской ПРО в Евразии. Пока безопасность Евразии и всей планеты пытаются выстроить без или против России, она не будет всеобъемлющей и эффективной. Европейцам нужно решить, стоит ли идти за теми, кто переносит мышление и комплексы прошлого в новый век, с новыми угрозами и вызовами.

Комментарии
Прямой эфир