Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Лобовое стекло заднего вида

Нынешний салон "ЦДХ" - юбилейный, 10-й по счету. Одновременно свое 15-летие справляет и его устроитель - Международная конфедерация союзов художников (МКСХ). Юрисдикция этой организации распространяется почти на все пространство бывшего СССР, поэтому и салоны "ЦДХ" традиционно похожи на "всесоюзный смотр". При таком подходе консерватизм гарантирован. Впрочем, слово "консерватизм" у нас давно перестало служить синонимом косности.
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Нынешний салон "ЦДХ" — юбилейный, 10-й по счету. Одновременно свое 15-летие справляет и его устроитель — Международная конфедерация союзов художников (МКСХ). Юрисдикция этой организации распространяется почти на все пространство бывшего СССР, поэтому и салоны "ЦДХ" традиционно похожи на "всесоюзный смотр". При таком подходе консерватизм гарантирован. Впрочем, слово "консерватизм" у нас давно перестало служить синонимом косности.

Если пейзаж вокруг меняется, то любая константа в нем будет восприниматься иначе. Примерно это произошло с салонами в ЦДХ. По сути они мало изменились за 10 лет, а жизнь между тем бурно текла по диалектической спирали — и вот выяснилось, что мероприятие вполне актуально. Не то чтобы расцвела ностальгия по советским временам, хотя и не без этого. Дело скорее в другом. Неспешная основательность традиционных видов искусства начала отбирать очки у хлопотливого авангарда. Никто никого не победил, разумеется, да и о конкуренции можно говорить весьма условно, но одно понятно: отпевание, состоявшееся в 90-е годы, было преждевременным. Публика очень даже не прочь присмотреться и прицениться к работам, которым вроде бы отказано в праве считаться современным искусством. Подойдет к картине зритель да и скажет: "А ведь красиво". И нет ему беды, что мнение это не прогрессивно. Живопись и скульптура по-прежнему ассоциируются с чем-то настоящим, вневременным. А отчленение халтуры от шедевров — это уже следующий уровень. С ним и всегда было непросто.

Собственно, халтуры на салоне предостаточно. Это естественная расплата за организационный принцип: половина площади — под задуманные проекты, половина — в розничную продажу. Разбираться, кто там прикупил себе стенд на третьем этаже и чем именно торгует, — не барское дело. Внимание устроителей было сосредоточено на выставках второго этажа, то есть на представительствах "союзных республик" и спецпроектах. Получилось довольно чинно, хотя иной раз и охватывает грусть от обилия шаблонных сюжетов. Наезженная колея остается все-таки главным маршрутом для творческих поисков — что в "метрополии", что на "национальных окраинах".

Это особенно заметно после посещения раздела "Оглядываясь назад, смотрим вперед", где показаны полотна знаменитых живописцев недавнего прошлого — вроде Виктора Попкова или Михаила Греку. Ей-богу, неладно что-то с этой формулой. Невозможно по физиологическим причинам оглядываться назад и смотреть вперед одновременно. Но именно такой казус и торжествует во многих работах наших современников. Избыток академической культуры при отсутствии внутренней отвязности обычно сводит на нет потуги угнаться за модой. Делали ли бы уж то, что умеют, только с азартом. А его не хватает даже молодым: в проекте "Молодость века", представляющем творчество авторов до 35 лет из стран СНГ, преобладает холодноватое уныние.

Салон не производит впечатления "братской могилы". Встречаются тут и сильные художники, и по-хорошему напористые работы. Поменьше бы только чиновничьей логики при выкраивании экспозиции и стремления всем сестрам раздать по серьгам. Консерватизм вполне может быть стильным и обаятельным.

Комментарии
Прямой эфир