Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Два берега русских утопий

Главные герои пьесы британского драматурга - Герцен, Бакунин, Белинский и Тургенев. Монументальные фигуры из учебников ходят, едят, влюбляются, залезают в долги, работают, спорят и мучаются. Без постаментов и школьных ярлыков они выглядят интересными людьми, о которых хочется больше узнать. Может, мы действительно что-то упустили в собственной истории? Подробности выясняла корреспондент "Недели" Наталия Киеня.
0
Фото:reuters
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Главные герои пьесы британского драматурга - Герцен, Бакунин, Белинский и Тургенев. Монументальные фигуры из учебников ходят, едят, влюбляются, залезают в долги, работают, спорят и мучаются. Без постаментов и школьных ярлыков они выглядят интересными людьми, о которых хочется больше узнать. Может, мы действительно что-то упустили в собственной истории? Подробности выясняла корреспондент "Недели" Наталия Киеня.

Мироощущение Ивана Тургенева, писателя (середина ХIХ в.)

Нигде время не бежит, как в России. В тюрьме, говорят, оно бежит еще быстрее.

Нет ничего тягостнее сознания только что сделанной глупости.

Есть три разряда эгоистов: эгоисты, которые сами живут и жить дают другим; эгоисты, которые сами живут и не дают жить другим; наконец, эгоисты, которые и сами не живут, и другим не дают.

Молодость! Может быть, вся тайна твоей прелести не в возможности все делать, а в возможности думать, что ты все сделаешь.

Всякая любовь: счастливая, равно как и несчастная, - настоящее бедствие, когда ей отдаешься весь.

Неувядаемый лавр, которым увенчивается великий человек, ложится также и на чело его народа.

Чрезмерная гордость - вывеска ничтожной души.

Обо всем на свете можно говорить с жаром... но с аппетитом говоришь только о себе самом.

Мироощущение Александра Устюгова, актера (роль Ивана Тургенева, 2007 г.)

Стоппард недавно сказал, что Тургенев в пьесе - это он. Тургенев =Стоппард. И как мне дальше играть? (Смеется.)

Я с огромным удовольствием читал "Берег Утопии". Если б это написал Радзинский, его бы в России очень ругали. Но Стоппард не русский, и это вроде бы подарок, ругать нельзя... Например, за то, что эротические отклонения Герцена выведены на первый план. Или за то, что Карл Маркс показан как серьезный политик, без поправки на то, что у нас это фигура фресковая, комическая. Все знают, как он выглядит и что рядом должны быть Энгельс и Ленин. Стоппард нарушает привычные представления.

Матушка Тургенева делала с крепостными что хотела. Баре-философы спали с крестьянками: "приближались к народу". Но когда попадаешь под такую линзу историков, ответственность огромна. Как Тургенев может быть плохим? Как он может быть мелким и низким? Как он может так бояться любви, что всю жизнь потратил на Полину Виардо и при этом так кичился любовью, что все понимали: это просто манера экстравагантности? Любить певицу, любить звезду, недосягаемость...

Если бы Стоппард родился в России, ему бы не пришла в голову мысль писать об этом. В России многие ценят культурное наследие, но не из-за любопытства, а потому, что это наше, музейное, российское. У вас возникало желание посмотреть бакунинский рояль в музее? Если школьников классом погонят и привезут, они посмотрят. Но добровольно - только иностранцы. Для них Ленин, Сталин, Горбачев - экзотика, юмор.

Выйди у нас книга о Японии, она имела бы успех: концентрация вещей (сакура, сумо, сакэ) всем знакома. Она банальная, и в ней нет собственно Японии, однако весь мир воспринимает Японию именно так. Со Стоппардом то же. Даже если он углубляется в историю России, она ему в новинку. А мы в ней живем. Для нас неудивительно, что когда-то был сахар по талонам. А для него это... матрешки (улыбается).

Мироощущение Михаила Бакунина, философа и революционера (середина ХIХ в.)

Страсть к разрушению есть вместе с тем и творческая страсть.

То был месяц духовного пьянства. Я... был целый день на ногах, участвовал во всех собраниях, сходбищах, клубах, прогулках, демонстрациях; одним словом, втягивал в себя всеми порами упоительную революционную атмосферу. (О французской революции 1848 года.)

Дайте им волю, и они станут делать над обществом те же опыты, какие ради науки делают над кроликами, кошками и собаками... Получив власть, они будут представлять уже не народ, а себя и свои притязания на управление народом (прогнозируя события "по Марксу").

Художник Ге - о Бакунине: "Он производил впечатление большого корабля без мачт и руля, двигавшегося по ветру, не зная, куда и зачем".

Мироощущение Степана Морозова, актера (роль Михаила Бакунина, 2007 г.)

Я спокойнее Бакунина. Таких, как он, я не встречал. С его появлением возникает невероятная, разрушительная энергия.

Идея анархии - утопия. Бакунин, первый русский анархист, верил, что люди могут быть лучше, чем есть, а они не могут. Но мне нравится работать с ролью: Бакунин гораздо интереснее остальных.

Мне кажется несправедливым, что он так мало известен у нас. Потому что в русской истории мало людей-явлений. Таких, как Распутин и Пугачев. Его биография - готовый киносценарий. Но он противоречил марксизму, и в советские годы о нем забыли.

Как выяснилось, революция - событие, которое не приводит ни к чему хорошему.

Наверное, мы просто сыты по горло. Теперь нас надо 40 лет водить по пустыне, чтобы мы избавились от ассоциаций, а потом начнут появляться новые Герцены, Бакунины и Белинские. Сейчас никто ничего не хочет менять, а если и хочет, нет ни смелости, ни стимула.

Людям дают понять, что они довольны. Чтоб на перемены не рассчитывали.

(Долгая пауза. Мрачно тушит сигарету.) Долг и самоотречение - сейчас это перестало быть модным. Воззрения социальной верхушки - всегда в некотором роде диктат. Тогда "золотая молодежь" читала Гегеля, сейчас любит глянец.

Мы сильно отличаемся от этих героев. Сейчас все очень материально, цинично и скупо. У них правда был берег утопии. Не знаю, почему немецкий идеализм и марксизм осуществились именно у нас, а не в Германии.

Мироощущение Александра Герцена, писателя (середина ХIХ в.)

Когда душа носит в себе великую печаль и человек не настолько сладил с собою, чтобы примириться с прошедшим, ему нужны и даль, и горы, и море, и теплый, кроткий воздух. Нужны, чтобы грусть не превращалась в ожесточение. Досадно, что я не пишу стихов.

Шутить с мечтой опасно: разбитая мечта может составить несчастье жизни; гоняясь за мечтой, можно прозевать жизнь или из безумного воодушевления принести ее в жертву.

Умение читать хорошие книги вовсе не равносильно знанию грамоты.

Прощение врагов - прекрасный подвиг; но есть подвиг еще более прекрасный, еще более человеческий - это понимание врагов, потому что понимание - разом прощение, оправдание и примирение.

Мироощущение Ильи Исаева, актера (роль Александра Герцена, 2007 г.)

У меня не было предвзятости к Герцену. Его называли предтечей Октябрьской революции. А мне кажется, это люди совсем другой формации, и мы о них благодаря советской школе знаем меньше, чем можно.

Вообще-то должно возникать чувство стыда, потому что англичанин проявляет к нашей истории больший интерес, чем мы сами. В основе морально-этического канона русского человека в принципе всегда лежал стыд.

Мы знакомы с литературой интереснейшего периода нашей истории. Но в плане философии и философов он всегда выглядел кастрированным. Пьеса как раз позволяет увидеть обычных людей, а не монументы: они ходят, едят, пьют, у них случаются романы, интриги, измены.

Аркадий Островский, переводивший пьесу, сказал, что она возвращает русским их утраченные черты. Литература может показать утраченные черты - лица интеллигенции в данном случае. Правда, источник должен быть обширнее, чем пьеса Стоппарда. После советской и постсоветской эпох нам пора обзавестись каким-то лицом, хоть с помощью хирургии.

Я очень много работаю, по 12 часов в сутки. Телевидение не смотрю. Но я в ужасе от того, с чем сталкиваюсь, когда выхожу из театра. Это что угодно, но не лицо. В немецких словарях XIX века словосочетание "русская интеллигенция" объяснялось как цельное понятие, а сейчас ни в одной стране мира не любят русских. В этом смысле я согласен с Островским: нужно все показывать, насколько мы сможем.

Люди, которые не ходят в театр и не читают книг, не переменятся внезапно. Пытаться надо: если один из сотни что-то вынесет для себя, это уже результат. Может, со временем таких станет больше. Но я не верю, что это придется на наш век или на век наших детей. Не знаю, сколько времени нужно, чтобы оправиться от XX века.

Мне нравятся слова Циолковского: "Ни одна революция не может изменить природу человека". Меняется социальный строй. В Швеции социализм, и все прекрасно. У нас капитализм, и все отвратительно. Но в Швейцарии капитализм, и все прекрасно - это ни на что не влияет. Мне больно, за державу обидно. Я живу представлениями о России XVII-XIX веков. Мне не хочется думать о ней по-другому. Лучше хотя бы представить себя на месте людей, для которых существуют стыд, ум и чувство Отчизны.

Мироощущение Виссариона Белинского, литературного критика (первая половина XIX в.)

Каждый замечательный талант заставлял плясать под свою дудку толпы бездарных писателей.

У большей части людей глаза так грубы, что на них действует только пестрота, узорочность и красная краска, густо и ярко намазанная...

Много людей живет не живя, но только собираясь жить.

Уметь писать стихи также не значит еще быть поэтом: все книжные лавки завалены доказательством этой истины.

Достоинство и сила спокойны, потому что уверены в самих себе.

Не надо и в шутку лгать и льстить. Пусть думает о тебе всякий, что ему угодно, а ты будь тем, что ты есть.

Величайшее сокровище - хорошая библиотека.

Жена - не любовница, а друг и спутник нашей жизни, и мы заранее должны приучиться к мысли любить ее и тогда, когда она будет пожилою женщиною, и тогда, когда она будет старушкою.

Человек ясно выражается, когда им владеет мысль, но еще яснее, когда он владеет мыслию.

Из всех критиков самый великий, гениальный и непогрешимый - время.

М. А. Бакунину: "Всегда признавал я в тебе благородную львиную природу, дух могучий и глубокий, бесконечные чувства, огромный ум... Но в то же время признавал чудовищное самолюбие, мелкость в отношении к друзьям, ребячество, леность, недостаток задушевности и нежности, желание покорять и властвовать, охоту говорить другим правду и отвращение слушать ее от других".

Мироощущение Евгения Редько, актера (роль Виссариона Белинского, 2007 г.)

За несколько дней до смерти Белинского жена поэта Языкова его нарисовала. Нахохленный, больной, бесцветный. Его часто не замечали в кружках, куда он ходил. Но когда при нем рассуждали о литературе, в него будто вселялось что-то. Он начинал говорить словами, которых не употреблял в жизни, вскакивал, расправлял плечи. И в советские годы этого воробышка берут и вешают на знамя... У меня сейчас два открытия: Белинский и Герцен.

Ничего, кроме фразы "умрите в театре", я насчет Белинского из школьной программы не помню. А теперь читаю, что театр с детства поражал его возможностью чуда, живым общением искусства и людей. "Живите в театре, продолжайте искусство и умрите в нем"!

Фразы "у нас нет литературы" он не говорил! Эти слова вырваны из контекста: у нас нет литературы, потому что нет национальной литературы, которая рождается из народа, и только оттуда. Если народ еще не готов или вы не готовы его услышать... Белинский не обвинял никого.

"Берег Утопии" - вещь хорошая, но опасная. Они же жили при царской России, нельзя сравнивать. Петропавловская крепость была гостиницей по сравнению с тем, что происходит в тюрьмах сейчас.

Алексей Бородин, режиссер спектакля, просит: "Смотри Белинским, с иронией". Вот это сложно. Я начинаю рвать на себе одежду: какая ирония, если "нет литературы"?

Бакунин звал Белинского Висяшей. Вот на "Висяшу" и я откликаюсь.

О чем трилогия Тома Стоппарда "Берег Утопии"?

Первая пьеса - "Путешествие". 1833 год, Премухино, родовое поместье будущего анархиста Михаила Бакунина. У него подолгу гостят Виссарион Белинский, Николай Станкевич, Иван Тургенев. Четыре сестры Бакунина разделяют их увлечение немецкой идеалистической философией.

"Кораблекрушение" - с 1846 по 1852 год. Бакунин, Тургенев, Герцен становятся очевидцами французской революции 1848 года. Это для них и "самое счастливое время", и время крушения иллюзий вперемешку с личными драмами.

"Спасение". 1853 год, Лондон. Бакунин с Герценом расходятся во взглядах навсегда. Бакунин за полное разрушение государства, Герцен - за права личности. А берег утопии по-прежнему где-то в туманной дали.

Когда "Берег Утопии" покажет РАМТ?

Премьера "Берега Утопии" неоднократно переносилась, и сейчас намечена на осень 2007 года. Спектакль будет идти в течение трех вечеров, каждая часть по 3 часа. Ставит спектакль художественный руководитель театра Алексей Бородин. В постановке заняты 30 ведущих актеров Российского молодежного театра.

Комментарии
Прямой эфир