Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Конец РАО - не конец света

Четыре года назад, 26 марта 2003 года, президент России подписал пакет законодательных актов, запустивших процесс реформирования в электроэнергетике. Спустя четыре года преобразования дают нам шанс привлечь в отрасль колоссальные инвестиции и тем самым преодолеть дефицит энергомощности и технологическое отставание.
0
Уже в этом году на карте страны появятся десятки новых энергетических строек
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Четыре года назад, 26 марта 2003 года, президент России подписал пакет законодательных актов, запустивших процесс реформирования в электроэнергетике. Спустя четыре года преобразования дают нам шанс привлечь в отрасль колоссальные инвестиции и тем самым преодолеть дефицит энергомощности и технологическое отставание.

Реформа - в начале всех начал

Если бы не реформа, РАО "ЕЭС России" по-прежнему походило бы не на современную корпорацию, а оставалось бы плохонькой копией Министерства электроэнергетики СССР. С одним "но" - это ведомство в советские времена было одним из самых крупных получателей бюджетных денег, на его заказах держался не один десяток отраслей промышленности. В лучшие времена вводились за год новые электростанции общей мощностью до 9000 МВт.

Новоявленное РАО такими мощными ресурсами уже не обладало. В то время как в ключевых отраслях экономики вовсю развивались рыночные отношения, энергохолдинг оставался мастодонтом, осколком административно-командной системы. Но без эффективных рычагов этой системы.

Денег из госбюджета на развитие фактически не поступало, большинство энергостроек было заморожено. Как вспоминал бывший генеральный директор "Мосэнерго", легенда энергетической отрасли Нестор Серебряников: "Пришлось искать средства самостоятельно и нам, советским руководителям периода планового хозяйства, было очень непросто к этому приспособиться. Было ощущение, что в стране для нас денег нет в принципе. Приходилось идти на бартеры, взаимозачеты, появились неплатежи за электричество..." Стыдно подумать - одна из самых наукоемких отраслей на излете ХХ века жила будто в средневековье: плату за свои услуги энергетики получали апельсинами, валенками, стройматериалами. У электростанций порой не было денег даже на топливо, куда уж там строить новые блоки. В результате за все 1990-е годы установленная мощность энергосистемы страны выросла всего на 4 тыс. МВт.

Перед пришедшим в 1998 году в РАО "ЕЭС России" Анатолием Чубайсом встал вопрос - где взять денег на финансирование деятельности энергопредприятий: топливо, ремонты, зарплату без задержек. Однако вскоре стало понятно - даже 100%-ный сбор платежей с потребителей по гостарифам не обеспечит главного - не покроет расходы на строительство новых электростанций. А потребность в них уже ощущалась - экономика России "пошла в рост", а вслед за ней и потребность в электричестве. Проблема грядущей нехватки энергомощности вышла за пределы компетенций отдельного акционерного общества и возникла на государственном уровне. Для ее решения у правительства было два пути - либо в разы повышать тарифы на электроэнергию, либо искать другие, внебюджетные источники финансирования.

Энергоперестройка в действии

Первые проекты реформы энергетики появились в 2000 году. Еще три года вокруг них шли ожесточенные споры. Впрочем, главная цель, которую ставили перед собой авторы реформы, - привлечение инвестиций в развитие отрасли, не оспаривалась никем. Весь запас прочности электроэнергетики, оставшийся еще с советских времен, был израсходован, росло технологическое отставание.

Разработчики реформы предложили последовать опыту многих развитых стран и разделить электроэнергетику на конкурентный и монопольный секторы. Например, в сегменте тепловой генерации скрыт огромный рыночный потенциал. Отдав его в руки частного владельца, государство снимает с себя обязанность поддерживать его бюджетными деньгами. А строить новые электростанции и снижать за счет этого цены для потребителей заставит рынок, желание успеть вперед конкурентов. Тем временем высвобожденные бюджетные средства могут быть направлены на обновление святая святых отрасли - высоковольтных линий и диспетчерских пунктов.

Российская электроэнергетика пошла по этому пути: региональные АО-энерго разделили на генерирующие, сбытовые и сетевые части. Затем генерирующие компании распределились между 6 ОГК (в них вошли крупные электростанции) и 14 ТГК (в них вошли менее мощные тепловые электростанции из сопредельных регионов). Гидроэлектростанции собрались под крылом отдельной ГидроОГК. Все магистральные ЛЭП переданы Федеральной сетевой компании, а диспетчерское управление энергосистемой - Системному оператору.

По словам консультанта британской компании Cameron McKenna Джека Ньюшлосса, подобные структурные преобразования проводятся для того, чтобы создать конкуренцию там, где она возможна. "Но без формирования рынка они вряд ли дадут желаемый результат", - отмечает он. Еще в 2003 году на российском оптовом рынке электроэнергии появляется квазиконкурентный сектор "5-15%". Он стал своеобразным тренажером для обкатки механизмов будущего рынка.

А 1 сентября 2006 года по решению правительства вступили в силу правила оптового и розничного рынков электроэнергии. Именно это событие - одно из ключевых в процессе реформы отрасли, важнейший сигнал для потенциальных инвесторов, гарантия окупаемости их вложений. К 2011 году рынок электроэнергии в России будет полностью либерализован (исключение - население, которое по-прежнему будет покупать электричество по гостарифам).

Деньги на новые стройки

Олег Федоров, заместитель председателя совета директоров Ассоциации по защите прав инвесторов, утверждает: один из ключевых аспектов реформирования - то, что реформа была построена на максимально рыночных основаниях и с учетом интересов миноритарных акционеров. "При том, что значение реформы энергетики для экономики и государства в целом могли бы легко позволить поставить рыночные принципы на далеко не первое место", - подчеркнул он.

И хоть процесс преобразований еще не завершен, можно видеть их первые итоги. Главный из них - масштабная инвестиционная программа, к реализации которой уже приступило РАО "ЕЭС России". К 2011 году энергетики построят новые энергоблоки общей мощностью более 34 000 МВт и ЛЭП, необходимые для выдачи новой генерации.

Откуда деньги на новые стройки? Генерирующие компании слезают с "иглы" госфинансирования в пользу частных инвестиций. Одним из главных финансовых рычагов становится продажа дополнительных акций новых компаний отрасли ОГК и ТГК, то, что сейчас по-модному называют IPO. В ближайшие год-полтора планируется провести IPO 15 генкомпаний. По оценкам экспертов, энергетики смогут привлечь $15-16 млрд.

Две энергокомпании уже провели IPO, и их результаты аналитики, не стесняясь, называют "фантастическими". Первой размещение своих дополнительных акции провела ОГК-5 в конце октября 2006 года. Спрос на ее акции превысил предложение в 8,6 раза, а суммарный объем привлеченных инвестиций достиг почти полумиллиарда долларов - это больше, чем все государственные инвестиции в энергетику за последние 10 лет. Предварительные итоги инвестиционного IPO ОГК-3 были обнародованы на прошлой неделе - объем привлеченных средств превышает 3 млрд долларов.

Финальная часть преобразований в электроэнергетике уже не за горами. Существование РАО "ЕЭС России" в нынешнем виде отрасли станет не нужным - генерирующие компании имеют разных собственников, а ФСК и Системного оператора будет контролировать государство. На недавнем заседании совета директоров РАО "ЕЭС России" была одобрена принципиальная схема реорганизации самого РАО. Осенью этот вопрос будет рассмотрен на внеочередном собрании акционеров РАО "ЕЭС России". К середине 2008 года эта компания прекратит свое существование. Впрочем, исчезновение РАО с экономической карты России еще не означает "конец света". Как и во время реформы, после нее свет будет.

Критики реформы утверждали:

"Для модернизации существующих и строительства новых энергообъектов достаточно 30 млрд долларов, из них большая часть средств, прежде всего на простое воспроизводство, должна включаться в тариф" (Виктор Кудрявый, заместитель министра энергетики РФ*, 2000 г.)

"Под нынешней оболочкой РАО все меньше и меньше активов. Менеджмент компании два с половиной года назад заявлял, что главная цель реформы - привлечение инвестиций, но реальная деятельность привела к тому, что капитализация компании сократилась с 9 до 3 млрд долларов" (Андрей Илларионов, советник президента РФ*, 2002 г.)

"Сегодня в России больше трети электростанций не работает - эти мощности являются излишними. Но РАО строит электростанции - ту же самую Бурейскую ГЭС, в планах - Калининградская ТЭЦ-2, Северо-Западная ТЭЦ. Посмотрите на географию - все эти станции располагаются по периметру нашей страны. Для чего? Чтобы удобнее было экспортировать электроэнергию" (Андрей Илларионов, советник президента РФ*, 2003 г.)

...На самом деле

Объем инвестиционной программы РАО "ЕЭС России" до 2011 года превышает 115 млрд долларов. Ее реализация предусматривает строительство новых электростанций мощностью 34,2 тысячи МВт. При этом значительный объем финансирования будет осуществлен на средства частных инвесторов, а не за счет тарифа, то есть потребителей.

Сегодня капитализация РАО "ЕЭС России" превышает 51 млрд долларов. Акции компании уже много лет - "голубые фишки" и, по мнению аналитиков, являются главной бумагой российского фондового рынка. Только за счет размещения допэмиссий двух генерирующих компаний - ОГК-3 и ОГК-5 - в новое строительство привлечено почти 3,5 млрд долларов.

В 2006 году в 11 регионах страны превышен уровень советского максимума электропотребления. В Тюменской области прирост составил 15%, в Московской - 24%, а в Дагестане достиг 60%. Страна стремительно приближается к историческому максимуму 1990 года, который будет преодолен следующей зимой. Для покрытия энергодефицита РАО "ЕЭС России" еще в прошлом году пересмотрело экспортно-импортную стратегию компании с учетом приоритета поставок электроэнергии на внутрироссийский рынок.

Комментарии
Прямой эфир