Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Невыездной

Петр протер глаза. Посреди царской опочивальни вырос из-под полу, точно гриб, маленький пухлый человечек с бородой и такими умильными маслеными глазками, что царь привычно насторожился: человечку явно чего-то было от него надо, но сказать об этом прямо он робел. Петр не любил масленой умильности, а того пуще не любил, когда его беспокоили среди ночи.
0
Дмитрий Быков
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Ровно 310 лет назад, в марте 1697 года, Великое посольство Петра I пересекло российскую границу и устремилось в Европу - наблюдать, учиться и перенимать.

Петр протер глаза. Посреди царской опочивальни вырос из-под полу, точно гриб, маленький пухлый человечек с бородой и такими умильными маслеными глазками, что царь привычно насторожился: человечку явно чего-то было от него надо, но сказать об этом прямо он робел. Петр не любил масленой умильности, а того пуще не любил, когда его беспокоили среди ночи.

- Ваше величество, государь Петр Алексеевич, - медовым тонким голосом произнес ночной гость. - Не вели казнить, вели слово молвить. Не езди в Европу, дорогой.

- Это почему? - спросил царь в недоумении. - Ты кто вообще таков еси?

- Я патриот, батюшка, - умильно признался гость. - Славянофилы мы, и вопче. Как бы тебе объяснить, чтоб ты понял?

Мы евразийцы. Нет, опять не то... Мы, короче, сторонники особого пути и отечественной традиции.

- А-а... - догадался царь, славившийся быстроумием. - Чтобы как всегда, што ль?

- Ну! - радостно кивнул странный человечек. - Я, понимаешь ты, из будущего. И должен тебе сказать, что ничего хорошего из твоего посольства не вышло.

- Это почему? - не поверил двадцатичетырехлетний самодержец.

- Ну сам посуди: в Ригу приедешь - ледоход, придется две недели ждать. В Германии все будут потешаться твоей дикости и сетовать на крутой нрав. Саксония тебя в войну со шведами втянет, а курфюрст даже и с днем рождения не поздравит. В Голландии ты будешь учиться морскому делу — а зачем тебе, батюшка, морское дело, нешто ты плотник? Ты только подумай, что это такое: русский царь едет на поклонение в Европу! Уже и печать себе заказал: "Я ученик, ищу учителей"! Не позор ли? Мы их спасли от ига, мы держали щит меж двух враждебных рас. Если б не мы, у них бы знаешь что было?!

- Что бы у них было?

- У них бы было как у нас! - торжествующе воскликнул гость. - Они в неоплатном долгу. Чему ты можешь у них научиться, ежели у нас есть мудрость предков? Они Бога забыли. У них табак, алкоголь и платья с неприличными вырезами, титьки видно.

Царь мечтательно улыбнулся, и таинственный гриб, заметив это, зачастил свое:

- Приоритет личного над общественным, полное отсутствие общины, соборности, лояльности. Просвещение, безбожие. Разврат, потакание телесному низу, разрыв с традицией. Много стали себе позволять. Скоро пойдет террор, монарху голову отрубят, куда это годится. Только жрать, пить и развлекаться, а между тем низкий уровень личной гигиены. У нас в Коломенском дворце уже предусмотрены туалеты и мыльня, а в Версале до сих пор даже у короля нет личного туалета, ходит в кусты. И самое главное знаешь что? Они нас никогда не полюбят!

- Да ну! - не поверил царь, продолжая щипать себя, дабы убедиться, что не спит. Щипки выходили вялыми, нечувствительными. 

- Им знаешь что от нас нужно? - сыпал гриб круглыми словечками. - Исключительно токмо наше сырье, иногда людской ресурс, иногда военная помощь, но больше ничего абсолютно! Им нефть от нас нужна, ты понял?

- Что толку в нефти? - спросил Петр. - У нас в Ухте ее собирают и ворота ею смазывают, бери не хочу...

- Ах, неважно! Погоди, ты через пять лет газету здесь учредишь — хотя тоже не надо бы, - и в первом же номере будет у тебя статья про добычу нефти на реке Сок. Поверь мне, ваше величество, это очень, очень важная вещь. Она нам пригодится. Они ее будут от нас хотеть. Мы им совершенно не нужны в личном плане, они все на тебя свысока смотрят...

- Неправда! - возмутился Петр. - Лефорт... 

- Лефорту все бы пить. Они тебя не любят, ваше величество, они спаивают тебя и скуривают, они желают посредством тебя извести Русь! Как ты еще не понял, мы же для них вечно чужие, мы люди второго сорта! У них все иначе устроено...

- Неправда! - еще громче возмутился Петр. - Аннушка Монс.
..
- Да что ты заладил про Аннушку! Нам не годятся их установления, понимаешь ты или нет? Демократия не для всех годится! Нам нужен такой царь, чтобы - ууу! - Гриб сжал кулачок. - И пойми ты, что традиция - очень удобная вещь. Можно кого угодно на дыбу вздергивать, бошки рубить, огнем пытать - и говорить, что это традиция!

- Ну, это мы посмотрим, - отмахнулся Петр. - Это можно и по другому поводу...

- По-другому скоро будет нельзя, потому что забалуют! Волю почуют, по-ихнему жить захотят! Нам нельзя открывать туда окно, ваше величество, у нас живо всю духовность выдует! Мы должны находиться взаперти, в замкнутом пространстве, потому что иначе они все поймут, как можно жить! А как только они это поймут - так сразу же и прощай всякая вертикаль, и в конце-то концов именно через тебя вся эта зараза к нам и влезет. Ты бы, чем окошко рубить, еще бы и щели законопатил. Ты не знаешь, а я знаю. Я все это видал. Не езди туда, соколик мой, горностаек! - И плаксивый толстяк повалился в ноги царю.

Петр задумчиво почесался.

- Да все я понимаю, - сказал он и плюнул в угол. - Ты думаешь, я не знаю, что ль? Конешно, они нас любить не будут, потому не за что. Конешно, они другие, потому у них закон, а у нас только я. Конешно, у них просвещение и зараза. И я очень даже понимаю, что ничего хорошего не получится. Табак мы у них, может, и переймем, и кринолин переймем, а вот насчет просвещения я сильно сомневаюсь. Што ж я, не вижу? Совершенно другие люди...

Петр выдержал паузу, зевнул и перекрестился.

- Но только очень мне хочется в Европу, понимаешь ты? - с неожиданной страстью спросил он у валяющегося в ногах патриота. - Хочется ужасно! Надоело мне тут, можешь ты это понять или нет? Вы потом будете там всякое выдумывать - вот, поехал внедрять, перенимать... Да ни хрена подобного, что я, пальцем деланный? Мне же давно все про вас понятно. Я просто больше тут уже не могу! В Европу я хочу, ты понял?! В Амстердам! В Париж, баранья твоя голова! Я никогда еще не был в Париже, ты понял, нет? Что я, нанялся вам тут сидеть безвылазно?! Какое, к черту, великое посольство! Одни слова. А просто, утомясь обонять кислую овчину и выслушивать взаимное доносительство, царь Петр Алексеич желает в Е-вро-пу!!!

...Крик царя разбудил Лефорта. Он вбежал в опочивальню. Петр Алексеич в тяжелом сне размахивал руками и выкрикивал названия иностранных столиц.

- Что ты, Петер?! - растормошил его Лефорт. - Дурной сон приснился?

- Дурной, - кивнул Петр, протирая глаза. - Ты это, Лефорт... Скажи там, чтобы запрягали... А то, их бы воля, я бы так и остался невыездной...

Чья воля имелась в виду - Лефорт уточнять не стал. Он уже знал, что распоряжения Петра Алексеевича надо выполнять быстро.

Комментарии
Прямой эфир