Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Глава финансовой разведки Виктор Зубков: "Если вы потратили в магазине $20 тысяч, к нам эта информация не попадет"

Попадем ли мы все под колпак финансовой разведки, которая сейчас ужесточила контроль за операциями с наличными? Готов ли Росфинмониторинг взять на себя не только контроль за нашими покупками, но и надзор за коммерческими банками, за который сейчас отвечает ЦБ? Глава Росфинмониторинга Виктор Зубков ответил на несколько вопросов обозревателя "Известий". - Сегодня банки дают нам информацию об операциях с наличностью, только подпадающих под определенные критерии. А мы предлагаем все эти критерии отменить. И это нормальная общемировая практика. В США в финансовый центр поступают данные о движении средств свыше $10 тыс. Машину вы покупаете в салоне, а мы требуем информацию только с определенного круга организаций - банков, страховых компаний, риэлторов, нотариусов. И расширять этот список не планируется. Так что, если вы пришли в магазин и потратили там $20 тыс., к нам эта информация не попадет. Сегодня мы каждый день получаем от банков 25 тыс. сообщений. Много, но для России это необходимо, так как обязательный контроль позволяет выявить отмывание преступных доходов.
0
Глава Росфинмониторинга Виктор Зубков (фото: PHOTOXPRESS)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Попадем ли мы все под колпак финансовой разведки, которая сейчас ужесточила контроль за операциями с наличными? Готов ли Росфинмониторинг взять на себя не только контроль за нашими покупками, но и надзор за коммерческими банками, за который сейчас отвечает ЦБ? Глава Росфинмониторинга Виктор Зубков ответил на несколько вопросов обозревателя "Известий" Елены Шишкуновой.

вопрос: Недавно вы сказали, что информация об обналичивании более чем 600 тысяч рублей должна "автоматически" попадать под контроль Росфинмониторинга. Это значит, что финансовая разведка будет контролировать все крупные расходы россиян?

ответ: Сегодня банки дают нам информацию об операциях с наличностью, только подпадающих под определенные критерии. А мы предлагаем все эти критерии отменить. И это нормальная общемировая практика. В США в финансовый центр поступают данные о движении средств свыше $10 тыс.

в: Шестьсот тысяч рублей - сумма немаленькая, столько стоит приличная иномарка. Но у нас продаются сотни тысяч таких машин, и что, все должны попадать в ваше поле зрения?

о: Нет. Машину вы покупаете в салоне, а мы требуем информацию только с определенного круга организаций - банков, страховых компаний, риэлторов, нотариусов. И расширять этот список не планируется. Так что, если вы пришли в магазин и потратили там $20 тыс., к нам эта информация не попадет.

в: Но даже в этом случае вас же завалят информацией. Вы справитесь? Насколько может вырасти поток сообщений?

о: Это нам еще предстоит осмыслить и просчитать. Сегодня мы каждый день получаем от банков 25 тыс. сообщений. Много, но для России это необходимо, так как обязательный контроль позволяет выявить отмывание преступных доходов.

в: Виктор Алексеевич, вы не раз говорили о том, что банковский надзор нужно реформировать. Как?

о: Это Центробанк должен сам предложить на основе той ситуации, которая обсуждалась на парламентских слушаниях (когда депутаты устроили ЦБ разнос. - "Известия"). Главное - нужно усилить эффективность надзора. Обсуждалось даже, нужна эта надзорная деятельность или не нужна. Мы считаем, что нужна, только необходимы другие механизмы.

Комментарии
Прямой эфир