Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Генеральный директор ОАО "Аэропорт "Внуково" Василий Александров: "На земле подождать можно, а вот в воздухе не постоишь..."

Катастрофа в самарском аэропорту вновь приковала внимание к авиационной теме. И не только к авиалайнерам, но и к аэропортам с их сложнейшей инфраструктурой. Билет, паспорт, проверка, накопитель, трап... Вот, собственно, что такое для нас, пассажиров, аэропорт. Его богатая внутренняя жизнь отгорожена стеклянными стенами и дверями с табличками "Вход воспрещен!"
0
Василий Александров: "На земле подождать можно, а вот в воздухе не постоишь..."
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Катастрофа в самарском аэропорту вновь приковала внимание к авиационной теме. И не только к авиалайнерам, но и к аэропортам с их сложнейшей инфраструктурой. Билет, паспорт, проверка, накопитель, трап... Вот, собственно, что такое для нас, пассажиров, аэропорт. Его богатая внутренняя жизнь отгорожена стеклянными стенами и дверями с табличками "Вход воспрещен!" В служебную зону пройти и понять, что там происходит, спецкору "Известий" Ларисе Каллиоме помог генеральный директор ОАО "Аэропорт "Внуково" генерал-майор авиации запаса Василий Александров.

"Счастье, что экипаж остался жив"

вопрос: В летных происшествиях, по вашему опыту, чего больше: случайности или закономерности?

ответ: ЧП - это всегда абсолютная внезапность. Но при этом летные происшествия - результат стечения обстоятельств, подчас малозначительных.

в: Последнее такое ЧП в вашем аэропорту - крушение 13 февраля частного самолета Челленджер-850. Что же случилось с самолетом?

о: Он прекратил взлет. Почему - сейчас выясняет госкомиссия. Могу только сказать, что аппаратура объективного контроля (вы, журналисты, называете ее "черным ящиком") в целости и сохранности. Записи уже дешифрованы. Счастье, что экипаж остался жив.

Кстати, несмотря на то, что уже после происшествия "Внуково" в течение трех часов не принимал и не выпускал самолеты, пассажирские терминалы работали в обычном режиме. Хотя некоторые СМИ написали, что у нас тут якобы коллапс наступил и даже все информационные табло погасли разом. Не было этого. И полоса через два часа при непрерывном снегопаде была готова.

Правительственные рейсы пассажирским не помеха

в: Сколько требуется времени, чтобы после непогоды реанимировать аэродромный комплекс?

о: За последние два года мы полностью поменяли всю технику на самую современную. Давайте теперь посчитаем. Снегоуборочная машина может двигаться со скоростью 70 км в час, они у нас самые мощные. Но в колонне машины идут со скоростью 40-60 км в час. Получается, что три километра взлетно-посадочной полосы техника преодолевает за пять минут. Туда-обратно, получается десять минут. Плюс еще контрольная чистка и обработка реагентом. Конечно, многое зависит от толщины снежного покрова. Но в любом случае время, на которое мы закрываем аэропорт, исчисляется минутами. Однако если сутками идет снег, то и вся наземная техника работает круглосуточно. Полосы всегда должны быть почищены почти досуха.

в: Когда последний раз реконструировали аэродромный комплекс "Внуково"?

о: Давно, в 1979 году. К Олимпиаде-80 ремонт делали. Хотя по нормам ГОСТа ресурс рабочей поверхности взлетно-посадочных полос и рулежных дорожек - 25 лет. А сохранность полосы зависит от интенсивности ее эксплуатации - от количества взлетов и посадок и от того, какой массы самолеты садятся. Есть такое понятие, как перегрузка на посадке. Так вот, например, при жесткой посадке самолета массой больше 100 тонн удар колес шасси по поверхности полосы может быть эквивалентен сотням тонн.

в: С перегрузкой полос разобрались, а бывают ли перегруженными аэропорты?

о: Бывают. В нашем профессиональном понимании это такой аэропорт, в котором находится так много самолетов, что они не могут вылететь по расписанию. Полоса занята. Борты стоят, вытянувшись в цепочку на рулежной дорожке. Ждут самолетов, которые на подлете, в первую очередь им надо обеспечить посадку. У них может быть малый остаток топлива. На земле-то постоять можно. А в воздухе не постоишь. Так вот аэропорт, в котором нет этих проблем, не перегружен. Расписание там составлено с нужными временными интервалами, между экипажами, которые следуют своему плану, и диспетчерами, руководящими их движением, царит полная гармония.

в: А как вам живется по соседству с правительственным "Внуково-2"?

о: Нормально. Расписание составлено так, что никаких сбоев не бывает. Наши пассажиры и не подозревают, что из "Внуково-2" в это время взлетает литерный рейс с первыми лицами государства на борту.

"Воздушный транспорт все более востребован"

в: "Внуково", "Домодедово", "Шереметьево", "Быково" плюс военные аэродромы... Не тесно в столичном небе?

о: Есть такое дело. И это при том, что сейчас мы намного меньше перевозим пассажиров, чем во времена Советского Союза. Соответственно гораздо ниже интенсивность полетов. Тем не менее московская зона - очень сложный участок. И мы, авиационное сообщество, говорим, что ее надо реформировать. Это раньше был один "Аэрофлот", и управление воздушным движением было жестко централизованным. Направления полетов закреплялись за московскими аэропортами с учетом их географического положения: за "Шереметьево" - западные и северо-западные, за "Домодедово" - восточные, за "Внуково" - южные, юго-западные, западные. Теперь же компании летают исходя из своих коммерческих интересов. Поэтому процесс управления усложнился, и требуется новый, системный подход к решению этой проблемы. Славу богу, этим начали заниматься.

в: Понимая, что интенсивность полетов будет только возрастать?

о: Она и не должна снижаться. Воздушный транспорт с каждым годом становится все более востребованным.

Комментарии
Прямой эфир