Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Председатель петербургской Комиссии по помилованию Алексей Козырев: "За решеткой тоже люди"

Уже пять лет, как в Петербурге работает комиссия по помилованию. В ней — известные ученые, юристы, журналисты, актеры. Все пять лет комиссию по помилованию возглавляет писатель и сценарист Алексей Козырев. Он рассказал обозревателю "Известий" Олегу Рогозину, почему и как милуют — и не милуют — людей, сидящих в тюрьмах города.
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Уже пять лет, как в Петербурге работает комиссия по помилованию. В ней — известные ученые, юристы, журналисты, актеры. Все пять лет комиссию по помилованию возглавляет писатель и сценарист Алексей Козырев. Он рассказал обозревателю "Известий" Олегу Рогозину, почему и как милуют — и не милуют — людей, сидящих в тюрьмах города.

вопрос: Многие вспоминают общероссийскую комиссию по помилованию во главе с писателем Анатолием Приставкиным.

ответ: Ее так и называли — "приставкинская". Он очень переживал, когда его комиссию закрывали. Но количество рассматриваемых дел переросло всякое мыслимое количество. Дошло до того, что на рассмотрение прошения отводилось по несколько минут, в подготовке решения стал довлеть аппарат. Поэтому в начале 2002-го было сформировано 89 комиссий — в каждом регионе страны.

в: Решение комиссии утверждает президент России?

о: Именно так, поскольку только ему принадлежит право на помилование. Прошение осужденного вместе с нашим решением и ходатайством губернатора поступает на подпись президента. Замечу, в этом уникальность. Обращение обычного жителя до президента скорее всего не дойдет, с ним будет работать аппарат. А прошение преступника обязательно попадет на стол первого лица страны, он должен его рассмотреть — отказать или удовлетворить просьбу о помиловании.

в: И сколько обитателей петербургских тюрем было помиловано благодаря работе вашей комиссии?

о: За пять лет мы рассмотрели около 170 прошений, и четверть из них получили положительное заключение. Принимаем решение в течение 30 дней, затем направляем в Москву. А вот там начинаются проблемы. Прежде, чем оно попадает на рассмотрение президента, аппарат готовит справку: с нашим отрицательным заключением в Москве соглашаются сразу, с положительными — редко. Да и президент подписывает прошения не чаще, чем раз в полгода. Понять это можно, Но ведь за это время человек может измениться, совершить какой-то новый проступок. В конце концов умереть… И все же прошения о помиловании девяти человек были удовлетворены и вступили в силу.

в: От одного из членов комиссии я слышал, что обращаются к вам люди страшные, которым "сидеть бы и сидеть". В вашем коллективе есть, условно говоря, свои "ястребы" и "голуби"?

о: Конечно, есть люди с более жесткими требованиями, чаще всего те, кто с юридическим образованием. Например, депутат ЗакСа Владимир Еременко или профессор Университета Александр Бойцов. Более мягкую позицию занимают представители гуманных профессий, например, врачи — Людмила Шостак, профессор медицины Семен Симбирцев… И это нормально. Часто для получения более полного представления о человеке мы выезжаем в тюрьму, чтобы лично встретиться с просителем.

в: Какие случаи вам особенно запомнились?

о: Однажды по нашей рекомендации был сокращен срок молодому человеку — за два месяца до его перехода из колонии во взрослую тюрьму. Ребят, приходящих из колонии, могут на зоне "сломать". И чем лучше парень, тем жестче к нему отношение. Так что, может быть, мы спасли человека. Запомнился еще один случай. Позвонила женщина, помилованная по нашей рекомендации. Она сказала, что почти не надеялась. И призналась, что это решение перевернуло ее отношение: если бы прошение не удовлетворили, то она могла бы вернуться к преступной жизни, а теперь, мол, никогда. Видите, и такое бывает.

в: А ваше отношение к жизни работа в комиссии как-то изменила?

о: Это как у врачей: в рассматриваемых делах много крови, грязи. Приходится привыкать. И тяжело дается первое решение: ночами не спишь, думаешь, взвешиваешь. Ведь решается судьба человека. Главный вывод: за решеткой тоже люди живут, люди, не потерянные для общества. У меня выходит вторая книга, написанная по впечатлениям от дел, рассмотренных комиссией. В Тобольске идет спектакль по моей пьесе под названием "Не жалею, не зову, не плачу". След в душе от обращения в комиссию остается у каждого — и просителя, и члена комиссии.

СПРАВКА "ИЗВЕСТИЙ"

Фильм с рабочим названием "Казнить нельзя помиловать" снимается сейчас по сценарию Алексея Козырева. Он же вместе с Михаилом Апарцевым является режиссером, оператор — Александр Добрияник. В главных ролях — актеры Андрей Толубеев, Анастасия Меньшикова, Сергей Бехтерев, 15-летний актер из Тобольска Павел Трофимов. В сюжете использован фактический материал из дел, рассмотренных комиссией по помилованию. Съемки максимально приближены к жизни: два дня назад они проходили на территории колпинской колонии для несовершеннолетних, там снимался эпизод с концертом тюремной самодеятельности. В фильме участвуют и те, кто особенно хорошо знаком с материалом, — сами заключенные.

Комментарии
Прямой эфир