Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

На похоронах сгоревших стариков некому было плакать

В станице Камышеватской Краснодарского края родственники и местные жители хоронили сгоревших пациентов дома престарелых. Нянечки и медсестры между собой поговаривали, что многие вспомнили об их подопечных только из-за компенсаций. Живыми старики не были нужны даже собственным детям. Увиденное корреспондентами "Известий" наводит на страшную мысль: в Камышеватской "подкачали" не только не выехавшие пожарные машины. Тут у людей что-то с сердцем стряслось, если оно не болело о родных. Жители станицы с утра пришли к обгоревшему "стардому" - так по-простому здесь называют дом престарелых. Кто-то положил на почерневший подоконник букетик гвоздик. Станичники обсуждают причины трагедии. - Конечно, среди опекаемых были разные люди. Кто-то и выпить любил, — говорят одни станичники. - В день выдачи пенсии сотрудники забирали верхнюю одежду, чтобы стардомовцы не могли пойти за бутылкой. Но, бывало, бегали в магазин в морозы раздетыми. Может, кто и в этот раз напился и случайно поджег "стардом". Другие не соглашаются. - Нет, пенсию старикам должны были выдать 21 или 22 марта, - говорит одна из сотрудниц дома-интерната. - Когда это случалось, мы за ними особенно строго следили. Пили они вусмерть, до последней копейки. Но поджечь не могли.
0
В среду похоронили только 9 из 63 погибших (фото: REUTERS)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В среду в станице Камышеватской Краснодарского края родственники и местные жители хоронили сгоревших пациентов дома престарелых. Нянечки и медсестры между собой поговаривали, что многие вспомнили об их подопечных только из-за компенсаций. Живыми старики не были нужны даже собственным детям. Увиденное в среду корреспондентами "Известий" наводит на страшную мысль: в Камышеватской "подкачали" не только не выехавшие пожарные машины. Тут у людей что-то с сердцем стряслось, если оно не болело о родных.

Жители станицы с утра пришли к обгоревшему "стардому" - так по-простому здесь называют дом престарелых. Кто-то положил на почерневший подоконник букетик гвоздик. Станичники обсуждают причины трагедии.

- Конечно, среди опекаемых (так официально называются пациенты дома-интерната. - "Известия") были разные люди. Кто-то и выпить любил, — говорят одни станичники. - В день выдачи пенсии сотрудники забирали верхнюю одежду, чтобы стардомовцы не могли пойти за бутылкой. Но, бывало, бегали в магазин в морозы раздетыми. Может, кто и в этот раз напился и случайно поджег "стардом".

Другие не соглашаются.

- Нет, пенсию старикам должны были выдать 21 или 22 марта, - говорит одна из сотрудниц дома-интерната. - Когда это случалось, мы за ними особенно строго следили. Пили они вусмерть, до последней копейки. Но поджечь не могли.

Но больше всего в станице говорят о погибших стариках. Ночью умерла еще одна женщина - Валентина Сергиенко, число жертв пожара достигло 63 человек.
Многие станичники говорят: "Запьешь тут с горя".

- У кого из стариков были дети, тем пенсионерам было стыдно и обидно, - признаются жители станицы.

Нескольких местных сюда сдали собственные дети. У погибшего 71-летнего Николая Малышева, говорят, где-то в Петербурге живет сын. Камышеватские искали его несколько лет назад, когда Николаю Федоровичу некуда было идти. 

- Свой дом он продал, - говорит Зинаида Иванченко, сестра его бывшей жены. - Мы подавали в розыск, но сына не нашли. Тогда Коля решил идти в "стардом". Он часто заходил в гости к знакомым, на жизнь не жаловался. Столько лет прошло, как он ушел к другой от моей сестры. Она прожила с Николаем 10 лет, решила похоронить его отдельно, не в общей могиле. Сами поставим памятник. Отдадим Коле последний долг.

О том, что погибшие выбрали дом престарелых по доброй воле, как бы извиняясь, говорят многие. 

- Это трагедия всей станицы, - говорит Вячеслав Репка. Его 61-летний двоюродный брат был парализован и жил в доме-интернате. - У Васи никого не было. В "стардоме" ему было хорошо. Брат сам попросил определить его туда. Говорил, у него там друзья.

Персонал дома престарелых удивляется тем вниманию и заботе, которую проявляют некоторые родственники к погибшим обитателям интерната. Говорят, когда о трагедии в Камышеватской узнала вся страна, в дом престарелых позвонили родственники одного из опекаемых. Персонал очень удивился: как оказалось, человек, о котором спрашивали, умер еще в прошлом году. Тогда родных искали днем с огнем, но не нашли. 

- А я осуждаю тех станичников, кто сдавал своих родных в "стардом", - взволнованно говорит женщина, пришедшая на кладбище проводить стариков в последний путь. - У меня мать и отец лежали парализованными 4 года. Но у меня и в мыслях не было переложить заботу о них на кого-то другого. Как можно сделать это с людьми, кто тебя родил? Те, кто погиб в огне, никому не были нужны!

На деревянных крестах фамилии написали фломастером

У многих из здешних жителей доброе сердце. В местном приюте нет ни одного ребенка, от которого отказались бы камышеватские. Наоборот. В администрации висит объявление: желающие могут взять на лето ребят из детдома. Многие каждый год берут кого-то из сирот к себе погостить. Но с инвалидами все по-другому.

В последний путь погибших проводил отец Борис (Майсаков) из Свято-Вознесенского храма, отслужив панихиду на местном кладбище. В среду из 9 погибших у могилы только одного пенсионера - 54-летнего Владимира Обиночного стояли родственники: жена, две дочери. Все остальные заживо сгоревшие люди нашли покой под деревянными крестами, где были написаны фломастером их фамилии. В последний путь их никто не провожал. Никто, кроме родных Обиночного, не плакал. Время от времени у станичников громко звонили мобильники, заглушая слова заупокойной молитвы. 

- В казачьих станицах до недавнего времени сохранялись традиции уважения к старикам, - объясняет существование одиноких стариков при живых родственниках отец Борис. - Но в последнее время традиции были быстро разрушены пропагандируемой идеологией "жизни для удовольствия". Потому-то и стали появляться дома престарелых. Стариков "стардома" я иногда причащал, соборовал, читал акафест. Погибшая медсестра Лидия Паченцева часто приходила в храм, просила для стариков святую воду. Бедняги мне рассказывали, что, несмотря на хороший уход, они чувствовали себя одинокими.

Несмотря на широкую молву о компенсациях, краевые власти уже заявили, что скорее всего их не будет. Лучше на эти деньги купят пожарную машину в станицу. Вот только "пожарка" здесь... не нужна.

"Мне за птицей надо ухаживать, а не людей спасать!"

Напомним, к пылающему дому должны были примчаться цистерны с водой из Камышеватской и соседнего поселка Моревка. Но ни станичная - с соседней улицы, ни поселковая "пожарки" не прибыли, вынудив беспомощных людей метаться в пылающем здании. В среду владельцы не приехавших на ЧП "пожарок" запаниковали в ожидании гнева властей. 

- Предъявлять претензии за гибель людей ко мне некорректно, - заявил "Известиям" директор птицефабрики из Моревки Валерий Заднепровский. - Да, у меня есть техника для пожаротушения. Но она старая, несколько лет не проходила техосмотра. И не надо превращать птицефабрику в подразделение ГО и ЧС! Мне птицей надо заниматься, а не пожары по селам тушить. Если власти хотят, чтобы и пожары стали моей заботой, пусть освобождают от налогов или финансируют содержание техники. Не из своего же кармана я должен все это оплачивать!

Тем не менее, в среду прокурор Краснодарского края Леонид Корженек заявил, что будет разбираться, можно ли привлечь к ответственности руководителя, который отдал приказ "пожарной" не выезжать, тем самым пордтвердив предположения "Известий".

В самой Камышеватской ситуация еще заковыристей. Там и претензии предъявлять как будто некому. Пожарная машина бывшего колхоза "Кубань" оказалась... ничейной.

- Так получилось в результате банкротства "Кубани", - оправдывается перед "Известиями" начальник Ейского райсельхозуправления Виктор Гербут. - Инвесторы взяли у колхоза в аренду имущество. Но только то, что необходимо им для производства. В результате пожарная машина теперь ничья. 

В среду в Краснодарском крае была обнародована печальная статистика. Почти половина - 45% пожарных подразделений - ликвидирована. Примерно 400 населенных пунктов удалены от пожарной службы на 50-70 км. Там живет более 400 тысяч человек. В среду в администрации края решили реанимировать сеть пожарных пунктов. В других "медвежьих углах" края говорят, что это было бы весьма кстати. 

- Случись серьезная беда, подобная камышеватской, в нашем районе, мы оказались бы бессильны помочь старикам, - признался "Известиям" представитель службы спасения Кавказского района Сергей Крищенко. - Причина проста: у нашей пожарной части нет средств газодымозащиты. Если серьезный пожар, мы звоним в соседний город Кропоткин. А это, как вы понимаете, дополнительное время. Потерянные минуты могут стоить кому-то жизни.

Комментарии
Прямой эфир