Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Продюсер Эдуард Бояков: "Московская биеннале - это полнейший провал"

Проходящая сейчас II Московская биеннале современного искусства вызывает реакцию неоднозначную. Одни ищут в ней сакральный смысл, другие называют "жидомасонским заговором", третьи - "успешным коммерческим проектом по раскрутке отечественного арт-рынка". Шуму, одним словом, много. Но... худрук театра "Практика" Эдуард Бояков считает биеннале провалом. Почему - он честно рассказал "Неделе".
0
Продюсер Эдуард Бояков
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Проходящая сейчас II Московская биеннале современного искусства вызывает реакцию неоднозначную. Одни ищут в ней сакральный смысл, другие называют "жидомасонским заговором", третьи - "успешным коммерческим проектом по раскрутке отечественного арт-рынка". Шуму, одним словом, много. Но... худрук театра "Практика" Эдуард Бояков считает биеннале провалом. Почему - он честно рассказал "Неделе".

Моя позиция проста: я изначально вместе с Иосифом Бакштейном, комиссаром биеннале, и теми серьезными художниками, которые поддерживают саму идею проекта. Но результат... Не хочу говорить "противоречивый", как принято. Это провал. Есть ощущение абсолютной исчерпанности проекта и несостоятельности людей, которые этот проект готовили. И самое ужасное - провал тихий, не тот, что случился с "Чайкой" в начале ХХ века в Александринском театре. Это провал, характерный для нашего времени.

В качестве основных площадок выбраны мощные, очень точно вычисленные места вроде "Винзавода" или строящейся башни "Федерация", которые вместе с классическими площадками вроде Музея архитектуры могли бы создать правильную топографию биеннале. А получился пшик, пустота. И то, что зрители видят в окна небоскреба "Федерация", намного состоятельнее того, что развешано на стенах.

Эксперты, чье мнение мне дорого, говорят: "О ужас! Как пусто". Но - только между собой, в курилках или на фуршетах. Потому что все уже связаны какими-то отношениями - кто с художниками, кто с Бакштейном, кто просто не хочет лить воду на мельницу тех, кто орет о "жидомасонском заговоре" (и я тоже не хочу). Но молчать больше нельзя. Потому что российское и московское искусство в частности - это ситуация абсолютного безразличия, ужасной и обидной сытости, которая убивает искусство. Критики и журналисты туда же: ограничиваются светской хроникой, гламурной рекламой, о художниках и их произведениях нет серьезных слов, вся эта светская шушера их просто съедает. Настоящей жизни в проекте нет, а есть просто освоение трехмиллионного бюджета. Во имя чего?

Квинтэссенция этой бессмыслицы - выставка в ЦУМе, когда посетители вынуждены идти к арт-объектам сквозь горы дольчегаббановского шмотья. Если бы после этих гор публику ожидала дверь с надписью "Бессмыслица", идея была бы оправданна. Но надписи нет. Есть десятки экранов, на которых "кто во что горазд". Нет высказывания. Нет автора. Нет позиции. Это сейчас не модно искать. Не модно говорить о Боге, честности, красоте, любви. У нас вообще, по меткому замечанию выдающегося композитора Владимира Мартынова, произнести слово "Бог" в "культурной" компании все равно что пукнуть.

Единственный повод называть нынешнюю биеннале всего лишь провалом, а не полной катастрофой - это выставка "Верю". Хотя и к ней можно адресовать массу претензий вроде приглашения присутствовать на "открытии нашего очередного грандиозного проекта" (цитирую пресс-релиз). Глупость такой подачи очевидна, как и обидные моменты вроде закрытых ближе к концу выставки инсталляций. Представьте себе: вдруг организаторам и художникам сообщили бы, что к ним едет делегация из Музея Гуггенхайма! Наверняка Сергей Бугаев сидел бы в своем шатре-инсталляции и ждал бы. А тут всего лишь зрители, которые просто купили билет. Но ведь название выставки "Верю"... Но все равно там есть что посмотреть, над чем задуматься, чему поверить.

Главный идеолог выставки Олег Кулик так искренне высказывается на тему боли, страдания, романтики, что я верю ему на сто процентов. Художник, эпатировавший много лет публику голым задом (что само по себе тогда было вызовом, и очень осмысленным), предъявил миру серьезные изменения внутри себя, не скрывая своей сущности за личиной англицизмов про амнезию и интертекстуальность. Он говорит из души, честно заявляя, что выставка эта на самом деле - констатация отчаяния, потери смысла и веры, потери нас самих себя. Есть очень мощные произведения: "Стопы" Дмитрия Гутова, "Автопортрет" Татьяны Хенгстлер, "Кабинет Supremus" Александра Шумова или проект Виноградова и Дубоссарского, очень успешных и дорогих художников, которые потратили время не на производство очередного полотна в пятнадцать квадратных метров, а на реставрацию фрески XVIII века.

Особо надо говорить об инсталляции "Просвещение" "Группы Газа". Это шедевр. Ради него одного уже стоило бы посетить выставку. Пройдя по лабиринтам этой большой инсталляции и очутившись перед алтарем с телеэкранами, можно получить мощное потрясение...

Комментарии
Прямой эфир